Ильин Эдуард Дмитриевич, ООО Охранное агентство Шериф, ТСН "Бизнес-Центр на Поленова": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-805/2020 ~ М-46/2020

Дата решения: 17.07.2020

Дата вступления в силу: 31.08.2020

Истец (заявитель): Сизых Андрей Викторович

Ответчик: Ильин Эдуард Дмитриевич, ООО Охранное агентство Шериф, ТСН "Бизнес-Центр на Поленова"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

38RS0-43

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

17 июля 2020 года г. Иркутск

Иркутский районный суд Иркутской области в составе председательствующего судьи Недбаевской О.В., при секретаре Комине А.А.,

с участием старшего помощника прокурора Иркутского района С.Е,Н,,

представителя ответчика ООО Охранное агентство «Шериф» К,Р,В,,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С,А,В, к ООО Охранное агентство «Шериф», ТСН «Бизнес-Центр на Поленова», И.Э.Д. о взыскании компенсации морального вреда, компенсации за временную утрату нетрудоспособности, компенсации за неиспользованный отпуск, задолженности по заработной плате, компенсации за больничный лист,

УСТАНОВИЛ:

Истец С,А,В, обратился в суд с исковым заявлением к ООО Охранное агентство «Шериф», ТСН «Бизнес-Центр на Поленова», И.Э.Д., в котором с учетом уточнений просит взыскать с ООО ОА «Шериф», ТСН «Бизнес-Центр на Поленова», И.Э.Д. компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб. за причинение вреда здоровья согласно Акту № 1 о несчастном случае на производстве по форме Н-1; взыскать с ответчика ООО ОА «Шериф» компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб. согласно Акту № 2 о несчастном случае на производстве по форме Н-1, компенсацию за временную утрату трудоспособности в размере 61 208 руб., компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 64 460 руб., задолженность по заработной плате в размере 60 000 руб., компенсацию за больничный лист в размере 9 205,44 руб.

В обоснование заявленных исковых требований истец указал, что между ООО ОА «Шериф» в лице директора И.Э.Д., и С,А,В, заключен трудовой договор от 18.01.2018, согласно которому С,А,В, принят на должность ученика охранника, дополнительным соглашением № 2 от 01.03.2019 к трудовому договору от 18.01.2018 С,А,В, принят на должность охранника 6-го разряда.

При исполнении трудовых обязанностей 18.01.2019 С,А,В, повредил здоровье вследствие несчастного случая на производстве: в соответствии с графиком заступил на круглосуточную смену, при входе в офис с .... поскользнулся на лестнице в тамбуре здания, так как ступени были покрыты наледью и ударил крестец, боли усилились в процессе деятельности и С,А,В, обратился в травм пункт.

По факту произошедшего несчастного случая был составлен Акт № 1 о несчастном случае на производстве по форме Н-1.

По мнению истца, работодателем был допущено грубое нарушение техники безопасности, что привело к травме работника, в части отслеживания безопасности по уборке территории, где осуществляют трудовую деятельность работники, так как образовавшаяся наледь на ступеньках могла привести к более плачевным последствиям и для других работниках, осуществляющих деятельность на предприятии.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан, в частности:

соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы Трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров;

обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда;

обеспечивать работников оборудованием, инструментами, технической документацией и иными средствами, необходимыми для исполнения ими трудовых обязанностей.

Данные требования законодательства работодателем выполнены не были.

Согласно медицинскому заключению о характере полученных травм в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести, выданному 15.10.2019 ОГБУЗ «Иркутская клиническая больница № 3» установлен и зафиксирован диагноз «закрытый перелом крестца без смещения отломков, ушиб крестцово-повздошного сочленения, контузия нервных сплетений таза», согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья указанное повреждение относится к категории легкая.

