АО "Черниговец", ОАО Шахта Южная: травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-194/2020 (2-1752/2019;) ~ М-1705/2019

Дата решения: 05.03.2020

Дата вступления в силу: 14.04.2020

Истец (заявитель): Левашов Максим Сергеевич

Ответчик: АО "Черниговец", ОАО Шахта Южная

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН



Решение по гражданскому делу

Дело (УИД) № 42RS0040-01-2019-002446-18

Номер производства по делу (материалу) № 2-194/2020

Р Е Ш Е Н И Е

именем Российской Федерации

г. Кемерово                                                                             «05» марта 2020 года

Кемеровский районный суд Кемеровской области в составе

председательствующего судьи Анучкиной К.А., с участием помощника прокурора Большаковой Е.В.,

при секретаре Лугма О.В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску Левашова Максима Сергеевича к ОАО «Шахта Южная», АО «Черниговец» о взыскании компенсации морального вреда,

установил:

      Левашов М.С. обратился в суд с иском к ОАО «Шахта Южная» (филиал АО «Черниговец») о взыскании компенсации морального вреда. Требования мотивированы тем, что 25.07.2007 Левашов М.С. был принят на работу в ОАО «Шахта Южная» на должность подземного горнорабочего. Свою деятельность осуществлял на участке № 1 горных капитальных работ. 08.12.2009 приказом № 0830-К был переведен на участок по монтажу-демонтажу горношахтного оборудования на должность подземного горномонтажника 3 разряда ОАО «Шахта Южная». 05.03.2011 Левашов М.С. находился на своем рабочем месте. Около 20-21 часа при очистке воздухоподающего трубопровода от наледи он получил производственную травму, после чего был доставлен в больницу со следующими повреждениями: <данные изъяты> Министерством здравоохранения и социального развития РФ ему была установлена стойкая утрата профессиональной трудоспособности в размере 50%, а затем 80%. Согласно медицинской карте Левашова М.С., он наблюдался у врача и неоднократно после производственной травмы обращался за медицинской помощью:

