АО Холдинговая компания "Якутуголь": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-879/2020 ~ М-145/2020

Дата решения: 18.03.2020

Дата вступления в силу: 14.08.2020

Истец (заявитель): Милаков Александр Евгеньевич

Ответчик: АО Холдинговая компания "Якутуголь"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН



Решение по гражданскому делу

№2-879/2020г.

Р Е Ш Е Н И Е
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

18.03.2020г. г.Шахты

Шахтинский городской суд Ростовской области в составе

Судьи Романовой С.Ф.

С участием старшего помощника прокурора г.Шахты Кулинич Н.Ю.

С участием адвоката Новиченко И.В.

При секретаре Киракосян Р.С.

Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Милакова А. Е. к АО Холдинговая компания «Якутуголь» о взыскании единовременной выплаты в счет компенсации морального вреда при получении работником профессионального заболевания и судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

Милаков А.Е. обратился в суд с иском АО Холдинговая компания «Якутуголь» о взыскании единовременной выплаты в счет компенсации морального вреда при получении работником профессионального заболевания, ссылаясь на то, что работал в филиале АО ХК «Якутуголь» Шахта «Джебарики-Хая» с 16 августа 2010 года по 28 сентября 2016 года в качестве проходчика, горнорабочего очистного забоя добычного участка с полным рабочим днем на подземных работах. Факт возникновения трудовых отношений с работодателем находит свое подтверждение в соответствующих записях в трудовой книжке. При поступлении на работу истец в обязательном порядке проходил предварительный медицинский осмотр, который не выявил каких-либо ограничений для работы истца в подземных условиях с вредными производственными факторами. В соответствии с требованиями закона истец в период с 16.08.2010г. и по день увольнения регулярно проходил и периодические медицинские осмотры с целью предупреждения профессионального заболевания. За весь период какой-либо профессиональной патологии у истца выявлено не было. Однако 10 июня 2016 года Государственным бюджетным учреждением Ростовской области «Лечебно-реабилитационный центр №2» (протокол №102) истцу впервые установлен заключительный диагноз профессионального заболевания: «Пневмокониоз, хронический обструктивный бронхит, дыхательная недостаточность первой-второй степени». По результатам расследования обстоятельств и причин возникновения у истца профессионального заболевания составлен акт о случае профессионального заболевания от 26.07.2016г., который устанавливает и подтверждает причинно-следственную связь выявленного у истца профессионального заболевания с вредными условиями труда, длительностью и интенсивностью их воздействия по месту работы истца. Данный акт был утвержден Главным государственным санитарным врачом по Республике Саха (Якутия).    Согласно приказа Государственного учреждения – Регионального отделения Фонда социального страхования РФ по Республике Саха (Якутия) застрахованный Милаков А.В. повредил здоровье вследствие профессионального заболевания, полученного в период работы в АО ХК «Якутуголь». 22.08.2016г. истцу впервые была установлена 30% утраты профтрудоспособности вследствие профессионального заболевания, что подтверждается справками Бюро МСЭ №20 ФКУ «ГБ МСЭ» по Ростовской области. В связи с тем, что работодателем АО ХК «Якутуголь» не были созданы безопасные условия труда, что привело к негативным последствиям- установлению истцу инвалидности и утрате профессиональной трудоспособности, невозможности по состоянию здоровья работать с тяжелой физической нагрузкой и соответственно к потере любимой работы, нарушены личные неимущественный права истца. На момент причинения вреда здоровью истца в организациях угольной промышленности Российской Федерации действовало «Федеральное отраслевое соглашение по угольной промышленности РФ на 2013-1016 годы» продленное до 31.12.2018г. и утвержденное Российским независимым профсоюзом работников угольной промышленности и Общероссийским отраслевым объединением работодателей угольной промышленности. Учитывая, что истец на момент причинения вреда его здоровью и на момент установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности являлся работником АО ХК «Якутуголь» положения указанного выше соглашения распространяют свое действие и на истца. В соответствии с Федеральным отраслевым соглашением по угольной промышленности Российской Федерации работодатель обязан ему выплатить единовременную выплату в счет компенсации морального вреда при получении работником профессионального заболевания из расчета 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности из расчета 50% утраты трудоспособности в размере 1 076 598 руб. 74 коп., но свои обязательства не исполнил. Поэтому истец вынужден обратиться в суд и просит взыскать в его пользу с акционерного общества Холдинговой компании «Якутуголь» единовременную выплату в счет компенсации морального вреда при получении работником профессионального заболевания в размере 1 076 598 руб. 74 коп.

