АО "ПО Бежицкая сталь": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-2526/2019 ~ М-1858/2019

Дата решения: 10.09.2019

Дата вступления в силу: 15.10.2019

Истец (заявитель): Бараненкова Татьяна Михайловна

Ответчик: АО "ПО Бежицкая сталь"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

Дело № 2-2526/2019

УИД: 32RS0001-01-2019-002324-82

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

10 сентября 2019 года                                город Брянск

Бежицкий районный суд города Брянска в составе:

председательствующего судьи – Фоменко Н.Н.,

при секретаре – Ивановой Я.В.,

с участием: помощника прокурора Бежицкого района гор. Брянска Самородовой А.О., истца Бараненковой Т.М., представителя истца Солодовой Т.В., представителя ответчика Старчевской Ю.В., третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора: Балакина В.В., Аксеновой В.Г., Милюточкина В.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бараненковой Татьяны Михайловны к акционерному обществу «Производственное объединение «Бежицкая сталь» о компенсации морального вреда,

установил:

Бараненкова Т.М. обратилась в Бежицкий районный суд гор. Брянска с иском к акционерному обществу «Производственное объединение «Бежицкая сталь» (далее по тексту АО «ПО «Бежицкая сталь»), указав, что работает контролером в литейном производстве на участке обрубки литья термообрубного цеха, участка предварительной обработки и исправления дефектов литья АО «ПО «Бежицкая сталь».

12 ноября 2018 года на территории предприятия АО «ПО «Бежицкая сталь» с истцом произошел несчастный случай: отлетела металлическая окалина и попала истцу в левый глаз, в результате чего истцом получена тяжелая производственная травма.

Для расследования несчастного случая создана комиссия, по результатам расследования составлен акт о несчастном случае на производстве формы Н-1 от 29 ноября 2018 года № 13.

В результате проведенного расследования комиссией установлен ряд нарушений, допущенных работодателем по охране труда и организации рабочих мест. Нарушены требования: «Правил по охране труда в литейном производстве ПОТ РМ-002-97»; ГОСТ 12.3.002-75 (с изменениями № 2) ССБТ «Процессы производственные». Общие требования безопасности»; «Правил по охране труда в литейном производстве ПОТ РМ-002-97», «ГОСТ 3.1120-83 Единая система технологической документации (ЕСТД). Общие правила отражения и оформления требований безопасности труда в технологической документации»; ГОСТ 12.3.002-75 (с изменениями № 2) ССБТ «Процессы производственные». Общие требования безопасности».

Причиной несчастного случая является неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочих мест, выразившиеся в отсутствии на рабочих местах обрубщиков ТОЦ стационарных или переносных щитов от отлетающих обрубков и осколков, несовершенство технологического процесса, неудовлетворительная организация производства работ.

В обоснование исковых требований истец также указала, что в соответствии с п. 11.39.11. «ПОТ РО 14000-001-98. Правила по охране труда на предприятиях и в организациях машиностроения», утвержденных Департаментом экономики машиностроения Минэкономики РФ 12 марта 1998 года, рабочим, имеющим ненормальное зрение и по специфике работы, требующей использования защитных очков, корригирующие очки должны выдаваться за счет предприятия. Подбор корригирующих очков должен производиться врачом-окулистом.

Однако защитные очки выданы истцу без учета указанных требований.

После полученной на предприятии травмы истец доставлена в ГАУЗ «Брянская городская больница № 1», где была прооперирована.

В связи с начавшимися осложнениями истцу проведена повторная операция по <данные изъяты>

В связи с полученной травмой, после проведенных операций истец постоянно испытывает страдания и сильную боль в области глаза. Реабилитация после операции проходит с осложнениями.

Согласно справке медико-социальной экспертизы истцу установлена <данные изъяты>

Перед повторной операцией между истцом и ответчиком заключено соглашение о компенсации морального вреда в размере 30000 рублей. Однако при подписании указанного соглашения истец не предполагала, что в результате повторной операции будет произведена энуклеация глазного яблока.

Ссылаясь на то, что работодатель отказал в выплате компенсации морального вреда, положения ст.ст. 151, 1064, 1084, 1099, 1100, 1101 Гражданского кодекса РФ, ст.ст. 22, 237 Трудового Кодекса РФ, истец Бараненкова Т.М. просит суд: взыскать с АО «ПО «Бежицкая сталь» в свою пользу в счет компенсации морального вреда 600000 рублей.

В судебном заседании истец Бараненкова Т.М., представитель истца Солодова Т.В. требования поддержали по основаниям, изложенным в исковом заявлении. Полагали, что размер компенсации морального вреда, возмещенный ответчиком в соответствии с соглашением, не соразмерен характеру и объему нравственных и физических страданий, который претерпела истец. Истец не могла использовать выданные работодателем защитные очки, поскольку они не имеют диоптрий.

Представитель ответчика Старчевская Ю.В. требования не признала по основаниям, изложенным в письменных возражениях, приобщенных к материалам гражданского дела. Суду пояснила, что истцу компенсирован моральный вред в размере 30000 рублей на основании письменного соглашения, заключенного между истцом и ответчиком 25 февраля 2019 года. Также ответчиком оказана истцу материальная помощь на лечение в размере 25000 рублей, выплачена компенсация вреда здоровью в размере 12236 рублей 10 копеек.

