АО Ижевский механический завод: травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-412/2020 (2-3322/2019;) ~ М-2238/2019

Дата решения: 14.01.2020

Дата вступления в силу: 17.03.2020

Истец (заявитель): Гришаева Вера Ивановна

Ответчик: АО Ижевский механический завод

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

Гражданское дело № 2-412/20 (публиковать)

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Ижевск                                                                                    14 января 2020 года

Первомайский районный суд г. Ижевска Удмуртской Республики в составе судьи Созонова А.А., при секретаре Александровой И.А., рассмотрев в открытом судебном заседании исковое заявление Гришаевой В.И. к Акционерному обществу «Ижевский механический завод» о возмещении морального вреда, причиненного в результате производственной травмы,

УСТАНОВИЛ:

В суд обратился истец с иском к ответчику о компенсации морального вреда. В обосновании искового заявления вреда указала, что в период с <дата> год осуществляла трудовую деятельность в АО «Ижевский механический завод» в должности фрезеровщика. Однако, в связи с полученной <дата> травмой на производстве, дальнейшее исполнение трудовых обязанностей в занимаемой должности стало невозможно. Как установлено актом о несчастном случае на производстве от <дата>, истцом была получена тяжелая производственная травма с диагнозом «<данные скрыты> При этом причиной несчастного случая комиссия установила неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочего места. Государственной экспертизой условий труда было установлено, что условия труда истца не соответствуют государственным нормативным требованиям охраны труда. В период с <дата> по <дата> истец находилась на стационарном лечении, была вынуждена переносить болезненные процедуры и приемы многочисленных препаратов. Работодатель после указанного несчастного случая не предложил мне должность с легкими условиями труда и настоял на расторжении Трудового договора. В связи с полученной травмой на производстве, истцом перенесены серьезные моральные и физические страдания, компенсацию которых я оцениваю в размере 300 000 рублей. Как следует из акта о несчастном случае на производстве факт грубой неосторожности в действиях истца комиссией по расследованию несчастного случая на производстве не усмотрен, степень вины не определена. В соответствии со ст. 1083 ГК РФ при причинении вреда жизни или здоровью гражданина, отказ в возмещении вреда не допускается. За восстановлением своих нарушенных прав истец была вынуждена обратиться в ООО «Юридический центр «Партнер», в кассу которого за оказание юридических услуг были оплачены денежные средства в размере 12 250 рублей.

Просит:

1.    Взыскать с АО «Ижевский механический завод» в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 300 000 (триста тысяч) рублей;

2.    Взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию оплаченных юридических услуг в размере 12 250 (двенадцать тысяч двести пятьдесят) рублей.

В судебном заседании:

- истец Гришаева В.И. на удовлетворении заявления настояла, ссылаясь на доводы, изложенные в исковом заявлении. Просит взыскать компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей, а также понесенные судебные расходы в размере 12 250 рублей. Дополнительно пояснила, что акт о несчастном случае на производстве не оспаривает. На больничном была полгода. Последствия травмы это ампутация пальца на левой    кисти, второй палец на той же кисти не чувствует. Утрата трудоспособности 10 %. Инвалидности нет. Образование 8 классов. С 2016 года нигде не работает. В момент получения травмы была пенсионером, получала пенсию. Истец правша. Проживает с сыном, 46 лет. В настоящее время сидит дома. Травмированная рука мешает готовить, а также даёт боль в плечо.

- представитель ответчика – Вильк А.Н., действующая на основании доверенности, возражает по существу заявленных требований, изложенных в исковом заявлении по следующим основаниям:

<дата>. при уборке станка модели инв. , не дожидаясь окончания выполнения операции по циклу при обработке последней партии деталей фрезеровщик цеха Гришаева В.И. получила в результате несчастного случая <данные скрыты> Данный несчастный случай, согласно медицинскому заключению БУЗ УР "1 РКБ МЗ УР", относится к категории тяжелая. <дата>. в АО «ИМЗ» была создана комиссия по расследованию несчастного случая на производстве и <дата>. расследование было завершено. В соответствии с актом расследования несчастного случая на производстве комиссия установила следующие причины несчастного случая:

1. Неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочих мест:

- отсутствие на оборудование защитного ограждения от отлетающей стружки и брызг от СОЖ (нарушение правил по охране труда при холодной обработке металлов ПОТ РМ 13

- недостаточный контроль за соблюдением требований охраны труда (нарушение должностной инструкции мастера производственного участка п.2.17)

2. Нарушение работником Трудового распорядка и дисциплины труда (нарушение инструкции по охране труда для фрезеровщиков ИОТ 76 п. 3.3: «Отвести инструмент на безопасное расстояние (из зоны обработки), отключить подачу, двигатель (вращение инструмента) и станок при.. . - уборке, смазке, чистке станка.. . ).