Между И.Э.Д. и ООО ОА «Шериф» заключен договор аренды нежилого помещения, находящегося в собственности арендодателя, в рамках указанного договора Арендодатель передает, а арендатор принимает нежилое помещение. В рамках договора о совместном содержании и ремонте общего имущества в административном нежилом здании от 10.12.2014, заключенному между ТСН «Бизнес-Центр на Поленова» и И.Э.Д. предусмотрены обязательства, согласно которому товарищество за плату обязуется оказывать услуги и выполнять работы по содержанию и ремонту общего имущества, соответственно в связи с тем, что территория должным образом не была убрана, истец получил травмы, соответственно имеет право на возмещение морального вреда у И.Э.Д. и ТСН «Бизнес-Центр на Поленова» солидарно, так как собственник несет бремя содержания имущества, а товарищество все ремонтные работы, управление общим имуществом в том числе уборка снега и наледи.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

При исполнении трудовых обязанностей 03.09.2019, примерно в 11:30 С,А,В, повредил здоровье вследствие несчастного случая на производстве: в составе ГБР прибыл на задержание неизвестного, пытавшего похитить товар, в процессе задержания гражданин, похитивший товар, вел себя агрессивно, на что применили силу, надели на него наручники, во время задержания неизвестный пытался выдавить глаз С,А,В,, в результате чего нанес ему травму правого глаза.

По факту произошедшего несчастного случая был составлен Акт № 2 о несчастном случае на производстве по форме Н-1.

По мнению истца, работодателем был допущено грубое нарушение техники безопасности, что привело к травме работника, в части отслеживания безопасности противоправным действиям в отношении сотрудников третьими лицами, не был проведен должным образом инструктаж.

Согласно медицинскому заключению о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести, выданной 16.10.2019 ОГБУЗ «Иркутская городская больница № 6» установлен и зафиксирован диагноз «контузия легкой степени правого глаза», согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья указанное повреждение относится к категории легкая.

Никаких выплат ответчик в связи с причинением вреда здоровью С,А,В, не произвел, что нарушает права на получение компенсации за причинение вреда здоровью работника на предприятии, в связи с чем, предварительно С,А,В, обратился к ответчику с претензией с приложением затрат на покупку лекарства, однако в удовлетворении претензионных требований С,А,В, было отказано, в связи с чем С,А,В, вынужден обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав, поскольку считает, что причиненный вред должен быть компенсирован ответчиком в части возмещения морального вреда, убытков на покупку лекарства, оригиналы кассовых чеков представлены работодателю на ознакомление, однако работодатель уклоняется от возврата.

Согласно ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

В силу части 3 статьи 8 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Статьей 237 ТК РФ предусмотрено, что моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Принимая во внимание обстоятельства несчастного случая на производстве, учитывая его основные причины, тяжесть перенесенных истцом физических и нравственных страданий, длительность лечения, нравственные страдания в связи с утратой профессиональной трудоспособности, которая лишила истца возможности вести нормальный образ жизни, истец полагает, что у него есть правовые основания для предъявления требования к ответчику о выплате компенсации причиненного морального вреда в размере 300 000 руб.

Согласно листку нетрудоспособности , выданному ОГБУЗ ИГКБ № 3 от 25.02.2019, С,А,В, была установлена временная утрата трудоспособности в период с 26.02.2019 по 11.03.2019.

Из п. 3 ст. 12 Закона № 125-ФЗ следует, что среднемесячный заработок застрахованного исчисляется путем деления общей суммы его заработка (с учетом премий, начисленных в расчетном периоде) за 12 месяцев повлекшей повреждение здоровья работы, предшествовавших месяцу, в котором с ним произошел несчастный случай на производстве, установлен диагноз профессионального заболевания или (по выбору застрахованного) установлена утрата (снижение) его профессиональной трудоспособности.

Соответственно за вышеуказанный период работодатель обязуется оплатить из расчета 35 000 руб. * 12= 420 000 руб. / 247 дней (общее количество рабочих дней) = 1 700 руб. (средняя оплата за день)* 14 (общее количество дней на больничном) = 23 800 руб. - задолженность работодателя перед работником.

Согласно листку нетрудоспособности, выданному ОГБУЗ ИГБ № 6 от 17.09.2019, С,А,В, была установлена временная утрата трудоспособности в период с 03.09.2019 по 25.09.2019.

Соответственно за вышеуказанный период работодатель обязуется оплатить из расчета 35 000 руб. * 12= 420 000 руб. / 247 дней (общее количество рабочих дней) = 1 700 руб. (средняя оплата за день)* 22 (общее количество дней на больничном) = 37 408 руб. - задолженность работодателя перед работником.

Также работодатель не оплатил больничный лист, поданный за период нетрудоспособности с 04.07.2019 по 11.07.2019. Период нетрудоспособности: 04.07.2019—11.07.2019.