Впоследствии истец изменил исковые требования и просил взыскать в его пользу с акционерного общества Холдинговой компании «Якутуголь» единовременную выплату в счет компенсации морального вреда при получении работником профессионального заболевания в размере 421 251 руб. 23 коп., из следующего расчета: 108 470,06 руб.х20%х30%-67 692,96 руб.-161 876,17 руб.=421 251, 23 руб., где :108 470,06 -среднемесячный заработок пострадавшего; 67 692,96 руб.- единовременная страховая выплата, выплаченная из ФСС РФ; 161 876,17 руб. - выплатаАО ХК «Якутуголь», а также расходы на оплату услуг представителя в размере 20 000 рублей.

Истец и его представитель адвокат Новиченко И.В., действующий на основании доверенности и ордера, исковые требования поддержали в полном объеме, настаивали на их удовлетворении.

Представитель ответчика в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания надлежаще извещен, направил в адрес суда письменные возражения на иск, в которых указал на необоснованность заявленных требований, подлежащих отклонению, по тем основаниям, что согласно акту о случае профессионального заболевания от 26.07.2016 г. стаж работы Милакова А.Е. в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов составляет 21 год, в то время как у ответчика истец работал только 5 лет 10 месяцев. С учетом изложенного ответчик считает, что обязанность по компенсации морального вреда должна быть возложена на всех работодателей, у которых работал Милаков А.Е., пропорционально степени их вины.

В соответствии с п.4 ст.167 ГПК РФ суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя ответчика.

Выслушав объяснения истца и его представителя, заключение прокурора, полагавшего иск подлежащим удовлетворению, изучив материалы дела, суд находит требования истца подлежащими удовлетворению.

Как следует из материалов дела и не оспаривается ответчиком, Милаков А.Е. длительное время работал на подземных работах, его стаж работы в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов составил 25 лет 1 месяц.

Вследствие длительной трудовой деятельности в условиях неблагоприятного микроклимата и производственных факторов в период работы у ответчика Милакову А.Е. установлено профессиональное заболевание: Пневмокониотуберкулез. Пневмокониоз (1/1, s/p, hi, co, id, td) остаточные изменения излеченного туберкулеза легких в виде плотных очагов в С1-2, 6-слева, хронический обструктивный бронхит, дыхательная недостаточность первой-второй степени, что подтверждается актом о случае профессионального заболевания от 26 июля 2016 г.

Бюро МСЭ 22.08.2016г. впервые установило истцу 30 % утраты профтрудоспособности вследствие указанного профессионального заболевания. В дальнейшем заключениями МСЭ степень утраты истцом профессиональной трудоспособности увеличена сначала до 40 %, а потом до 50 % и установлена третья группа инвалидности (л.д.44-48).

Согласно извещению об установлении заключительного диагноза профессионального заболевания от 10 июня 2016 г. №356, выданного Государственным бюджетным учреждением Ростовской области «Лечебно-реабилитационный центр №2»», в период работы у ответчика Милакову А.Е. установлен заключительный диагноз профессионального заболевания, данное заболевание установлено впервые и вредным производственным фактором явились воздействие на организм работника вредных производственных факторов превышающих допустимую концентрацию - углепородной пыли, уровня производственного шума, эквивалентного уровня общей вибрации, микроклимата, тяжести Трудового процесса. Продолжительность воздействия вредных производственных факторов – 100% в течении рабочей смены.