В отношении причины несчастного случая "Неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочих мест":

Обязанностями работодателя по обеспечению безопасных условий и охраны труда в силу статьи 212 Трудового Кодекса РФ, являются:

- безопасность     работников при эксплуатации зданий,     сооружений, оборудования, осуществление технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов.

Данная обязанность была выполнена работодателем: Гришаева В.И. при выполнении технологической операции, приведшей к несчастному случаю, использовала технически исправный продольно-фрезерный станок , приспособления , копир и фрезы (080) ГОСТ 2679-93. Станок находился в технически исправном состоянии и соответствовал нормативным документам, что подтверждается актом технического осмотра станка модели в цехе от <дата>, актом обследования рабочего места от <дата> .

2. Обучение безопасным методам и приемам выполнения работ и оказанию первой помощи пострадавшим на производстве, проведение инструктажа по охране труда, стажировки на рабочем месте и проверки знания требований охраны труда.

С Гришаевой Г.И. были проведены следующие виды инструктажа и обучения: вводный инструктаж <дата>.; стажировка проводилась с <дата>.; проверка знаний по охране труда и профессии или виду работы, при выполнении которой произошел несчастный случай проведена <дата>.; инструктаж на рабочем месте (повторный), по профессии или виду работы, при выполнении которой произошел несчастный случай <дата>

Таким образом, Гришаева В.И. была надлежащим образом обучена безопасным методам и приемам выполнения работ и знала, как безопасно выполнять свои трудовые обязанности.

3. Приобретение и выдача за счет собственных средств специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты.

Гришаевой В.И. были выданы средства индивидуальной защиты, согласно норм бесплатной выдачи СИЗ в АО "ИМЗ".

4. Организовать проведение за счет собственных средств обязательных предварительных (при поступлении на работу) и периодических (в течение трудовой деятельности) медицинских осмотров. Гришаева В.И. прошла периодический медицинский осмотр в отделении медицины     труда АО "ИМЗ"     по     результатам     которого,     медицинских противопоказаний к работе по профессии "фрезеровщик" выявлено не было.

Таким образом, на основании вышесказанного, работодатель выполнил все обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда в отношении Гришаевой В.И: организовал проведение предварительного, периодического медицинского осмотра, обеспечил средствами индивидуальной защиты организовал работу на исправном оборудовании и инструменте, обеспечил обучение по охране труда.

Поэтому "Неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочих мест:

- отсутствие на оборудование защитного ограждения от отлетающей стружки и брызг от СОЖ (нарушение правил по охране труда при холодной обработке металлов ПОТ РМ

- недостаточный контроль за соблюдением требований охраны труда (нарушение должностной инструкции мастера производственного участка п.2.17)" являются косвенными причинами и по существу формальными, поскольку отсутствует причинно-следственная связь между действием (бездействием) работодателя в виде отсутствия на оборудование защитного ограждения от отлетающей стружки и брызг от СОЖ и наступлением несчастного случая с Гришаевой В.И.

Кроме того, заместитель начальника цеха по технике, мастер механо-сборочного участка цеха , мастер производственного участка физически не могут находиться в течение всего рабочего времени рядом с каждым отдельно взятым работником, находящимся у него в подчинении, и контролировать правильность выполнения работ данным работником.

В отношении причины несчастного случая "Нарушение работником Трудового распорядка и дисциплины труда (нарушение инструкции по охране труда для фрезеровщиков ИОТ 76 п. 3.3".