Средний дневной заработок: 1 150,68 руб., размер пособия -100%, оплата в день - 1 150,68 руб., дней к оплате – 8, за счет организации - 3 452,04 руб., за счет ФСС - 5 753,40 руб. Сумма пособия - 9 205,44 руб.

В соответствии со ст. 127 ТК РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска. Работодателем не выплачены отпускные за период с 18.01.2018 по 17.01.2019. Сумма отпускных: 35 дней - длительность отпуска х 1 294,08 руб. Среднедневной заработок = 45 292,80 руб. НДФЛ 13% : 5 888,00 руб. Сумма НДФЛ приведена примерная. Для точного расчета нужно учесть суммы начислений, налога и вычетов с начала года. К выплате без НДФЛ: 39 404,80 руб.

Соответственно на основании вышеуказанных расчетов работодателем не выплачены отпускные с периода 05.04.2019 по 02.05.2019 за период работы с 18.01.2018 в общей сумме 39 404,80 руб.

Работодателем не выплачены отпускные за период с 17.01.2019 по 28.10.2019 в общей сумме 25 056,87 руб. Сумма отпускных: 21 день - длительность отпуска х 1 371,47 руб. Среднедневной заработок = 28 800,87 руб. НДФЛ 13%: 3 744,00 руб. Сумма НДФЛ приведена примерная. Для точного расчета нужно учесть суммы начислений, налога и вычетов с начала года. К выплате без НДФЛ: 25 056,87 руб.

Также в рамках трудовой деятельности работодателем удержано из заработной платы денежная сумма в размере 60 000 руб. в связи с кражей терминала третьими лицами при охране объекта, расположенного по адресу: МФЦ мкр. Березовый, однако, согласно ст. 238 ТК РФ, Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам. Соответственно указанная выше сумма является ответственностью работодателя.

В судебное заседание истец С,А,В, и его представитель Н.К,А, не явились, о рассмотрении дела были извещены надлежащим образом, ходатайствовали об отложении судебного заседания, однако, в удовлетворении данного ходатайства судом было отказано. Причины неявки истца и его представителя в судебное заседание были признаны судом неуважительными.

Представитель ответчика ООО ОА «Шериф» К,Р,В, в судебном заседании возражал против удовлетворения требований истца, поддержав позицию в ранее представленном суду отзыве. Полагал, что оснований для удовлетворения требований не имеется.

Представитель ответчика ТСН «Бизнес-Центр на Поленова» в судебное заседание не явился, о рассмотрении дела был извещен надлежащим образом, сведений об уважительности причин своей неявки, возражений по существу заявленных исковых требований, ходатайств об отложении судебного заседания суду не представил.

Ответчик И.Э.Д. в судебное заседание не явился, о рассмотрении дела был извещен надлежащим образом, сведений об уважительности причин своей неявки, возражений по существу заявленных исковых требований, ходатайств об отложении судебного заседания суду не представил.

С учетом положений ст. 167 ГПК РФ суд полагает возможным рассмотреть настоящее гражданское дело в отсутствие не явившихся участников процесса, учитывая их надлежащее извещение о рассмотрении дела.

Выслушав пояснения представителя ответчика, допросив специалиста, изучив письменные материалы дела, оценив представленные доказательства в совокупности, а также принимая во внимание заключение старшего помощника прокурора Иркутского района С.Е,Н,, полагавшей заявленные исковые требования законными и обоснованными, подлежащими удовлетворению в разумных пределах только в части взыскания компенсации морального вреда, суд приходит к выводу о частичном удовлетворении требований истца, исходя из следующего.

Согласно ст. 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Право на жизнь и охрану здоровья относится к числу общепризнанных, основных, неотчуждаемых прав и свобод человека, подлежащих государственной защите (ст. 7, ч. 1 ст. 20, ст. 41 Конституции РФ).

В соответствии с п. 3 ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.

Согласно ст. 212 Трудового Кодекса РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда в организации возлагаются на работодателя.

В соответствии со ст. 227 Трудового Кодекса РФ расследованию в установленном порядке как несчастные случаи на производстве подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Аналогичный подход к квалификации несчастного случая как произошедшего на производстве следует также из абз. 10 ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», из п. 3 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного Постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 24 октября 2002 года № 73.