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

Согласно Акту № 5 о несчастном случае на производстве, лицами, допустившими нарушение требований охраны труда, являются помощник начальника участка МДГШО ОАО «Шахта Южная» ФИО2, который организовал работы по ремонту воздухопровода без наличия требуемой технической документации, не обеспечил отключение компрессорной установки «Шторм 2800» до начала работ по ремонту воздухопровода. Также виновным лицом признан начальник смены ОАО «Шахта Южная» ФИО3, который не обеспечил оперативное управление и координацию безопасного ведения работ по ремонту воздуховода, находясь непосредственно на месте ведения работ. Главный механик ФИО1, который не определил порядок организации и производства работ по техническому обслуживанию и ремонту воздуховода. 11.01.2012 работодателем в лице генерального директора ФИО4 был издан приказ № 23, в соответствии с которым на основании п. 5.4 Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности РФ на 2010-2012 г.г., п. 7.4 Коллективного договора ОАО «Шахта Южная» на 2010 -2012 г.г., Левашову М.С. вследствие несчастного случая на производстве и утратой профессиональной трудоспособности на 80 % (заключение СМЭ № 70 от 02.09.2011) единовременную компенсацию в размере 20 % от средней заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности в размере 392 043, 68 рублей. Платежным поручением № 264 от 25.01.20l2 данная сумма была перечислена Левашову М.С.. При этом, работодателем было указано, что данная сумм, выплачивается ему в счет возмещения морального вреда во исполнение п.5.4 Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности РФ на 2010-2012 г.г. В соответствии с данной нормой, в случае установления впервые работнику, занятому в организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля (сланца), утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания в счет возмещения морального вреда, работодатель обеспечивает выплату единовременной компенсации из расчета не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из Фонда социального страхования Российской Федерации) в порядке, оговоренном в коллективном договоре, соглашении или локальном нормативном акте, принятом по согласованию с соответствующим органом Профсоюза. Позже Левашов М.С. обратился к ОАО «Шахта Южная» за выплатой морального вреда, на что 25.09.2019 получил ответ, в котором директор ОАО «Шахта Южная» отказал ему в выплате, ссылаясь на то, что моральный вред ему уже был возмещен на основании приказа № 23 от 11.01.2012. Однако, данные доводы руководства ОАО «Шахта Южная» о том, что работодателем выплаченная предусмотренная Положением «О мерах социальной защиты работников, полностью или частично утративших трудоспособность в результате несчастного случая на производстве», единовременная материальная помощь, а также страховые выплаты подменяют собой выплату по компенсации морального вреда, не могут быть приняты как основание к освобождению от обязанности компенсировать причиненный работнику моральный вред или вести к снижению размера компенсации морального вреда, поскольку указанные меры являются дополнительными мерами социальной защиты и поддержки работников, установленными как федеральным законодательством, так и локальными нормативными актами работодателя, и на право работника требовать возмещения причиненного ему вреда (в том числе, морального) и корреспондирующую ему обязанность работодателя компенсировать таковой вред, не влияют. Данный вывод согласуется с правовой позицией изложенной в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", из которого следует, что в настоящее время вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулируются статьями 12, 150 - 152 первой части Гражданского кодекса РФ, введенной в действие с 01.01.1995; статьями 1099 - 1101 второй части Гражданского кодекса РФ, введенной в действие с 01.03.1996; статьей 15 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 "О защите прав потребителей", действующей с 16.01.1996; частью 5 статьи 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих" от 27.05.1998, вступившего в силу с 01.01.1998; статьей 237 Трудового Кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 01.02.2002; пунктом 3 статьи 8 Федерального закона "Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24.07.1998, вступившего в силу с 06.01.2000; пунктом 2 статьи 38 Федерального закона от 13.03.2006 "О рекламе", введенного в действие с 01.07.2006. Однако, отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда. Например, в соответствии с пунктом 3 статьи 1 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик к трудовым отношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., может быть применена статья 131 названных Основ, регулирующая ответственность за нанесение морального вреда по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, поскольку отношения, связанные с компенсацией морального вреда, не урегулированы трудовым законодательством. В частности, суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконными увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п.. Таким образом, выплата работодателем дополнительных компенсаций, установленных специальным законодательством не может лишить работника, получившего производственную травму требовать возмещения морального вреда, причиненного сопутствующими страданиями. Факт и тяжесть травмы Левашова М.С., полученной на производстве при наличии вины работодателя подтвержден документально, что является основанием для выплаты в его пользу компенсации морального вреда. Получив травму в столь молодом возрасте (23 года), ведя активный образ жизни, поступив к ответчику на работу здоровым человеком, в связи с травмой, полученной на производстве, ввиду несоблюдения ответчиком требований охраны труда, признан инвалидом <данные изъяты> группы с установлением утраты трудоспособности в размере 80%, чем лишен возможности сегодня и в дальнейшем вести прежний образ жизни, создать и содержать семью. Данная травма настолько изменила жизнь Левашова М.С. к худшему, что с 2011 года он так и не смог вернуться к труду, не может полноценно отдыхать, общаться с людьми и вообще заниматься какой-либо деятельностью, так как ежедневно страдает от <данные изъяты> и иных связанных с повреждением проблем. Все эти боли являются последствием полученной производственной травмы, что подтверждено медицинскими документами. Учитывая то, что при несчастном случае на производстве вред был причинен самому ценному, что есть у человека - здоровью, суммой, которая смогла бы полностью загладить полученную нравственную боль и перенесенные моральные страдания, которые он переживает и по сей день, является 500 000 рублей. Считает, что руководство ОАО «Шахта Южная» необоснованно отказало Левашову М.С. в выплате возмещения морального вреда, в связи с чем у него возникло право на судебную защиту. На основании изложенного, просит взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей.

Истец Левашов М.С. в судебном заседании исковые требования поддержал, просил их удовлетворить.

Представитель истца Моисеенко Н.Е., действующая на основании ордера №1126 от 26.12.2019, в судебном заседании настаивала на требованиях истца.

Суду пояснила, что в 2011 г. травма, в период работы у ответчика, истец Левашов М.С. получил производственную травму. Полагает, что только ответчик является причинителем вреда и именно он должен компенсировать ему моральный вред.