В соответствии с санитарно-гигиенической характеристикой условий труда истца, актом о расследовании профессионального заболевания вредными производственными факторами работы Милакова А.Е. являлись: работа в условияхвоздействия на организм вредных производственных факторов: микроклиматический, пылевой, физические нагрузки, общая вибрация, производственный шум. Уровень шума – шум постоянный, эквивалентный уровень звука – 90дБА, превышение ПДУ на 10дБА, класс условий труда – вредный 2 степени 3 класса (3.2). Уровень общей вибрации – на ось Х – 113 дБ при ПДУ 112 дБ, на ось Y – 112 дБ при ПДУ 112 дБ, на ось Z – 119 дБ, при ПДУ 115 дБ, превышение от 1 до 4 дБ, время воздействия 100% рабочего времени, класс условий труда – вредный 1 степени 3 класса (3.1). Концентрация в воздухе рабочей зоны углерода пыли с содержанием свободного диоксида кремния до 5%, вещество фиброгенного действия – 47,2 мг/м3 при ПДК – 10мг/м3, превышение в 4,7 раза, класс условий труда – вредный 2 степени 3 класса (3.2). Тяжесть Трудового процесса: физическая динамическая нагрузка – перемещение груза более 5м – 4000, класс 1; масса поднимаемого и перемещаемого вручную груза – постоянно в течение смены 15, класс 2; стереотипные рабочие движения: локальная нагрузка 1000, региональная 7000, класс 1; статическая нагрузка с участием мышц корпуса и ног – 180000, класс 1; рабочая поза неудобная поза 50% - класс 3.1.; наклоны корпуса – 110 – класс 3.1; перемещение в пространстве по горизонтали 5 км, по вертикали 0,1 км класс 1; общая оценка по физическим нагрузкам класс условий труда – вредный 2 степени 3 класса (3.2.). Микроклиматические факторы: температура воздуха – 12,0 С при допустимой СН – 16,9 С; относительная влажность воздуха – 62% при допустимой – 15-75%; скорость движения воздуха – 0,2 м/с при допустимой 0-0,2 м/с; класс условий труда – вредный 3 степени 3 класса (3.3).

Согласно акту о случае профессионального заболевания от 26.07.2016г., составленного с участием работодателя - ответчика, общий стаж работы Милакова А.Е. в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов составляет 25 лет1 месяц, однако датой установления профессионального заболевания в центрепрофпатологии определено 10 июня 2016 г.; ранее установленного профессионального заболевания у работника не имелось.

Таким образом, в результате повреждения здоровья вследствие профессионального заболевания, полученного в период работы у ответчика, истцу причинены физические и нравственные страдания.

В силу статьи 41 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Статьей 150 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что жизнь и здоровье являются нематериальными благами, принадлежащими гражданину от рождения, и являются неотчуждаемыми.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу статьи 237 Трудового Кодекса Российской Федерации при возникновении спора размер компенсации морального вреда определяется судом.

Согласно части 2 статьи 5 Трудового Кодекса Российской Федерации в коллективных договорах, соглашениях, а также в локальных нормативных правовых актах и трудовых договорах возможно закрепление дополнительных по сравнению с действующим законодательством гарантий работникам и случаев их предоставления.

В соответствии с частью 3 статьи 8 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ (в соответствующей редакции) «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

По смыслу закона компенсация морального вреда является самостоятельным видом возмещения вреда, причиненного здоровью, следовательно, выплачивается независимо от получения ежемесячных страховых выплат.

В соответствии со статьей 212Трудового Кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий труда и охраны труда возлагаются на работодателя.

Согласно пунктам 22, 30 Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.12.2000 N 967, расследование обстоятельств и причин возникновения профессионального заболевания производится по месту прежней работы с вредным производственным фактором. Акт о случае профессионального заболевания является документом, устанавливающим профессиональный характер заболевания, возникшего у работника на данном производстве.

Пунктом 5.2 Инструкции о порядке применения Положения N 967, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения РФ от 28.05.2001 N 176, предусмотрено, что акт о случае профзаболевания составляется по последнему месту работы пострадавшего в контакте с вредным производственным фактором.Надлежащим ответчиком по требованиям о компенсации морального вреда в связи с профессиональным заболеванием является работодатель (страхователь) или лицо, ответственное за причинение вреда (п. 7Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»). При этом, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается.

Актом о случае профессионального заболевания от 26 июля 2016 г., утвержденным заместителем главного государственного санитарного врача по Республике Саха (Якутия), у Милакова А.Е. установлено наличие профессионального заболевания, которое находится в причинно-следственной связи с выполнением работы и условиями труда, в которых истец работал у ответчика. На протяжении всего периода работы у ответчика Милаков А.Е. во время работы имел контакт со следующими вредными факторами: воздействие углепородной пыли с содержанием свободного диоксида кремния с превышением нормы в 4,7 раза, время воздействия - до 100% рабочего времени, повышенным уровнем шума с превышением допустимого на 10дБА, повышенным уровнем локальной вибрации, время воздействия 100 % рабочего времени, напряженный труд, подъем и перемещение тяжести с превышением веса, статические нагрузки, неудобная поза, класс условий труда – вредный, при этом микроклиматические факторы вредные - температура воздуха – 12,0 С при допустимой СН – 16,9 С; относительная влажность воздуха – 62% при допустимой – 15-75%; скорость движения воздуха – 0,2 м/с при допустимой 0-0,2 м/с (л.д.23-28)