По смыслу приведенных правовых норм несчастный случай на производстве образует любое повреждение здоровья, полученное работником при исполнении им трудовых обязанностей или выполнении иной работы по поручению работодателя, а также при осуществлении других правомерных действий, вытекающих из трудовых отношений, которое повлекло необходимость перевода пострадавшего на другую работу, временную или стойкую утрату им трудоспособности, а также его смерть.

Частью 3 статьи 8 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» предусмотрено, что возмещение морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

По правилам статьи 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Из содержания статьи 1101 ГК РФ следует, что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме (часть 1). Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (часть 2).

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации», суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

В ходе рассмотрения дела по существу установлено и материалами дела подтверждается, что согласно трудовому договору №776 от 18.01.2018, приказу о приеме на работу л/с от 18.01.2018 С,А,В, принят в ООО ОА «Шериф» на должность ученика охранника с 18.01.2018, с тарифной ставкой 9500 руб., районным коэффициентом 30%, процентной надбавкой 30%.

Приказом №36 от 01.03.2018 С,А,В, переведен на должность охранника 6-го разряда. С приказом о переводе работник ознакомлен под роспись, в данной связи с С,А,В, заключено дополнительное соглашение №2 от 01.03.2018 к трудовому договору от 18.01.2018.

Как следует из доводов искового, в период работы в ООО ОА «Шериф» в результате несчастных случае на производстве им были получены травмы. Данные доводы истца подтверждаются Актами № 1 и № 2 о несчастном случае на производстве, составленным по форме Н-1.

Так из Акта № 1 о несчастном случае на производстве, утвержденном и.о. директора ООО АО «Шериф» 13.11.2019, следует, что несчастный случай произошел с С,А,В, 18.01.2019 на лестнице в тамбуре 5-ти этажного здания, в котором расположен офис ООО ОАО «Шериф» по адресу: .....

Обстоятельства несчастного случая зафиксированы в указанном Акте №1, в котором помимо прочего отражено, что при входе в офис с .... с охранником из ломбарда С,А,В, поскользнулся на лестнице в тамбуре здания офиса, т.к. ступни были покрыты наледью, и ударил крестец.

Согласно медицинскому заключению о характере полученных повреждений в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести, выданному 15.10.2019 ОГБУЗ ИГКБ **/**/**** в 23.06 С,А,В, поступил в травматологический пункт № 3 с диагнозом: Закрытый перелом крестца без смещения отломков. Ушиб крестово-подвздошного сочленения, контузия нервных сплетений таза» (S 32.10). Согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья, указанное повреждение относится к категории легкая, что также зафиксировано в Акте .

Причиной несчастного случая, как было зафиксировано в Акте №1, явилась личная неосторожность пострадавшего С,А,В,.

В результате данного несчастного случая С,А,В, отсутствовал на рабочем месте по причине болезни (больничные листы) в период с 18.01.2019 по 11.03.2019.

Кроме того, из Акта № 2 о несчастном случае на производстве, утвержденном и.о. директора ООО АО «Шериф» 13.11.2019, следует, что 03.09.2019 с С,А,В, при исполнении им своих трудовых обязанностей произошел еще один несчастный случай на улице перед входом в универсам «Удача», расположенный по адресу: .... при задержании неизвестного лица, пытавшегося совершить кражу товаров из универсама.

Обстоятельства несчастного случая зафиксированы в указанном Акте , в котором помимо прочего отражено, что 03.09.2019 экипаж ГБР в составе охранников К,В,А,, С,А,В, находился на дежурстве в соответствии с графиком работы. Около 11 час. 20 мин. указанный экипаж получил сообщение от начальника дежурной смены о необходимости прибыть к универсаму «Удача» по адресу: .... с целю оказания помощи экипажу ГБР в задержании неизвестного, пытавшегося похитить товар. Прибыв на место, охранники К,В,А, и С,А,В, приняли участие в оказании помощи охранникам Ф,В,В, К,Е,А,, которые пытались задержать неизвестного. Во время задержания, похитивший товар гражданин вел себя агрессивно. Исходя из резвившейся ситуации, было принято решение о применении физической силы и спецсредств. Предупредив об этом неизвестного, охранники, применив физическую силу, надели на него наручники. Во время задержания неизвестный пытался выдавить глаз С,А,В,, в результате чего нанес ему травму правового глаза. На место происшествия был вызван наряд полиции и бригада скорой помощи. С,А,В, на служебном автомобиле был доставлен в ОГБУЗ ИГБ , где ему была оказана медицинская помощь.