Балакин В.В., Милюточкин В.А., привлеченные к участию в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора, полагали, что требования истца удовлетворению не подлежат.

Аксенова В.Г., привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора, полагала, что требования истца обоснованы и подлежат удовлетворению.

Представитель Государственной инспекции труда в Брянской области, привлеченной к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора, а также третье лицо Коняхин А.Е., при надлежащем извещении о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явились.

Помощник прокурора Бежицкого района гор. Брянска Самородова А.О., полагала, что требования истца о возмещении морального вреда обоснованы, и подлежат удовлетворению. В определении размера компенсации морального вреда полагалась на усмотрение суда.

Информация о времени и месте судебного разбирательства своевременно размещена на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». В соответствии с положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд рассмотрел дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Выслушав лиц, участвующих в деле и их представителей, свидетеля, заключение прокурора, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

В силу положений ст. 22 Трудового Кодекса РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу положений ст. 212 Трудового Кодекса РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

В случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с федеральным законом ( ст. 220 Трудового Кодекса РФ).

В соответствии с положениями ст. 227 Трудового Кодекса РФ расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом; тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током, молнией, излучением; укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли, в том числе в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего Трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни.

Согласно положениям ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Судом установлено, что на основании приказа о приеме на работу от 01 января 2013 года и заключенного в письменной форме Трудового договора от 01 января 2013 года истец Бараненкова Т.М. с 01 января 2013 года работает в АО «ПО «Бежицкая сталь» в должности контролера в литейном производстве, занятого на участке обрубки литья в отделе технического контроля БТК ЛЦ-1.

Из материалов дела следует, что 12 ноября 2018 года с истцом произошел несчастный случай, квалифицируемый как несчастный случай на производстве.

Так согласно акту о несчастном случае на производстве формы Н-1 от 29 ноября 2018 года № 13 несчастный случай с контролером Бараненковой Т.М. произошел ДД.ММ.ГГГГ на участке предварительной обработки и исправления дефектов литья во втором пролете термообрубного цеха в первую смену при ее передвижении по проходу возле стеллажа в результате воздействия отлетевшей металлической окалины. В момент передвижения контролера Бараненковой Т.М. по участку на стеллажах производились технологические операции по обработке отливок «Балка надрессорная».

Согласно п. 9 акта о несчастном случае на производстве формы Н-1 от 29 ноября 2018 года, причиной несчастного случая послужило:

неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочих мест, выразившиеся в отсутствии на рабочих местах обрубщиков ТОЦ, в том числе на рабочем месте ученика обрубщика ФИО1, стационарных или переносных щитов для защиты работников от отлетающих обрубков и осколков литья, чем нарушены требования п. 2.32.20 «Правил по охране труда в литейном производстве ПОТ РМ-002-97», п. 1.1 ГОСТ 12.3.002-75 (с изменениями № 2) ССБТ «Процессы производственные». Общие требования безопасности»;

несовершенство технологического процесса, выразившееся: в отсутствии в технологическом процессе обработки отливки «Балка надрессорная утвержденном гендиректором АО «ПО «Бежицкая сталь» 10 февраля 2016 года, и в технологической инструкции «Исправление дефектов электродуговой сваркой на отливках «Рама боковая» и «балка надрессорная» ТИ 12.25090.07010-2015», утвержденной исполнительным директором 25 июня 2015 года, безопасных способов и методов выполнения работ при обработке литья машиной ручной шлифовальной пневматической марки ИП-2014Б (в том числе не указаны стационарные или переносные щиты для защиты работников от отлетающих обрубков, осколков литья), чем нарушены требования п. 2.1.1, п. 2.1.2, п. 2.1.2.1, п. 2.1.3, п. 2.32.20 «Правил по охране труда в литейном производстве ПОТ РМ-002-97», п. 1.1., п. 1.3., п. 1.5. «ГОСТ 3.1120-83 Единая система технологической документации (ЕСТД). Общие правила отражения и оформления требований безопасности труда в технологической документации», п. 1.1 ГОСТ 12.3.002-75 (с изменениями № 2) ССБТ «Процессы производственные». Общие требования безопасности»;

неудовлетворительная организация производства работ, выразившаяся: в допуске к выполнению работ контролера Бараненковой Т.М. без средств индивидуальной защиты органов зрения (защитных очков), чем нарушены требования п. 11.39.11 Правил по охране труда на предприятиях и в организациях машиностроения ПОТ РО 14000-001-98; ученика обрубщика Костина М.А. без профессионального обучения и обучения безопасным методам и приемам выполнения работ, чем нарушены требования п. 9.3, п. 9.6 «Правил по охране труда в литейном производстве ПОТ РМ-002-97».

