АО " Дзержинскхлеб", Зарывина Наталья Николаевна: травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-4176/2019 ~ М-3552/2019

Дата решения: 28.11.2019

Дата вступления в силу: 02.07.2020

Истец (заявитель): Сардейский Александр Геннадьевич

Ответчик: АО " Дзержинскхлеб", Зарывина Наталья Николаевна

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

Дело г. Дзержинск

Р Е Ш Е Н И Е

именем Российской Федерации

28 ноября 2019 года Дзержинский городской суд Нижегородской области в составе председательствующего судьи Юровой О.Н.,

при секретаре Александровой Е.А.,

с участием прокурора ФИО1, истца Сардейского А.Г. и его представителя по доверенности ФИО2, представителей ответчика по доверенностям – ФИО3, ФИО4, представителя ответчика по доверенности ФИО5, ответчика Зарывиной Н.Н. и ее представителя – адвоката ФИО6,

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Сардейского АГ к АО «Дзержинскхлеб», АО «Тандер», Зарывиной НН о возмещении вреда, причиненного здоровью,

У С Т А Н О В И Л:

Сардейский А.Г. обратился в суд с иском к Зарывиной Н.Н., АО «Тандер», мотивируя тем, что 10.03.2019г. при исполнении им своих трудовых обязанностей водителя-экспедитора АО «Дзержинскхлеб» он получил телесные повреждения из-за падения на него наледи с кровли магазина <данные изъяты> по адресу: <адрес>, при разгрузке хлебобулочных изделий. Собственником здания, в котором расположен магазин, является Зарывина Н.Н. 27.03.2019 г. был составлен акт о несчастном случае на производстве . Истцу был поставлен диагноз – <данные изъяты> Он находился на лечении с 10.03.2019 г. по 29.07.2019 г.

Сардейский А.Г. просил суд взыскать в его пользу компенсацию морального вреда с Зарывиной Н.Н.– 500000 руб., с АО «Тандер» - 300000 руб.

В ходе рассмотрения дела к участию в нем в качестве соответчика было привлечено АО «Дзержинскхлеб».

Истец Сардейский А.Г. в судебном заседании исковые требования поддержал, пояснил, что он при исполнении своих трудовых обязанностей водителя-экспедитора АО «Дзержинскхлеб» при разгрузке хлебобулочных изделий в магазин <данные изъяты> по адресу: <адрес>, получил два удара упавшей с кровли магазина наледью. От ударов он упал, кратковременно потерял сознание. У автомобиля от падения наледи погнулся кузов. Он сообщил о случившемся работодателю, возвратился на своем рабочем автомобиле в <адрес>, обратился в больницу, был госпитализирован. Никто его о возможном сходе наледи с магазина не предупреждал. В период нахождения на больничном листе из-за полученной травмы он дважды находился на стационарном лечении. Зарывина Н.Н. никакой помощи ему не оказывала, к нему обращались от Зарывиной Н.Н. люди, которые настоятельно рекомендовали ему не обращаться в суд за возмещением вреда. Он до сих пор страдает головными болями, ему противопоказаны физические нагрузки. Он проживает с родителями, у него в июне 2019 г. родился ребенок. У него есть долговые обязательства, которые он из-за нахождения на больничном листе не мог исполнять.

Представитель истца по доверенности ФИО2 в судебном заседании исковые требования поддержал, указал, что с Зарывиной Н.Н. следует взыскать компенсацию морального вреда 500000 руб., а с АО «Дзержинскхлеб» или АО «Тандер» -300000 руб. Истец длительное время находился на больничном листе, испытывал физические и нравственные страдания в связи с полученными травмами.

Представители ответчика АО «Дзержинскхлеб» по доверенностям ФИО3 и ФИО4 в судебном заседании исковые требования не признали. Указали, что вины АО «Дзержинскхлеб» в причинении вреда истцу не имеется, в акте о расследовании тяжелого несчастного случая, произошедшего с истцом, от 27.03.2019г. указано, что вред истцу был причинен в результате неудовлетворительного технического состояния здания, в котором расположен магазин АО «Тандер». Собственник здания – Зарывина Н.Н. не обеспечила своевременную очистку наледи с кровли здания, должностные лица АО «Тандер» не обеспечили опасное место возможного схода наледи с кровли в районе разгрузочной рампы сигнальными цветами, знаками безопасности и сигнальной разметки.