Согласно медицинскому заключению о характере полученных повреждений в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести, выданному 16.0.2019 ОГБУЗ ИГКБ **/**/**** в 14.58 С,А,В, поступил в травматологический пункт с диагнозом: Контузия легкой степени правового глаза (S 00.1). Согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья, указанное повреждение относится к категории легкая, что также зафиксировано в Акте .

Причиной несчастного случая, как было зафиксировано в Акте , явились противоправные действия других лиц.

В результате данного несчастного случая С,А,В, отсутствовал на рабочем месте по причине болезни (больничные листы) в период с 03.09.2019 по 24.09.2019, затем с 08.10.2019 по 23.10.2019.

Таким образом, факт получения С,А,В, повреждений здоровья в результате исполнения им своих трудовых обязанностей объективно подтвержден материалами дела.

Приказом № с от 28.10.2019 трудовой договор с С,А,В, был расторгнут на основании п. 3 ст. 77 ТК РФ (по собственному желанию).

Исходя из ст. 21 Трудового Кодекса РФ, работник имеет право на рабочее место, соответствующее государственным нормативным требованиям охраны труда и условиям, предусмотренным коллективным договором; полную достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте.

Согласно ст. 22 Трудового Кодекса РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

Как указывалось вышке, в соответствии с положениями ст. 212 Трудового Кодекса РФ работодатель обязан обеспечить организацию контроля за состоянием условий труда на рабочих местах, а также за правильностью применения работниками средств индивидуальной и коллективной защиты, информирование работников об условиях и охране труда на рабочих местах, о риске повреждения здоровья и полагающихся им компенсациях и средствах индивидуальной защиты.

Учитывая, что в соответствии со ст. 212 Трудового Кодекса РФ обязанность по обеспечению безопасности работников при эксплуатации оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов; принятия мер по предотвращению аварийных ситуаций, сохранению жизни и здоровья работников при возникновении таких ситуаций возлагается на работодателя, непосредственным причинителем вреда в данном случае является ответчик, с которого подлежит взысканию компенсация морального вреда.

В судебном заседании ответчиком ООО ОА «Шериф» не представлено бесспорных доказательств того, что для организации безопасных условий труда работников ООО ОА «Шериф», в том числе и работника С,А,В,, были предприняты все необходимые меры.

Таким образом, ответчик, как лицо, виновное в ненадлежащем исполнении обязанностей по охране и безопасности труда своих работников обязан возместить истцу моральный вред, причиненный полученной на производстве травмой.

С учетом установленных обстоятельств причинения истцу вреда здоровью, повлекшего его нетрудоспособность, невозможность осуществления трудовой функции, связанные с этим переживания, сам факт повреждения глаза как жизненно важного органа – органа зрения и иные связанные с этим неблагоприятные последствия дают основания полагать о причинении истцу физических и нравственных страданий, обязанность компенсировать которые в силу положений ст. 22, 237 Трудового Кодекса РФ, статей 151, 1101 Гражданского кодекса РФ, положений статьи 8 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации должна быть возложена на причинителя вреда, которым в настоящем случае является работодатель.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд, руководствуясь указанными выше нормами права, принимая во внимание, что факт причинения вреда здоровью С,А,В,, выражающийся в физических страданиях, установлен, исходя из продолжительности лечения после полученных травм, степени тяжести полученных травм, а также обстоятельств их причинения, в том числе крестца, повреждение которого было получено С,А,В, по собственной неосторожности, учитывая факт добровольной компенсации работодателем причиненного С,А,В, морального вреда в результате повреждения глаза, суд приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в общем размере 80 000 руб. (60 000 руб. по Акту и 20 000 руб. - по Акту (учитывая добровольную компенсацию работодателем в размере 20 000 руб.)), находя данный размер компенсации отвечающим требованиям разумности и справедливости.

При определении размера компенсации морального вреда суд также учитывает поведение работодателя после произошедшего несчастного случая на производстве, в частности принятие им мер к заглаживанию причиненного истцу морального вреда в досудебном порядке и непринятые своевременных мер к оформлению документов о произошедших несчастных случаях.