Представитель ответчика Дудченко А.С., действующий на основании доверенности от 31.12.2019, исковые требования не признал.

Согласно отзыва на исковое заявление, АО «Черниговец» не согласно с заявленными требованиями по следующим основаниям. В силу абзаца второго пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваний", возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда. Частью 1 статьи 21 Федерального закона от 20.06.1996 № 81-ФЗ "О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности" определено, что социальная поддержка для работников и пенсионеров организаций по добыче (переработке) угля (горючих сланцев) устанавливается в соответствии с законодательством Российской Федерации, соглашениями, коллективными договорами за счет средств этих организаций. В соответствии с ч.1 ст.45 Трудового Кодекса РФ, соглашение - правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения и устанавливающий общие принципы регулирования связанных с ними экономических отношений, заключаемый между полномочными представителями работников и работодателей на федеральном, межрегиональном, региональном, отраслевом (межотраслевом) и территориальном уровнях социального партнерства в пределах их компетенции. Отраслевое (межотраслевое) соглашение устанавливает общие условия оплаты труда, гарантии, компенсации и льготы работникам отрасли (отраслей). Отраслевое (межотраслевое) соглашение может заключаться на федеральном, межрегиональном, региональном, территориальном уровнях социального партнерства (часть 8 статьи 45 Трудового Кодекса Российской Федерации). Согласно статье 46 Трудового Кодекса РФ, в соглашение могут включаться взаимные обязательства сторон, в том числе по вопросам гарантий, компенсаций и льгот работникам. Пунктом 1.1 Федерального отраслевого соглашения предусмотрено, что оно является правовым актом, регулирующим социально-трудовые отношения и устанавливающим общие принципы регулирования связанных с ними экономических отношений в организациях угольной промышленности, а также в иных организациях независимо от их организационно-правовых форм и видов собственности, осуществляющих деятельность в угольной промышленности и подписавших или присоединившихся к отраслевому соглашению после его заключения. Отраслевое соглашение распространяется на работодателей, заключивших отраслевое соглашение, работодателей, присоединившихся к отраслевому соглашению после его заключения, всех работников, состоящих в трудовых отношениях с названными работодателями (п. 1.4 Федерального отраслевого соглашения). Пунктом 5.4 Федерального отраслевого соглашения определено, что в случае установления впервые работнику, занятому в организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля (сланца), утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания в счет возмещения морального вреда работодатель обеспечивает выплату единовременной компенсации из расчета не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из Фонда социального страхования Российской Федерации) в порядке, оговоренном в коллективном договоре, соглашении или локальном нормативном акте, принятом по согласованию с соответствующим органом профсоюза. Согласно пункту 2.3 Приложения № 12 к Коллективному договору ОАО «Черниговец» на 2014-2016 годы размер единовременной выплаты в счет компенсации морального вреда составляет двадцать процентов от среднемесячного заработка Работника за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности с учетом суммы единовременной страховой выплаты, выплачиваемой из Фонда социального страхования РФ в соответствии с ФЗ от 24.07.1998 № 125- ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее - Закон). Из приведенных положений закона, Федерального отраслевого соглашения и коллективного договора, подлежащих применению к спорным отношениям сторон, следует, что в отраслевых соглашениях и коллективных договорах могут устанавливаться условия оплаты труда, гарантии, компенсации и льготы работникам конкретной отрасли, в настоящем случае - угольной промышленности, подлежащие применению работодателями при возникновении обстоятельств, оговоренных в отраслевом соглашении и коллективном договоре. В данном случае порядок выплаты работникам компенсации морального вреда в связи с выявлением у них профессионального заболевания и ее конкретный размер определены в Федеральном отраслевом соглашении и коллективном договоре АО «Черниговец», действующем на момент предъявления требования о взыскании морального вреда. Право работников АО «Черниговец» на выплату единовременного пособия именно в качестве компенсации морального вреда, причиненного вследствие утраты работником профессиональной трудоспособности, предусмотрено пунктом 2.3 Положения о порядке выплаты единовременной компенсации в связи с утратой профессиональной трудоспособности (приложение к коллективному договору) и пунктом 5.4 Федерального отраслевого соглашения. Таким образом, стороны трудовых отношений пришли к соглашению о конкретном размере компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, что не противоречит закону. 25.01.2012 истцу выплачено единовременное пособие в счет компенсации морального вреда в размере 392 043, 68 рублей с учетом положений коллективного договора, вытекающего из положений пункта 5.4 Федерального отраслевого соглашения, что подтверждается платежным поручением № 264 от 25.01.2012. Таким образом, требования Левашова М.С. о взыскании компенсации морального вреда в размере 500 000,00 рублей не подлежат удовлетворению.