Согласно данной инструкции, при уборке, смазке, чистке станка, пострадавшая Гришаева В.И должна была отвести инструмент на безопасное расстояние (из зоны обработки), отключить подачу, двигатель (вращение инструмента) и станок. В пренебрежении данного правила, Гришаева В.И. не дожидаясь окончания выполнения операции по циклу при обработке последней партии деталей, принялась за уборку станка, в этот момент тряпка выпала из рук и упала на приспособление перед вращающимися фрезами. Левой рукой Гришаева попыталась убрать ветошь с приспособления, но ветошь вместе с рукой стало затягивать под вращающиеся фрезы, в результате чего фрезеровщик цеха Гришаева В.И. получила в результате несчастного случая <данные скрыты>

Следовательно, на основании вышесказанного, прямыми причинами произошедшего несчастного случая стали действия самого пострадавшего работника Гришаевой В.И, выразившиеся в нарушении ИОТ 7б п. 3.3, где при уборке, смазке, чистке станка работник не отвел инструмент на безопасное расстояние (из зоны обработки), не отключил подачу, двигатель (вращение инструмента) и станок.

Таким образом, ответчик предпринял все возможные действия для обеспечения безопасных условий труда, а пострадавший истец допустил нарушение производственной дисциплины, что и привело к данной травме.

На основании вышесказанного, можно сделать вывод о том, что истец в исковом заявлении умышленно выдвигает на первый план второстепенные (косвенные) причины, приведшие к несчастному случаю, а непосредственные (прямые) причины вызванные действиями самого пострадавшего, намеренно умалчиваются. Доводы истца о том, что действиями ответчика ей причинен моральный вред в размере 300 000 рублей, документально не подтверждаются. Доказательств, свидетельствующих о причинении действиями ответчика морального вреда истцу, подлежащего компенсации именно в размере 300 000 рублей, также не представлены.

Из представленных суду документов следует, что основная причина наступления несчастного случая это несоблюдение требований охраны труда непосредственно самой истицей; степень утраты трудоспособности Гришаевой В.И. определена в размере 10%.

Ответчик, считает, что виновным в несчастном случае является сам истец, грубо нарушивший должностную инструкцию и технологию производства работ такого характера.

АО «Ижевский механический завод» не согласно с требованиями истца о взыскании расходов на оплату юридических услуг в размере 12 250 рублей. Считает сумму, предъявленную к взысканию с ответчика, необоснованной и не подлежащей удовлетворению в связи с отсутствием доказательств несения данных судебных расходов.

С учетом обстоятельств дела, ответчик считает, предъявленные исковые требования истца не подлежащими удовлетворению в полном объеме.

Кроме того, в период с <дата> по <дата> Гришаевой В.И. выплачивалось пособие по временной нетрудоспособности, при расторжении же Трудового договора выплачено выходное пособие в размере двухнедельного среднего заработка (в соответствии с ч. 4 ст. 178 ТК РФ).

В то же время, сообщаем, что на предприятии на <дата> работает более 4500 человек. АО «ИМ3» обязанность по выплате заработной платы работникам исполняет без нарушений и задолженности, при том, что у предприятия имеется дебиторская и кредиторская задолженности.

Так, в связи с тяжелым финансовым положением, АО «ИМ3» вынуждено обращаться в кредитные организации с целью исполнения обязанности по выплате заработной платы работникам (указанное подтверждается копией реестра использования кредитных средств по кредитному договору от <дата> и платежным поручением от <дата>.).

На основании изложенного, в случае удовлетворения требований истца, при определении суммы морального вреда просит учесть финансовое состояние предприятия. Просит отказать в удовлетворении предъявленных исковых требований Гришаевой В.И. в полном объеме.

Суд, выслушав объяснения сторон, исследовав материалы дела, пришел к следующему.

В судебном заседании установлено, что <дата> между ответчиком и Гришаевой В.И. заключен трудовой договор , согласно которого работодатель (ответчик) обязался предоставить работнику работу в соответствии с должностью, специальностью и квалификацией. Срок действия договора на неопределенный срок.