Представитель ответчика АО «Тандер» по доверенности ФИО5 в судебном заседании исковые требования не признала, указала, что 27.11.2018 г. между АО «Тандер» и Зарывиной Н.Н. заключен договор , в соответствии с которым Зарывина Н.Н. передала в аренду АО «Тандер» нежилое здание по адресу: <адрес>. В силу п. 4.1.24 договора аренды Зарывина Н.Н. обязана обеспечивать и за свой счет нести эксплуатационные и иные расходы, связанные с обеспечением функционирования здания в надлежащем техническом, противопожарном и санитарно-эпидемиологическом состоянии. Она обязана обеспечивать в исправном состоянии зону разгрузки/погрузки, места общего пользования (п. 4.1.19 договора), обеспечивать беспрепятственное использование арендатором мест общего пользования, автопарковки, зоны разгрузки/погрузки (п. 4.1.20 договора). Зарывина Н.Н. несет ответственность за нарушение правил благоустройства - п. 7.12 договора. В акте необоснованно в качестве сопутствующей причины несчастного случая было указано, что должностные лица АО «Тандер» не обеспечили опасное место возможного схода наледи с кровли в районе разгрузочной рампы сигнальными цветами, знаками безопасности и сигнальной разметкой, о чем в особом мнении указывал представитель АО «Тандер», поскольку Зарывина Н.Н. должна обеспечивать очистку кровли от наледи. Размер компенсации морального вреда, о взыскании которого просит истец, существенно завышен и не соответствует требованиям разумности и справедливости, сложившейся судебной практике. Истцу в результате полученной травмы группа инвалидности не установлена, он излечился, доказательства сильных физических и нравственных страданий истцом не представлены.

Ответчик Зарывина Н.Н. и ее представитель – адвокат ФИО6 в судебном заседании исковые требования не признали, указали, что Зарывина Н.Н. не знала и не могла предвидеть, что произойдет падение наледи с кровли магазина. В силу договора аренды арендатор обязан был известить Зарывину Н.Н. об аварийной ситуации в связи с возможным сходом наледи с кровли, чего не сделал. Зарывина Н.Н. по устному договору нанимала для чистки кровли третье лицо, которое периодически по фасаду очищало кровлю от снега, но со двора очистку не производило. Доступ к зданию со двора возможен только с согласия арендатора. 18.03.2019 г. за счет Зарывиной Н.Н. кровля была почищена, и опасное место схода снега было ограждено. Очистка кровли от наледи не входит в перечень работ по техническому обслуживанию здания. Зарывина Н.Н. воспитывает двоих несовершеннолетних детей, в браке не состоит, работает, размер ее заработка -25000 руб. в месяц, по договору аренды она получает ежемесячно 170000 руб. Просит суд снизить размер компенсации морального вреда. Сардейским А.Г. была допущена грубая неосторожность, поскольку, как следует из документов по расследованию несчастного случая, сотрудник магазина предупреждена Сардейского А.Г. о возможном сходе наледи, но он сказал, что разгрузится быстро и приступил к работе. Зарывина Н.Н. звонила истцу, спросила о том, какая помощь ему нужна, он ответил, что подумает и больше ей не перезвонил.

Выслушав стороны, прокурора, полагающего, что исковые требования к Зарывиной Н.Н. подлежат удовлетворению в размере 100000 руб., изучив материалы дела, исследовав и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к следующему.

Согласно ч. 2 ст. 7 Конституции РФ в Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей. Право граждан на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, закреплено в ч. 2 ст. 37 Конституции РФ. Этому праву работников корреспондирует обязанность работодателя создавать такие условия труда ( ст. 212 ТК РФ).

Согласно статье 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Статьей 210 ГК РФ установлено, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии со статьей 212 Трудового Кодекса РФ обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. Работодатель обязан обеспечить безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов, обеспечить соответствующие требованиям охраны труда условия труда на каждом рабочем месте, не допускать к работе лиц, не прошедших в установленном порядке обучение и инструктаж по охране труда, стажировку и проверку знаний требований охраны труда, организовать контроль за состоянием условий труда на рабочих местах.

В силу статьи 22 Трудового Кодекса РФ на работодателе лежит обязанность возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Статьей 237 Трудового Кодекса РФ предусмотрено возмещение работнику морального вреда, причиненного неправомерными действиями или бездействием работодателя.

Общими основаниями ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда являются: наличие вреда; неправомерное поведение (действие или бездействие) работодателя, нарушающее права работника; причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями работника; вина работодателя.

Как установлено статьей 227 Трудового Кодекса РФ, несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлений иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, подлежат расследованию и учету в соответствии с требованиями Трудового законодательства.