Заслушав пояснения сторон, изучив материалы дела, суд считает иск обоснованным, и подлежащим удовлетворению.

В соответствии с ч.1 ст. 21 ТК РФ, работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами, на обязательное социальное страхование в случаях, предусмотренных федеральными законами.

В силу ч.2 ст.22 ТК РФ, работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы Трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров; обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда; осуществлять обязательное социальное страхование работников в порядке, установленном федеральными законами; возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу ч.1 ст.212 ТК РФ, обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Согласно ч.1 ст.219 ТК РФ, каждый работник имеет право на рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда, а также гарантии и компенсации, установленные в соответствии с данным кодексом, коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом, трудовым договором, если он занят на работах с вредными и (или) опасными условиями труда.

Возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, регулируется Федеральным законом от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее - Федеральный закон от 24.07.1998 № 125-ФЗ), абзац второй пункта 3 статьи 8 которого предусматривает, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Порядок и условия возмещения морального вреда работнику определены статьей 237 ТК РФ, согласно которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В абзаце третьем пункта 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в соответствии со ст. 237 ТК РФ компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Соответственно, суд не вправе в отсутствие спора о размере выплаченной работодателем работнику на основании коллективного договора компенсации морального вреда в связи с повреждением здоровья определять работнику размер компенсации морального вреда, отличный от размера такой компенсации, предусмотренного коллективным договором.

В абзаце четвертом пункта 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работника, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Частью 1 статьи 21 Федерального закона от 20.06.1996 № 81-ФЗ "О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности" определено, что социальная поддержка для работников и пенсионеров организаций по добыче (переработке) угля (горючих сланцев) устанавливается в соответствии с законодательством Российской Федерации, соглашениями, коллективными договорами за счет средств этих организаций.

В соответствии с частью 1 статьи 45 Трудового Кодекса РФ, соглашение - правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения и устанавливающий общие принципы регулирования связанных с ними экономических отношений, заключаемый между полномочными представителями работников и работодателей на федеральном, межрегиональном, региональном, отраслевом (межотраслевом) и территориальном уровнях социального партнерства в пределах их компетенции.

Отраслевое (межотраслевое) соглашение устанавливает общие условия оплаты труда, гарантии, компенсации и льготы работникам отрасли (отраслей). Отраслевое (межотраслевое) соглашение может заключаться на федеральном, межрегиональном, региональном, территориальном уровнях социального партнерства (часть 8 статьи 45 Трудового Кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 46 Трудового Кодекса РФ, в соглашение могут включаться взаимные обязательства сторон, в том числе по вопросам гарантий, компенсаций и льгот работникам.

Судом установлено, что в период работы по профессии подземного горнорабочего в ОАО «Шахта Южная» филиала АО «Черниговец», 05.03.2011произошел несчастный случай на производстве, в результате которого истец Левашов М.С. получил травму, а именно <данные изъяты>