Судом, из содержания акта расследования тяжелого несчастного случая от <дата>, акта о несчастном случае на производстве (формы Н-1) от <дата>, установлено, что <дата> фрезеровщик цеха Гришаева В.И. в 7-00 часов утра приступила к выполнению закрепленных за ней операций на станках продольно-фрезерных модели по изготовлению детали «Прицельная планка». В конце смены, около 15 часов, при обработке последней партии деталей на станке модели инв. , не дожидаясь окончания выполнения операции по циклу, приступила к уборке станка. Взяв ветошь, Гришаева В.И. начала протирать «хобот» станка. В этот момент тряпка выпала из рук и упала на приспособление перед вращающимися фрезами. Левой рукой Гришаева В.И. попыталась убрать ветошь с приспособления, но ветошь стало затягивать под вращающиеся фрезы. Гришаева В.И. не смогла быстро отдернуть руку, и руку вместе с ветошью затянуло под вращающиеся фрезы. Гришаева В.И. выдернув руку, закричала. На её крик прибежал мастер ФИО7, который увёл Гришаеву В.И. в комнату мастеров, где была оказана первая медицинская помощь фельдшером центрального здравпункта и на скорой помощи пострадавшую отправили в травматологию. В результате несчастного случая Гришаева В.И. получила травму, которая согласно схеме определения тяжести производственных травм, утвержденных Минздравом России <дата> относится к тяжелым производственным травмам с диагнозом «<данные скрыты>

Пострадавший Гришаева В.И., <дата> года рождения, стаж работы, при выполнении которой произошёл несчастный случай, составлял <данные скрыты>, стаж работы в данной организации – <данные скрыты>; несчастный случай произошёл в механическом цехе , корпус , механо-сборочный участок в осях Л1-Т/18-24, расположенный по адресу: <адрес>.

В акте о несчастном случае на производстве, утверждённом <дата> указаны следующие причины несчастного случая (п. 9-10 акта): 1. Неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочих мест 09

- отсутствие на оборудовании защитного ограждения от отлетающей стружки и брызг от СОЖ (нарушение правил по охране труда при холодной обработке металлов ПОТ РМ

- недостаточный контроль за соблюдением требований охраны труда (нарушение должностной инструкции мастера производственного участка п.2.17

2. Нарушение работником Трудового распорядка и дисциплины труда (нарушение 13 инструкции по охране труда для фрезеровщиков ИОТ 76 п.3.3).

<дата> Гришаева В.И. госпитализирована в ортопедическое отделение БУЗ УР «1РКБ МЗ УР».

Данный несчастный случай, согласно медицинскому заключению БУЗ УР "1 РКБ МЗ УР", относится к категории «тяжелая».

Согласно пояснений истца, она (истец) в период с <дата> по <дата> находилась на стационарном лечении, истец находилась на больничном после указанной производственной травмы в период с <дата> по <дата> (более 5 месяцев).

В настоящее время у истца отсутствует фаланга на 2 пальце левой руки, нет чувствительности третьего пальца, имеет третью группу инвалидности по общему заболеванию, с <дата> года нигде не работает, в момент получения травмы (<дата>) была пенсионером, получала пенсию.

<дата> истцу установлена бессрочно степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 10%.

Данные обстоятельства следуют из содержания искового заявления, пояснений истца в судебном заседании, ответчиком фактически не оспорены и подтверждаются материалами дела.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которую имеется ссылка в исковом заявлении, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно статье 150 Гражданского кодекса Российской Федерации жизнь и здоровье относятся к личным неимущественным правам гражданина.

В связи с физической болью, вызванной полученной <дата> производственной травмой, и нравственными страданиями, вызванными указанной травмой (повреждением здоровья), истец, безусловно, претерпела моральный вред.

Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса

Согласно представленным доказательствам (материалам гражданского дела) производственная травма была причинена станком продольно-фрезерной модели , инв., <дата> года выпуска при уборке истцом указанного станка, который (станок) выполнял операции по циклу при обработке последней партии деталей, то есть при работающем станке (вращение инструмента).

Следовательно, повреждение здоровья истцу (травма) было причинено механизмом, который принадлежит ответчику.

Таким образом, исходя из того, что:

- вред жизни и здоровью истца был причинён источником повышенной опасности (механизмом

- этим источником повышенной опасности владеет ответчик – АО «Ижевский механический завод» (доказательств иного ответчиком не представлено

- на обстоятельства возникновения вреда вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего ответчик не ссылается и, соответственно, ничем их не доказывает;

- на обстоятельства, предусмотренные пунктом 2 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации (выбытие источника повышенной опасности из обладания владельца в результате противоправных действий других лиц), ответчик не ссылается и, соответственно, ничем их не доказывает,

В соответствии со статьёй 1100 Гражданского кодекса Российской федерации причинённый истцу моральный вреда подлежит возмещения независимо от вины причинителя вреда, то есть - ответчика.