В соответствии с п. 10 указанного акта, лицами допустившими нарушение требований охраны труда являются: и.о. начальника термообрубного цеха АО «ПО «Бежицкая сталь» Коняхин А.Е., главный технолог АО «ПО «Бежицкая сталь» Балакин В.В., старший контролер мастер бюро технического контроля термообрубного цеха АО «ПО «Бежицкая сталь» Аксенова В.Г., мастер участка предварительной обработки и исправления дефектов литья термообрубного цеха Милюточкин В.А., контролер в литейном производстве, занятый на участке обрубки литья, бюро технического контроля термообрубного цеха Бараненкова Т.М.

В соответствии с п. 8.2 акта проникающее корнеосклеральное ранение левого глаза с выпадением внутренних оболочек и сред, согласно Схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве, относится категории тяжелой степени тяжести травмы.

Выводы, изложенные комиссией в акте о несчастном случае на производстве формы Н-1 от 29 ноября 2018 года, в судебном заседании подтвердил свидетель Свидетель №1

В соответствии со справкой ФКУ «ГБ МСЭ по Брянской области» Минтруда России серии от 13 февраля 2019 года истцу установлена <данные изъяты>

Из медицинских документов представленных истцом следует, что истцу проведена операция на OS- энуклеация (удаление) <данные изъяты>

Судом установлено, что на основании соглашения, заключенного 25 февраля 2019 года между истцом и ответчиком, АО «ПО «Бежицкая сталь» в добровольном порядке выплатило истцу Бараненковой Т.М. в счет компенсации морального вреда 30000 рублей.

С учетом установленных судом обстоятельств дела, тяжести последствий, наступивших в результате несчастного случая на производстве, суд соглашается с доводами потерпевшей Бараненковой Т.М. о том, что размер компенсации морального вреда, возмещенный ответчиком в добровольном (досудебном) порядке, не соразмерен характеру и объему нравственных и физических страданий, который претерпела и доказала истец.

В тоже время, суд принимает во внимание, что в соответствии с п. 2.6 Должностной (рабочей) инструкцией контролера в литейном производстве занятого на участке обрубки литья ТОЦ отдела технического контроля (БТК ТОЦ), утвержденной генеральным директором АО «ПО «Бежицкая сталь» 15 февраля 2016 года, с которой истец ознакомлена, Баранекова Т.М. обязана работать в выданной спецодежде, спецобуви, пользоваться необходимыми средствами индивидуальной защиты.

Согласно записям в журнале выдачи средств индивидуальной защиты защитные очки выданы истцу в мае 2018 года.

В соответствии п. 10 акта о несчастном случае на производстве формы Н-1 от 29 ноября 2018 года Бараненкова Т.М является лицом, допустившим нарушение требований охраны труда, поскольку не применила средства индивидуальной защиты органов зрения (защитных очков).

Между тем, в соответствии с п. 11.39.11. «ПОТ РО 14000-001-98. Правила по охране труда на предприятиях и в организациях машиностроения», утвержденных Департаментом экономики машиностроения Минэкономики РФ 12 марта 1998 года, рабочим, имеющим ненормальное зрение и по специфике работы, требующей использования защитных очков, корригирующие очки должны выдаваться за счет предприятия. Подбор корригирующих очков должен производиться врачом-окулистом.

Корригирующие очки истцу Бараненковой Т.М. работодателем не выдавались, доказательств обратного ответчиком в материалы гражданского дела не представлено.

Принимая во внимание положения ст.ст. 1064, 1099, 1100, 1101 Гражданского кодекса РФ, ст. 22, 212 Трудового Кодекса РФ, а также фактические обстоятельства дела, установленные судом, требования о разумности и справедливости, с учетом характера и объема физических и нравственных страданий, которые претерпела истец, тяжести наступивших последствий в виде потери органа зрения (левого глаза), суд приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца денежной компенсации морального вреда в размере 350000 рублей.

Таким образом, требования истца Баранековой Т.М. подлежат частичному удовлетворению.

В соответствии с частью 1 статьи 103 Гражданского процессуального кодекса РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. То есть, государственная пошлина должна взыскиваться с ответчика в размере, в котором она подлежала уплате истцом, если бы он не был освобожден от этой обязанности.

Поскольку суд пришел к выводу об удовлетворении требований истца неимущественного характера (компенсация морального вреда), с ответчика, не освобожденного от судебных расходов, в бюджет муниципального образования «город Брянск» подлежит взысканию государственная пошлина в размере 300 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд

решил:

Исковые требования Бараненковой Татьяны Михайловны к акционерному обществу «Производственное объединение «Бежицкая сталь» о компенсации морального вреда - удовлетворить частично.

Взыскать с акционерного общества «Производственное объединение «Бежицкая сталь» в пользу Бараненковой Татьяны Михайловны в счет компенсации морального вреда 350000 рублей.

В остальной части исковые требования Бараненковой Татьяны Михайловны к акционерному обществу «Производственное объединение «Бежицкая сталь» о компенсации морального вреда оставить без удовлетворения.

Взыскать с акционерного общества «Производственное объединение «Бежицкая сталь» в бюджет муниципального образования «город Брянск» государственную пошлину в размере 300 рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Брянский областной суд через Бежицкий районный суд города Брянска в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Председательствующий судья                            Н.Н. Фоменко

Мотивированное решение изготовлено 13 сентября 2019 года.

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.