Работодателем составлен акт № 5 о несчастном случае на производстве в отношении истца (л.д. 9-10), из которого следует, что 05.03.2011 около 19 часов 05 минут прекратилась подача сжатого воздуха в лаве 4В и в подготовительном забое магистрального путевого штрека. Для выяснения причин прекращения подачи сжатого воздуха горный мастер участка ГКР № 2 ФИО5 дал задание электрослесарю подземному ФИО6 выяснить причину. Эл.слесарь ФИО6 пошел на поверхность, зашел в помещение, где находились компрессора «Шторм-2800». Компрессор находился в исправном состоянии и работал в автоматическом режиме. ФИО6 от компрессора пошел вдоль воздухоподающего става, обследуя каждую задвижку, каждый спускной вентиль и обнаружил, что воздух не поступает через спускные вентиля в районе Флангового ствола № 2. Горный мастер доложил об этом горному диспетчеру ФИО7 Примерно в 21-00 горный диспетчер доложил о случившемся ген.директору. Ген.директор дал команду силами участка МДГШО устранить неисправность, диспетчер ФИО7 отправляет на место работ начальника смены ФИО3, по телефону находит помощника начальника участка МДГШО ФИО2, который находился на фланговом стволе № 3, и объяснил ему поставленную задачу. Помощник начальника участка МДГШО ФИО2 в 21-10 встречает горномонтажников участка МДГШО ФИО8 и Левашова М.С. на поверхности в районе Флангового ствола № 2, которые занимались доставкой лесоматериалов в лаву 4В, согласно полученному наряду. Помощник начальника участка МДГШО ФИО2 меняет наряд и отправляет горномонтажников на зачистку воздухоподающего трубопровода от наледи. Для этих работ ФИО2 провел с горномонтажниками инструктаж на месте: объяснил им что надо ковать воздуховод и попытаться удалить в нем ледяные наросты путем обстукивания трубы и продувки воздухом, для этих целей он сказал, чтобы горномонтажники переоделись в зимнюю спецодежду, взяли с собой монтажные пояса для работы на высоте и необходимые инструменты, (ключи, кувалды). Около 21-20 часов ФИО2 перекрыл задвижку. Горномонтажники Левашов М.С., ФИО8 подставили деревянную лестницу. Левашов М.С. залез наверх и раскрутил трубопровод, рассоединив трубу, зафиксировал концы цепью, соединив ее серьгой с болтом. После этих работ Левашов М.С. слез на почву, а ФИО2 открыл задвижку, Левашов М.С. с ФИО8 крикнули ФИО2, что воздух не идет и Ватутин снова закрыл задвижку. Левашов М.С. и ФИО8 переставили лестницу в районе стрелочного перевода в 21-40. Левашов М.С. залез наверх, встал на стрелочный перевод, зацепился с помощью ремня за спец.профиль эстакады и стал обстукивать пластиковую трубу кувалдой. Левашов М.С. нанес 3-4 удара, после этого произошел хлопок. Пластиковую трубу сорвало с закрепленной цепи, оторвав при этом фланец. Из трубы вылетела пробка (куски льда) и пошел воздух, труба дернулась, задев Левашова М.С., после чего он потерял равновесие и упал на стрелочный перевод, ударившись головой о металлическую конструкцию стрелочного перевода и находился в бессознательном состоянии.

В связи с указанной травмой истец с 06.03.2011 по 05.04.2011 находился на стационарном лечении с диагнозом: <данные изъяты> что подтверждается выписным эпикризом (л.д. 12).

Согласно справкам МСЭ, истцу Левашову М.С. определено 50 %, а затем 80 % утраты трудоспособности, бессрочно, по последствиям травмы (л.д. 11).

В силу ч. 2 ст. 5 ТК РФ, в коллективных договорах, соглашениях, а также в локальных нормативных правовых актах и трудовых договорах возможно закрепление дополнительных по сравнению с действующим законодательством гарантий работникам и случаев их предоставления.

Согласно п. 5.4 Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности РФ на 2010-2012 года, в случае установления впервые работнику, занятому в Организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля (сланца), утраты профессионально трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания в счет возмещения морального вреда Работодатель обеспечивает выплату единовременной компенсации из расчета не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из Фонда социального страхования РФ) в порядке, оговоренном в коллективном договоре, соглашении или локальном нормативном акте, принятом по согласованию с соответствующим органом Профсоюза. В случае, когда ответственность за причинение вреда здоровью работника в виде профессионального заболевания возложена на несколько организаций, Работодатель несет долевую ответственность, которая определяется пропорционально степени вины работодателей. При этом в коллективных договорах (соглашениях) или локальных нормативных актах, принятых по согласованию с соответствующим органом Профсоюза, предусматриваются случаи, при которых Работодатель принимает на себя ответственность по выплатам за иные организации.