В силу статьи 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причинения потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, данным в постановлении от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайнаи тому подобное), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Так, из материалов дела следует, что Сардейский А.Г. с 22.01.2019 г. по 08.10.2019 г. работал в АО «Дзержинскхлеб» в должности <данные изъяты> (л.д. 26-30, 94, том 1).

10.03.2019 г. истец, исполняя свои трудовые обязанности, около 10 ч. 15 мин. подъехал на автомобиле к рампе магазина <данные изъяты> по адресу: <адрес>, для разгрузки хлебобулочных изделий. Во время выгрузки продукции получил два удара по спине и шее упавшей с крыши наледью. От удара он упал, потерял сознание, сотрудник магазина помогла ему подняться. Истец сообщил о случившемся начальнику транспортного цеха АО «Дзержинскхлеб», доехал до <адрес>, поставил автомобиль на предприятии и около 13 ч. обратился в <данные изъяты>», куда был госпитализирован (л.д. 110, том 1).

Работодателем был составлен акт от ДД.ММ.ГГГГ о несчастном случае на производстве, в котором указано, что причиной несчастного случая является неудовлетворительное техническое состояние здания по адресу: <адрес>, принадлежащего Зарывиной Н.Н.; сопутствующая причина – должностные лица АО «Тандер» не обеспечили опасное место возможного схода наледи с кровли здания в районе разгрузочной рампы сигнальными цветами, знаками безопасности и сигнальной разметкой (л.д. 105-109, том 1).

В период с 10.03.2019 г. по 29.07.2019 г. истец находился на больничном листе. С 05.07.2019 г. он был направлен на медицинскую реабилитацию <данные изъяты> где находился по 28.07.2019 г. (л.д. 54, том 1).

В результате падения на него наледи Сардейский А.Г. получил <данные изъяты> эти повреждения согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве относятся к категории тяжелых, что подтверждается медицинским заключением (л.д. 31, том 1).

Собственником здания по адресу: <адрес> в котором расположен магазин <данные изъяты>, является Зарывина Н.Н. Деятельность магазина в данном здании осуществляет АО «Тандер».

АО «Тандер» владеет и пользуется указанным нежилым зданием на основании договора аренды от 27.11.2018 г., заключенного с собственником Зарывиной Н.Н. (л.д. 152-163, том 1).

Сардейский А.Г. просит суд взыскать с АО «Тандер», Зарывиной Н.Н. и АО «Дзержинскхлеб» компенсацию морального вреда, причиненного ему в связи с полученными травмами в результате падения с крыши нежилого здания наледи.

Суд приходит к выводу, что ходе судебного разбирательства установлено отсутствие вины работодателя истца АО «Дзержинскхлеб» в произошедшем с ним несчастном случае на производстве.

Доказательств, свидетельствующих о том, что какие-либо неправомерные действия либо бездействие работодателя находятся в причинно-следственной связи с повреждением здоровья истца и причинением ему морального вреда, не представлено.

Оснований для возложения на АО «Дзержинскхлеб» обязанности по возмещению истцу причиненного морального вреда не имеется.

Из договора аренды нежилого здания, заключенного между Зарывиной Н.Н. и АО «Тандер», усматривается, что арендодатель обязался заключать и своевременно пролонгировать договоры с обеспечивающими нормальную эксплуатацию объекта организациями, надлежащим образом оплачивать их услуги; приложить все разумные усилия для предотвращения любых перерывов предоставлении коммунальных услуг; обеспечивать объект исправной автопарковкой на прилегающей территории для стоянки личного транспорта сотрудников, покупателей, обеспечивать в исправном состоянии подъездные пути к объекту, зоне разгрузки/погрузке и автопарковке, обеспечивать в исправном состоянии зону разгрузки/погрузки, места общего пользования, самостоятельно обеспечивать и за свою счет нести эксплуатационные и иные расходы, связанные с обеспечением функционирования здания в надлежащем техническом, противопожарном и санитарно-эпидемиологическом состоянии; арендодатель несет ответственность за нарушение правил благоустройства (п. 4.1.6, 4.1.19, 4.1.20, 4.1.24, 7.12 договора).