Вместе с тем, суд считает необходимым отметить, что во время выполнения своих трудовых обязанностей Гришаевой В.И. допущено нарушение инструкции по охране труда для фрезеровщиков ИОТ 76 п. 3.3 (при уборке, смазке, чистке станка работник не отвел инструмент на безопасное расстояние (из зоны обработки), не отключил подачу, двигатель (вращение инструмента) и станок.

Данное обстоятельство истцом не оспаривается, истец согласился с заключением акта о несчастном случае на производстве, процент вины истца не установлен.

Согласно ст. 1083 ГК РФ:

2. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

Такая неосторожность, по мнению суда, была установлена в действиях истца (п. 10 акта от <дата>), факт уборки станка модели , не дожидаясь окончания выполнения операции по циклу, в нарушении инструкции по охране труда для фрезеровщиков , что истцом в судебном заседании не оспаривалось.

В судебном заседании истец пояснила, что не снимает с себя вины в случившемся, не смогла объяснить, почему так произошло.

Вместе с тем, суд учитывает, что при причинении вреда жизни и здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается (пункт 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статья 237 Трудового Кодекса Российской Федерации предусматривает возможность возмещения морального вреда, причинённого работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя.

Такие действия и бездействие ответчика (работодателя истца) имели место:

- заместителем начальника цеха по технике ФИО8, мастером механо-сборочного участка цеха ФИО7 нарушены правила по охране труда при холодной обработке металлов п.<дата> (для защиты работающего на станке и людей, находящихся вблизи станка, от отлетающей стружки и брызг смазочно-охлаждающей жидкости, должны устанавливаться защитные устройства (экраны, ограждающие зону обработки или её часть, в которой осуществляется процесс резания;

- заместителем начальника цеха по технике ФИО8 нарушена должностная инструкция по технике п.2.7.3 «Организация работ по содержанию парка оборудования и приспособлений в технически исправном состоянии, отвечающим требованиям ТБ»;

- мастером механо-сборочного участка цеха ФИО7 нарушена должностная инструкция, п. 2.17 «Проведение 1-й степени контроля соблюдения работниками требований промышленной безопасности, инструкций по охране труда, правильным применением средств индивидуальной защиты, соблюдение безопасных приемов труда, нарушениях в работе средств коллективной защиты на закрепленном участке, с записью в журнале 1-й ступени контроля».

Согласно части 3 статьи 8 федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-фз «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причинённого в связи с несчастным случаем на производстве, осуществляется причинителем вреда.

- АО «Ижевский механический завод» является владельцем источника повышенной опасности (станком продольно-фрезерной модели инв. , <дата> года выпуска), от которого Гришаева В.И. получила производственную травму, поэтому он (ответчик) является причинителем вреда истцу и обязан этот вред возместить.

Таким образом, исходя из того, что:

- высшей ценностью является человек (статья 2 Конституции Российской Федерации

- в результате несчастного случая на производстве истцу были причинены <данные скрыты>

- более пяти месяцев Гришаева В.И. находился на лечении;

- имела место грубая неосторожность самого потерпевшего при возникновении или увеличении вреда;

- на момент причинения вреда истец являлась получателем пенсии;

- ответчик ссылается на своё затруднительное имущественное положение. Так, на <дата> на АО «ИМЗ» работает более 4500 человек, у АО «ИМЗ» имеется дебиторская задолженность за отгруженную продукцию (работы, услуги) – 642 164 рублей, кредиторская задолженность (полученные авансы) – 1 073 518 рублей, кредиторская задолженность – 353 438 рублей, дебиторская задолженность (выданные авансы) – 637 857 рублей, что подтверждается материалами дела.

С учетом изложенного, принимая во внимание все указанные выше обстоятельства, исходя из требований разумности и справедливости, суд полагает возможным и необходимым взыскать с ответчика – АО «Ижевский механический завод», в пользу Гришаевой В.И. в качестве возмещения морального вреда, денежные средства в размере 80 000 (восемьдесят тысяч) рублей.