Таким образом, совокупность установленных в судебном заседании обстоятельств дела свидетельствует о том, что причинителем вреда здоровью истца в данном случае является работодатель - Акционерное общество Холдинговая компания «Якутуголь», во время работы у которого у истца установлена утрата трудоспособности вследствие профессионального заболевания, не обеспечивший здоровые, безопасные условия труда для работников.

Согласно представленным в дело документам у Милакова А.Е. ранее профессионального заболевания не имелось. При поступлении на работу к ответчику он был признан годным к работе по профессии, проходил ежегодные медицинские осмотры, в ходе которых профпатологии не выявлено, что подтверждается выпиской из заключительных актов периодических медицинских осмотров от 03.08.2016г. (л.д.125).

Исходя из этого, следует учесть 100 % вины ответчика в причинении вреда здоровью Милакова А.Е., оснований для применения долевой ответственности пропорционально степени вины работодателей не имеется, поскольку такая позиция ответчика противоречит изложенным выше положениям Федеральных законов.

Предложенный ответчиком вариант определения степени вины работодателя в причинении вреда здоровью пропорционально отработанному на данном предприятии периоду, не учитывает индивидуальные особенности пострадавшего, состояние его здоровья при поступлении на работу к ответчику.

Доказательств того, что степень вины работодателя в причинении вреда здоровью истца при выполнении им трудовых обязанностей должна быть исчислена пропорционально продолжительности его работы на каждом конкретном предприятии, в том числе в АО ХК «Якутуголь», ответчиком не представлено.

Из материалов дела следует, что Милаков А.Е. перед принятием на работу в АО ХК «Якутуголь» прошел медицинское освидетельствование, в ходе которого отклонений в состоянии его здоровья не установлено.

Вопреки положениям статьи 56 ГПК Российской Федерации ответчиком не представлено в материалы дела отвечающих критериям относимости и допустимости достоверных доказательств наличия вины иных работодателей, у которых осуществлял трудовую деятельность Милаков А.Е., в возникновении у него профессионального заболевания, повлекшего утрату профессиональной трудоспособности и, как следствие, возникновение у работника права на единовременную компенсацию морального вреда.

Напротив, из материалов дела достоверно следует, что Милаков А.Е. перед принятием на работу в Акционерное общество Холдинговая компания «Якутуголь»прошел медицинское освидетельствование, в ходе которого отклонений в состоянии его здоровья (профпатологии) не установлено,что подтверждается медицинской справкой Ф. 0-86 У (л.д.124). Как следует из акта о случае профессионального заболевания от 26 июля 2016 г., именно в период работы у ответчика у Милакова А.Е. возникло профессиональное заболевание, ранее у него отсутствовавшее, в результате которого он утратил профессиональную трудоспособность. Доказательств наличия вины других работодателей, либо доказательств возникновения профессионального заболевания до принятия Милакова А.Е. на работу в АО ХК «Якутуголь» в материалы дела не представлено. Истец утверждает об отсутствии у него профессионального заболевания до принятия его на работу в АО ХК «Якутуголь». Данное утверждение ответчиком не опровергнуто.

Суд приходит к выводу, что в результате профзаболевания истцу причинены нравственные и физические страдания, то есть моральный вред, компенсацию которого он вправе требовать в соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Указанная компенсация подлежит взысканию в пользу истца с причинителя вреда здоровью, которым согласно акту о случае профзаболевания является АО ХК «Якутуголь».

Из представленного АО ХК «Якутуголь» приказа №177 от 06.07.2017г. следует, что истцу произведена выплата компенсации морального вреда в размере 161876,17 рублей.

На момент причинения вреда здоровью истца в организациях угольной промышленности Российской Федерации действовало «Федеральное отраслевое соглашение по угольной промышленности РФ на 2013-2016 годы», продленное до 31.12.2018г., утвержденное Российским независимым профсоюзом работников угольной промышленности и Общероссийским отраслевым объединением работодателей угольной промышленности.