Доводы представителя ответчика ООО АО «Шериф» К,Р,В, о том, что Общество не является причинителем вреда С,А,В, по факту повреждения крестца, поскольку ответчик не несет обязанности по содержанию общего имущества собственников нежилых помещений здания, по адресу: ...., что ответственность в данном случае за причинение вреда может быть возложена на ТСН «Бизнес-центр на Поленова», суд оценивает критически, как основанные на неверном толковании норм материального права, учитывая наличие в материалах дела составленных в установленном законом порядке Актов о несчастном случае на производстве.

Рассматривая требования истца о взыскании задолженности по заработной плате в размере 60 000 руб., суд приходит к следующему выводу.

Согласно ст. 137 ТК РФ удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться:

для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счет заработной платы;

для погашения неизрасходованного и своевременно не возвращенного аванса, выданного в связи со служебной командировкой или переводом на другую работу в другую местность, а также в других случаях;

для возврата сумм, излишне выплаченных работнику вследствие счетных ошибок, а также сумм, излишне выплаченных работнику, в случае признания органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров вины работника в невыполнении норм труда. (часть третья статьи 155 настоящего Кодекса) или простое (часть третья статьи 157 настоящего Кодекса

при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска. Удержания за эти дни не производятся, если работник увольняется по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части первой статьи 77 или пунктами 1, 2 или 4 части первой статьи 81, пунктах 1, 2, 5, 6 и 7 статьи 83 настоящего Кодекса.

В случаях, предусмотренных абзацами вторым, третьим и четвертым части второй настоящей статьи, работодатель вправе принять решение об удержании из заработной платы работника не позднее одного месяца со дня окончания срока, установленного для возвращения аванса, погашения задолженности или неправильно исчисленных выплат, и при условии, если работник не оспаривает оснований и размеров удержания.

Заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении Трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы Трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев: счетной ошибки; если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда (часть третья статьи 155 настоящего Кодекса простое (часть третья статьи 157 настоящего Кодекса если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Согласно ст. 138 ТК РФ общий размер всех удержаний при каждой выплате заработной платы не может превышать 20 процентов, а в случаях, предусмотренных федеральными законами, - 50 процентов заработной платы, причитающейся работнику.

При удержании из заработной платы по нескольким исполнительным документам за работником во всяком случае должно быть сохранено 50 процентов заработной платы.

Ограничения, установленные настоящей статьей, не распространяются на удержания из заработной платы при отбывании исправительных работ, взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, возмещении вреда, причиненного здоровью другого лица. возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в связи со смертью кормильца, и возмещении ущерба, причиненного преступлением. Размер удержаний из заработной платы в этих случаях не может превышать 70 процентов.

Не допускаются удержания из выплат, на которые в соответствии с федеральным законом не обращается взыскание.

Согласно ч. 1 ст. 244 ТК РФ с работником может быть заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу имущества, вверенного работникам, непосредственно обслуживающим или использующим денежные, товарные ценности или иное имущество.

С охранником нельзя заключить договор о полной материальной ответственности (ст. 244 ТК, Постановление Минтруда России от **/**/**** ), вместе с тем, охранник несет ограниченную материальную ответственность на общих основаниях (ст. 241 ТК).

Согласно письменному пояснению директора ООО ОА «Шериф» И.Э.Д., данных в Государственную инспекцию труда в Иркутской области, следует: «..**/**/**** экипажем ГБР в результате грубого нарушения инструкций при получении сигнала «Тревога» произошла кража, тем самым охранному агентству был причинен ущерб. Стоимость похищенного терминала заказчик оценил в 42 000 руб. Из заработной платы С,А,В, была удержана сумма в 21 000 руб.».

В материалы дела представлена объяснительная записка С,А,В, от **/**/****, в которой он признает причиненный ущерб за украденный платежной терминал из МФЦ «Мои документы», по адресу .... р..... мкр. Березовый, 75 и обязуется возместить.

В порядке, предусмотренном ст.ст. 246-248 ТК РФ, ООО ОА «Шериф» с С,А,В, взыскан причиненный работодателю ущерб в размере 21 000 руб.