Доводы Зарывиной Н.Н. о том, что скопление снежной наледи, грозящей обвалом, она считает аварийной ситуацией, о которой было известно арендатору, но не было известно ей, а арендатор обязан был известить ее о данной аварийной ситуации, чего не сделал, суд находит несостоятельными, поскольку Зарывина Н.Н., как собственник нежилого здания, должна была и могла предвидеть возможность схода с крыши наледи, для предотвращения чего надлежащим образом проводить работы по содержанию крыши в зимний период. Кроме того, содержание нежилого здания в надлежащем состоянии, обеспечивающем безопасность при его эксплуатации, возложена на нее и в силу договора аренды.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что ответственность за надлежащее состояние кровли лежит на арендодателе- Зарывиной Н.Н., поскольку на нее возложена обязанность по надлежащему техническому обслуживанию здания, в том числе его крыши. 
Доводы стороны Зарывиной Н.Н. о том, что доступ к зданию со стороны зоны разгрузки возможен только с согласия арендатора, не соответствуют действительности, поскольку право Зарывиной Н.Н. осуществлять осмотр объекта с целью проверки соблюдения условий договора указано в договоре - п. 4.2.1 (л.д. 155 оборот, том 1). Указание в п. 4.3.3 договора на обязанность арендатора немедленно извещать арендодателя о повреждении, аварии или ином событии, нанесшем или грозящем нанести объекту ущерб, немедленно принимать все возможные меры по предотвращению угрозы дальнейшего разрушения или повреждения объекта не отменяет обязанности Зарывиной Н.Н. по надлежащему техническому обслуживанию здания. Кроме того, речь в данном пункте договоре идет об опасности, угрожающей зданию. Суд считает, что опасность схода наледи с крыши здания именно Зарывина Н.Н. была обязана предвидеть и предотвратить. В материалы дела представлен фотоматериал, из которого усматривается, что кровля со стороны зоны разгрузки товара нуждалась в очистке на снега и наледи (л.д. 232, том 1). 

Обсуждая размер компенсации морального вреда, который подлежит взысканию с Зарывиной Н.Н. в пользу Сардейского А.Г., суд исходит из следующего.

Поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

При определении и размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание характер полученных истцом травм - <данные изъяты> его возраст, длительный период нахождения истца на лечении с 10.03.2019 г. по 29.07.2019 г., из которого с 10.03.2019 г. по 29.03.2019 г. и с 15.05.2019 г. по 27.05.2019 г. он находился на стационарном лечении, степень вины ответчика, пренебрегшей своими обязанностями по надлежащему техническому обслуживанию принадлежащего ей на праве собственности здания, которое используется для деятельности магазина, а потому посещается как населением, так и работниками арендатора и других организаций для доставки товара, трудоспособный возраст ответчика, ее семейное положение, наличие у нее заработка и дохода от сдачи в аренду магазина, который состоит из постоянная части платы -200000 руб. и платы с торгового оборота, и с учетом требований разумности и справедливости, считает возможным взыскать с Зарывиной Н.Н. 110000 руб. в пользу истца в качестве компенсации морального вреда.

Доводы представителя ответчика - адвоката ФИО6 о том, что в действиях истца присутствуют признаки грубой неосторожности, предусмотренные ч. 2 ст. 1083 ГК РФ, не могут быть приняты во внимание, поскольку не подтверждены доказательствами. Расследование, проведенное работодателем Сардейского А.Г., в котором принимала участие и Зарывина Н.Н., не выявило какой-либо вины истца в произошедшем с ним несчастном случае. 
При грубой неосторожности нарушаются обычные, очевидные для всех требования, предъявляемые к лицу, осуществляющему определенную деятельность. При простой неосторожности, наоборот, не соблюдаются повышенные требования.
В рассматриваемой ситуации действия Сардейского А.Г. по разгрузке привезенной продукции в магазин не могли каким-то образом повлиять на падение наледи с кровли, возникновение или увеличение вреда. Единственным способом, предотвращающим падение наледи с крыши здания и причинение в результате этого вреда, является ее своевременная уборка.

С Зарывиной Н.Н. в доход местного бюджета следует взыскать госпошлину в размере 300 руб.

Руководствуясь ст. 12, 56, 57, 67, 198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования Сардейского АГ удовлетворить частично.

Взыскать с Зарывиной НН в пользу Сардейского АГ компенсацию морального вреда в размере 110000 руб.

В удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда в большем размере – отказать.

В удовлетворении исковых требований к АО «Дзержинскхлеб», АО «Тандер»- отказать.

Взыскать с Зарывиной НН госпошлину в доход местного бюджета в размере 300 руб.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Нижегородского областного суда в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы в Дзержинский городской суд Нижегородской области.

Судья: п/п О.Н. Юрова

Копия верна.

Судья: О.Н. Юрова

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.