11.01.2012 ОАО «Шахта Южная» был издан приказ №23 о выплате Левашову М.С. единовременной компенсации в счет возмещения морального вреда, причиненного повреждением здоровья вследствие несчастного случая на производстве и утратой профессиональной трудоспособности на 80 %, в размере 20 % от среднего заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности в размере 392 043, 68 рублей, в соответствии с п. 5.4 Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности РФ на 2010-2012 г.г., п. 7.4 Коллективного договора ОАО «Шахта Южная» на 2010-2012 г.г. (л.д. 18).

В соответствии с платежным поручением № 264 от 25.01.2012, ОАО «Шахта Южная» перечислило истцу Левашову М.С. 392 043, 68 рублей (л.д. 19).

Судом также установлено, что истец Левашов М.С. обратился к ответчику с заявлением о выплате денежной компенсации морального вреда в связи с полученной производственной травмой (л.д. 21).

25.09.2019 на данное обращение истцу было отказано в удовлетворении заявления (л.д. 22).

То обстоятельство, что ответчиком, как работодателем в добровольном порядке выплачены денежные суммы в счет возмещения морального вреда в размере 392 043, 68 рублей, не освобождает его и от обязанности по компенсации морального вреда, причиненного истцу в связи с получением травмы на производстве, поскольку выплата указанного единовременного пособия предусмотрена п. 5.4 Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности РФ на 2010-2012 г.г., п. 7.4 Коллективного договора ОАО «Шахта Южная» на 2010-2012 г.г. сверх установленного законодательством РФ размера возмещения вреда.

В соответствии со ст.237 ТК РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Судом установлено, что соглашение о денежной компенсации морального вреда сторонами не достигнуто.

Судом также установлено, что в связи с полученной Левашовым М.С. 05.03.2011 травмой при несчастном случае на производстве в ОАО «Шахта Южная», ему причинен моральный вред, выразившийся в нравственных и физических страданиях, связанных с переживанием в течении длительного периода <данные изъяты>, являющимися последствием полученной травмы.

Данные обстоятельства не оспариваются, представленными истцом медицинскими документами о состоянии здоровья истца Левашова М.С. (л.д. 23-52).

Кроме того, в связи с полученной травмой истец Левашов М.С. был лишен возможности осуществлять трудовую деятельность по специальности, вести привычный образ жизни.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, суд признаёт, что ответчик является причинителем морального вреда истцу Левашову М.С., а потому, в силу положений ст. 22 ТК РФ, ст. 151, 1064 ГК РФ, ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», на ответчика должна быть возложена обязанность по компенсации морального вреда, причинённого истцу.

При определении размера компенсации морального вреда, суд принимает во внимание физическое состояние истца Левашова М.С., вынужденного проходить лечение, его возраст, утрату трудоспособности 80%, нарушение устоявшегося жизненного уклада, а также степень вины ответчика, характер нравственных страданий потерпевшего, требования разумности и справедливости, а также размер выплат, произведенный ответчиком.

Суд считает необходимым определить компенсацию морального вреда в сумме 100 000 рублей, полагая, что компенсация морального вреда в данном размере соразмерна характеру причиненного вреда, не приведет к неосновательному обогащению истца, не поставит ответчика в чрезмерно тяжелое имущественное положение.

Учитывая, что ОАО «Шахта Южная» является филиалом АО «Черниговец» и согласно Положения о «Шахте Южная» ( филиал АО Черниговец) филиал является подразделением АО «Черниговец», осуществляет деятельность от его имени, не является юридическим лицом, действует от имени АО «Черниговец», ответственность за деятельность филиала несет АО «Черниговец», АО «Черниговец» финансирует работу филиала, соответственно взыскание морального вреда необходимо производить с АО «Черниговец».

На основании изложенного и руководствуясь ст.194-199 ГПК РФ суд,

Решил:

Взыскать с АО «Черниговец» в пользу Левашова Максима Сергеевича компенсацию морального вреда в размере 100 000 (сто тысяч рублей) рублей.

        В удовлетворении исковых требований к ОАО «Шахта Южная» отказать.

       Решение может быть обжаловано в Кемеровский областной суд в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме (мотивированного решения).

Мотивированное решение изготовлено 12.03.2020 года.

Председательствующий:

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.