При этом, материалами дела подтверждается, что 18.12.2018 между ГАУ «МФЦ ИО» и ООО «Барьер» заключен договор на оказание услуг по охране объектов Ангарского, Иркутского и Шелеховского отделений ГАУ «МФЦ ИО», в т.ч. и отделения ГАУ «МФЦ ИО», по адресу: ...., р....., мкр. Березовый, .....

Между ООО «Барьер» и ООО ОА «Шериф» 01.01.2019 заключен договор на оказание охранных услуг, в соответствии с п. 1.3 которого ООО ОА «Шериф» приняло на себя обязательство осуществлять оперативное реагирование на сигналы тревоги, поступившие на ПЦН ООО «Барьер» с объектов, включая отделение ГАУ «МФЦ ИО», расположенное адресу: Иркутский район, р....., мкр. Березовый, ...., переданных на централизованную охрану ООО «Барьер». Оперативное реагирование осуществляется путем направления на объекты группы быстрого реагирования.

ООО ОА «Шериф» приняло на себя обязательство в случае поступления тревожного сигнала с объекта на ЦПН обеспечивать своевременное прибытие группы быстрого реагирования, в течение кратчайшего времени, обусловленного оптимальным маршрутом движения, но не позднее 5 минут с момента получения сигнала тревоги (п. 4.2.2. договора).

Как было установлено в ходе рассмотрения дела по существу, С,А,В,, находившийся в составе группы быстрого реагирования, не обеспечил прибытие группы в установленные указанным договором сроки.

В связи с произошедшим хищением ГАУ «МФЦ ИО» направило 30.09.2019 в адрес ООО «Барьер» претензию с требованием оплатить причиненный ущерб в размере 42 000 руб.

ООО «Барьер» направило в адрес ООО ОА «Шериф» претензию от 01.10.2019 с требованием возместить стоимость причиненного ущерба.

ООО ОА «Шериф» компенсировало ООО «Барьер» ущерб в размере 42 000 руб.

В п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» разъяснено, что под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба.

Принимая во внимание установленные по делу обстоятельства и представленные в материалы дела доказательств, с учетом представленного в материалы дела договора о индивидуальной материальной ответственности от 18.01.2018, заключенного между ООО ОА «Шериф» и С,А,В,, представленных в материалы дела расходных кассовых ордеров от 06.02.2019, 06.03.2019, 22.04.2019, 06.06.2019, 21.06.2019, 31.07.2019, 09.09.2019, 07.10.2019, 25.10.2019, суд приходит к выводу об отсутствии у ОА «Шериф» задолженности по заработной плате перед С,А,В, и правомерности взыскания с С,А,В, денежной суммы в размере 21 000 руб.

Рассматривая требования истца о взыскании компенсации за временную утрату трудоспособности в размере 61 208 руб., компенсации за неиспользованный отпуск в размере 64 460 руб., а также компенсации за больничный лист в размере 9 205,44 руб., суд приходит к следующему выводу.

Обращаясь в суд с иском, С,А,В, указал, что ООО ОА «Шериф» не произвело ему выплаты по листкам нетрудоспособности от 25.02.2019 (временная нетрудоспособность с 26.02.2019 по 11.03.2019), от 17.09.2019 (временная нетрудоспособность с 03.09.2019 по 25.09.2019), а также по листку нетрудоспособности (временная нетрудоспособность с 04.07.2019 по 11.07.2019).

Вместе с тем, указанные доводы истца опровергаются представленными в материалы дела доказательствами. В частности, ООО ОА «Шериф» на основании предоставленных С,А,В, листков нетрудоспособности произведены следующие страховые выплаты:

выплата в размере 11 281,14 руб. на основании листка нетрудоспособности за период с 18.01.2019 по 25.02.2019, что подтверждается расходным кассовым ордером от 06.03.2019;

выплата в размере 4 050 руб. на основании листка нетрудоспособности от 25.02.2019 (период с 26.02.2019 по 11.03.2019), что подтверждается расходным кассовым ордером от 22.04.2019;

выплата в размере 10 607 руб. на основании листков нетрудоспособности за период с 03.09.2019 по 17.09.2019, с 18.09.2019 по 24.09.2019, что подтверждается расходным кассовым ордером от 07.10.2019;

выплата в размере 4 628 руб., что подтверждается расходным кассовым ордером от 25.10.2019.