Суд отмечает, что истец, претендуя на большую сумму компенсации (300000 рублей) не предоставила суду достаточно достоверных доказательств, подтверждающих необходимость взыскание компенсации в столь значительном размере, при установленных судом обстоятельствах получения травмы (наличие в действиях истца грубой неосторожности), а также доказательств, подтверждающих наличие последствий травмы (в том числе, изменение привычного образа жизни) на момент рассмотрения дела.

Относительно судебных расходов, суд отмечает следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.

В соответствии со ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся в том числе расходы на оплату услуг представителей.

В судебном заседании установлено, что истец понес расходы на оплату юридических услуг (составление претензии, проекта искового заявления) в размере 12 250 рублей. Данные расходы подтверждаются договором об оказании юридических услуг от <дата>, квитанциями ООО «Юридичексий центр «Партнер» обособленное подразделение в <адрес> от <дата> на сумму 11 250 рублей, от <дата> на сумму 1 000 рублей, итого на общую сумму 12 250 рублей (11250+1000).

Представитель ответчика сумму расходов, понесенную истцом, считает завышенной.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

С учётом изложено, принимая во внимание определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2005 г. № 355-О, суд, исходя из принципов разумности и справедливости, суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца расходы по оплате юридических услуг в размере 8 000 (восемь тысяч) рублей.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Таким образом, с ответчика, в пользу местного бюджета, следует взыскать государственную пошлину в размере 300 рублей.

С учетом изложенного не имеют значения иные доводы сторон и представленные ими доказательства.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Гришаевой В.И. к Акционерному обществу «Ижевский механический завод» о возмещении морального вреда, причиненного в результате производственной травмы, удовлетворить частично.

Взыскать с Акционерного общества «Ижевский механический завод» пользу Гришаевой В.И. денежную компенсацию морального вреда в размере 80 000 (восемьдесят тысяч) рублей, а также судебные расходы в размере 8 000 (восемь тысяч) рублей.

Во взыскании денежной компенсации морального вреда и судебных расходов в ином размере отказать.

Взыскать с Акционерного общества «Ижевский механический завод», в пользу местного бюджета, государственную пошлину в размере 300 (триста) рублей.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Удмуртской Республики (через Первомайский районный суд г. Ижевска) в течение месяца со дня изготовления мотивированной части решения.

Мотивированная часть решения изготовлена 14 февраля 2020 года.

Судья -                                                          ПОДПИСЬ

КОПИЯ ВЕРНА

Судья -                                                                                                     А.А. Созонов

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:
АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО "ИЖЕВСКИЙ МЕХАНИЧЕСКИЙ ЗАВОД"
Ижевск | 08.10.2020

Государственная проверка соблюдения трудового законодательства в акционерное общество "ижевский механический завод" выявила нарушения. Проверка проведена: Государственная инспекция труда в Удмуртской РеспубликеАдрес: 426063, республика. удмуртская, город. ижевск, улица. промышленная, д. 8Проверяющий: начальник отдела государственного надзора по охране труда Тугашева Т.М.Дата проверки: 08.10.2020Це...

Ижевский механический завод
Ижевск | 30.09.2020

Завод в ужасном состоянии. Зарплата ниже, чем у уборщиков. Пользуются тем, что пожилым людям больше некуда пойти. Моложе 40 лет там никого не было. Оборудование помнит ещё войну. Ремонт в цехах делали последний раз при Советском Союзе. Атмосфера угнетения напоминающая фильм «Зелёный слоник». Пол везде в кратерах. Могли бы хотя бы залить их бетоном и покрасить стены со станками. В подвале одного из...

Ижевский механический завод
Ижевск | 28.10.2019

Хотелось бы чтоб руководство обратило внимание на контр. мастера ц 11.Макаров Алексей. Неадекватный, Нервозный , Хамистый.абсолютно не разбирается в качестве деталей, незнание чертежей и эталонов, выпускает брак, мотивируя это тем, что нужен план. Смените мастера, работать с ним невозможно....

Ижевский механический завод
Ижевск | 09.07.2018

С приходом команды под руководством управляющего директора Гвоздика а. с. Положение на заводе резко ухудшилось. Работников перестали считать за людей. Уволить могут, предложить написать заявление по собственному желанию, за то что просто высказал своё мнение или за то, что заболел и ушел на больничный. Если уперся, отказываешься уходить по собственному, то сделают всё, что бы выдавить с предприяти...

Отзывы о работе в заводы и фабрику в Ижевск




Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.