Учитывая, что истец на момент причинения вреда его здоровью и на момент установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности являлся работником АО ХК «Якутуголь», положения указанного выше соглашения распространяют свое действие и на истца. Факт распространения на АО ХК «Якутуголь» «Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности РФ на 2013-2016 годы», продленного до 31.12.2018г. ответчиком не оспаривался

Пунктом 5.4 ОТРАСЛЕВОГО СОГЛАШЕНИЯ ПО УГОЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ на период с 1 апреля 2013 года по 31 марта 20016 года, срок действия которого продлен по 31 декабря 2018 года, Соглашением от 25.04.2018 года между Российским независимым профсоюзом работников угольной промышленности и общероссийским отраслевым объединением работодателей угольной промышленности, предусмотрено, что в случае установления впервые работнику, уполномочившему Профсоюз представлять его интересы в установленном порядке, занятому в организациях, осуществляющих добычу угля, утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профзаболевания, работодатель в счет компенсации морального вреда работнику осуществляет единовременную выплату из расчета не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности в порядке, оговоренном в коллективном договоре, соглашении или локальном нормативном акте, принятом по согласованию с соответствующим органом профсоюза.

В связи с изложенным истец имеет право на возмещение морального вреда, причиненного ему повреждением здоровья в результате профзаболевания в размере, предусмотренном Федеральным отраслевым соглашением по угольной промышленности РФ, то есть 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременной страховой выплаты, выплачиваемой из средств Фонда социального страхования Российской Федерации).

Средний заработок Милакова А.Е. на момент установления утраты профессиональной трудоспособности составляет 108470,06 руб.

Размер единовременной выплаты в счет компенсации морального вреда, подлежащий взысканию с ответчика, рассчитанный согласно п.5.4 соглашения составляет 421251 руб.23 коп., исходя из расчета: 108470,06. (среднемесячный заработок истца) х 20% (величина, установленная п.5.4 ОТС) х 40 % (процент утраты профессиональной трудоспособности) – 36 160, 76 руб. (единовременная страховая выплата, выплаченная ФСС РФ) –161876,17 руб. (выплаченная ответчиком компенсация морального вреда).

Поэтому требования истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда в сумме 421 251 руб. 23 коп. подлежат удовлетворению.

Подлежат удовлетворению требования истца о взыскании с ответчика судебных расходов.

В соответствии с п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесённые по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.

Согласно требованиям ст.88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

К числу издержек, связанных с рассмотрением дела, в силу ст.94 ГПК РФ относятся расходы на оплату услуг представителей.

В соответствии с ч.1 ст.100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по её письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 11 - 13, 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела", в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (статьи 2, 35 ГПК РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Как следует из материалов дела, истцом понесены расходы на оплату услуг представителя в сумме 20 000 руб., что подтверждается договором на оказание юридической помощи №887 от 20.01.2020г. и квитанцией к приходному кассовому ордеру от 20.01.2020г.(л.д.118).

При рассмотрении заявления о взыскании расходов на представительство в суде судом учитывается объём проведённой представителем Милакова А.Е. – адвокатом Новиченко И.В. работы по представлению интересов истца в суде, количество собранных документов, количество участий в судебных заседаниях в суде первой инстанции, сложность дела и считает, что произведённые расходы в сумме 20 000 рублей обоснованны, а их размер разумен.

Поэтому с АО Холдинговая компания «Якутуголь» в пользу Милакова А.Е. подлежат взысканию расходы на оплату услуг представителя в сумме 20 000 руб.

Кроме того, с учетом положений ст.103 ГПК РФ, с ответчика надлежит взыскать государственную пошлину в сумме 300 руб. в доход местного бюджета.

При рассмотрении дела суд исходил из доказательств, представленных сторонами, иных доказательств суду не представлено,

Руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Милакова А. Е. удовлетворить.

Взыскать с Акционерного общества Холдинговая компания «Якутуголь» в пользу Милакова А. Е. единовременную выплату в счет компенсации морального вреда при получении работником профессионального заболевания в размере 421251 руб. 23 коп. и расходы на оплату услуг представителя в сумме 20 000 руб.

Взыскать с АО ХК «Якутуголь» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 300 руб.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ростовский областной суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме через Шахтинский городской суд.

Судья

Решение изготовлено в окончательной форме 25.03.2020г.

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.