Поскольку листок нетрудоспособности за период с 04.07.2019 по 11.07.2019 С,А,В, ООО ОА «Шериф» не предъявлял, оснований для оплаты пособия по временной трудоспособности не имелось. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.

Позиция истца С,А,В, о том, что пособия по временной нетрудоспособности подлежали оплате в большем размере, не подтверждается относимыми и допустимыми доказательствами и основана на неверном толковании норм материального права, учитывая, что допрошенная в судебном заседании в качестве специалиста бухгалтер ООО ОА «Шериф» К,Т,Е, суду пояснила, что истец неверно производит расчет компенсации за временную утрату трудоспособности, а также расчет компенсации за неиспользованный отпуск.

Частью 1 статьи 9 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» предусмотрено, что пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием выплачивается за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, исчисленного в соответствии с Федеральным законом от 29.12.2006 № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».

Средний дневной заработок рассчитывается за 2 календарных года, предшествующих году наступления нетрудоспособности, исходя из всех выплат и вознаграждений, которые были начислены работнику за этот период и облагались страховыми взносами (ч. 1, 2 ст. 14 Федерального закона от 29.12.2006 № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством).

Поскольку С,А,В, являлся работником ООО ОА «Шериф» в период с 18.01.2018 по 28.10.2019 и, как пояснила допрошенная в судебном заседании бухгалтер ООО ОА «Шериф» К,Т,Е,, не представил сведения о заработной плате за 2017 г.г., то пособие по временной нетрудоспособности определялось с учетом МРОТ за 2017 год и среднего заработка, полученного у ответчика за 2018 год.

Истец также полагает, что ООО ОА «Шериф» не выплачена компенсация за неиспользованный отпуск, вместе с тем, ежегодный оплачиваемый отпуск за 2018-2019 гг. предоставлен С,А,В, с 05.04.2019 по 10.05.2019, выплата среднего заработка в размере 18 482 руб. получена истцом, что подтверждается расходным кассовым ордером от **/**/****.

ООО ОА «Шериф» начислило С,А,В, компенсацию за неиспользованный отпуск за 2019 год в количестве 30 дней в размере 33 019 руб., однако с учетом взыскания с работника ущерба в размере 21 000 руб. ему было выплачено 18 299 руб., что подтверждается расходным кассовым ордером от 25.10.2019.

Предоставленный истцом расчет противоречит положениям ТК РФ и Постановлению Правительства РФ от 24.12.2007 № 922 «Об особенностях порядка исчисления заработной платы», поскольку им был неправильно определен размер среднего заработка для исчисления компенсации за неиспользованный отпуск.

Учитывая изложенное, оснований для удовлетворения требований истца в указанной части не имеется, как и не имеется оснований для удовлетворения требований истца, предъявленных к ненадлежащим ответчикам И.Э.Д., ТСН «Бизнес-Центр на Поленова».

Согласно ст. 103 ГПК РФ, издержки, понесённые судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобождён в силу п. 3 ч. 1 ст.333.36 НК РФ, взыскиваются с ответчика, не освобождённого от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворённой части исковых требований. В этой связи с ответчика ООО ОА «Шериф» в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 300 руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования С,А,В, – удовлетворить частично.

Взыскать с ООО Охранное агентство «Шериф» в пользу С,А,В, компенсацию морального вреда в размере 80 000 руб. за причинение вреда здоровья согласно Актам № 1 № 2 о несчастном случае на производстве по форме Н-1; взыскать с ответчика ООО Охранное агентство «Шериф» компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб. согласно Акту № 2 о несчастном случае на производстве по форме Н-1.

Взыскать с ООО Охранное агентство «Шериф» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 300 руб.

В удовлетворении исковых требований С,А,В, к ООО Охранное агентство «Шериф» о взыскании компенсации за временную утрату нетрудоспособности, компенсации за неиспользованный отпуск, задолженности по заработной плате, компенсации за больничный лист, а также в удовлетворении исковых требований, предъявленных к ТСН «Бизнес-Центр на Поленова», И.Э.Д. – отказать.

Решение может быть обжаловано в Иркутский областной суд путем подачи апелляционной жалобы через Иркутский районный суд Иркутской области в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

В окончательной форме решение принято 28 июля 2020 года.

Судья:                         О.В. Недбаевская

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.