МБУДО Детский оздоровительно-образовательный центр Кемеровского муниципального района: травма работника

Недостатки: 

Номер дела: 2-1423/2018 ~ М-1389/2018

Дата решения: 11.12.2018

Дата вступления в силу: 12.03.2019

Истец (заявитель): [Н.] [С.] [С.]

Ответчик: МБУДО Детский оздоровительно-образовательный центр Кемеровского муниципального района

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН

Решение по гражданскому делу

Дело № 2-1423/2018

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

г. Кемерово 11 декабря 2018 года

Кемеровский районный суд Кемеровской области в составе председательствующего судьи [А.] К.А.,

С участием прокурора [Б.] Е.В.,

при секретаре [Л.] О.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску [Н.] [С.] [С]а к Муниципальному бюджетному учреждению дополнительного образования «Детский оздоровительно-образовательный центр Кемеровского муниципального района» о признании несчастного случая, произошедшего при выполнении трудовых обязанностей, связанного с производством, обязании составить акт о несчастном случае на производстве, взыскании компенсации морального вреда,

У С Т А Н О В И Л:

[Н.] С.С. обратился в суд с иском к Муниципальному бюджетному учреждению дополнительного образования «Детский оздоровительно-образовательный центр Кемеровского муниципального района» о признании несчастного случая, произошедшего при выполнении трудовых обязанностей, связанного с производством, обязании составить акт о несчастном случае на производстве, взыскании компенсации морального вреда. Требования мотивирует тем, что 23.03.2018 года с [Н.] [С.] [С.] произошел несчастный случай, связанный с исполнением им трудовых обязанностей, в результате которого [Н.] С.С. был причинен вред здоровью. После полученной травмы <данные изъяты> [Н.] С.С. проведена сложная операция. <данные изъяты> Сложный послеоперационный восстановительный период. Трудовые отношения между [Н.] С.С. и МБУ ДО «ДООПЦ» Кемеровского муниципального района оформлены трудовым договором № 570 от 01.10.2017 года, заключенным бессрочно, в соответствии с которым [Н.] С.С. принят на работу в МБУ ДО «ДООПЦ» на должность педагога-психолога. Учредителем МБУДО «ДООПЦ» в соответствии с п. 1.10 Устава является муниципальное образование «Кемеровский муниципальный район». Согласно графику работы [Н.] С.С. на январь-март 2018г., утвержденному Директором МБУ ДО «ДООПЦ» КМР ФИО1 23.03.2018 г. [Н] С.С. должен был работать в МБОУ «[А] СОШ (пос. Разведчик, ул. Школьная, 24). 23.03.2018 г. по дороге на работу, рядом со школой [Н.] С.С. поскользнулся и упал. О произошедшем несчастном случае и причинении вреда [Н.] С.С. работодатель в лице директора был извещен надлежащим образом 23.03.2018 года. При содействии сотрудника школы и ученика школы, [Н.] С.С. был доставлен до школы, откуда был сделан вызов скорой помощи. После чего бригадой скорой помощи [Н.] С.С. был доставлен в травмпункт г. Березовский, откуда директор [Н.] А.Е. его забрал и доставил в травмпункт г. Кемерово. При этом, [Н.] А.Е. заверил [Н.] С.С., что данный случай будет расследован и оформлен в соответствии с требованиями действующего законодательства. Из травмпункта г.Кемерово [Н.] С.С. был направлен в ГБУЗ «Кемеровская городская клиническая больница № 2» на стационарное лечение. Пи поступлении в больницу проведен забор крови на содержание этанола, результат отрицательный. Факт вызова скорой помощи, нахождения [Н] С.С. в стационаре, и его последующее амбулаторное лечение подтверждается (картой вызова скорой медицинской помощи № 5 от 23.03.2018г. с талоном к сопроводительному листу, выпиской из истории болезни <данные изъяты> медицинским заключением <данные изъяты> листком нетрудоспособности). После выписки из больницы [Н.] С.С. обратился к руководству МБУ ДО «ДООПЦ» Кемеровского муниципального района о выдаче оформленного Акта о несчастном случае на производстве по форме Н-1. Однако, в оформлении и выдаче Акта было отказано. Акт о несчастном случае на производстве по форме Н-1 в порядке, предусмотренном ст. 229 ТК РФ, работодателем оформлен не был. В нарушение ст. 227-231 ТК РФ, мероприятия по расследованию и оформлению несчастного случая на производстве, работодателем проведены не были. Больничный лист по временной нетрудоспособности [Н.] С.С. был передан работодателю для начисления и выплаты пособия по временной нетрудоспособности. В целях досудебного урегулирования данного вопроса в адрес ответчика были направлены: адвокатский запрос от 16.05.2018 исх. № 16\05 об оформлении несчастного случая в соответствии с нормами действующего законодательства; заявление [Н.] С.С. от 23.05.2018г. о расследовании несчастного случая, составлении и выдаче Акта о несчастном случае; запрос [Н.] С.С. от 25.06.2018г. (повторно) в адрес ответчика о расследовании несчастного случая, составлении и выдаче Акта о несчастном случае. К указанным заявлениям и запросам истцом были приложены все документы, необходимые для проведения расследования по данному факту и надлежащего оформления несчастного случая, как несчастного случая, связанного с исполнением [Н.] С.С. трудовых обязанностей. В адрес [Н] С.С., адвоката ФИО2 от ответчика поступил ответ (от 06.06.2018г. исх. № 52, от 05.07.2018г. исх. № 62), которым работодатель приказом от 24.05. 2018г. № 172/1 создал комиссию по расследованию несчастного случая (созданной на основании заявления [Н.] С.С.), и по результатам расследования считает, что характер травмы не является производственной. Однако, со стороны ответчика последовали действия, свидетельствующие о фактическом признании последним данной травмы как несчастного случая, связанного с производством, а именно: произведена оплата по листку нетрудоспособности в размере 100%; произведена выплата материальной помощи в размере 4 ООО (четыре тысячи) рублей. После этого, [Н.] С.С. был выдан Акт №1 о несчастном случае датированный 09.04.2018, то есть, с датой не соответствующей фактической дате оформления - исх. № 136 от 14.08.2018. В п. 8.1. Акта указано, что вид происшествия «не производственная травма», в п. 8.3. Акта указано, что освидетельствование на предмет установления алкогольного или наркотического опьянения - не проводилось. Однако, из имеющихся в распоряжении МБУ ДО «ДООПЦ» Кемеровского муниципального района документов (медицинское заключение № 1797 Кемеровской городской клинической больницы № 2 дата выдачи 28.05.2108) следует, что «при поступлении забор крови на содержание этанола проводился: результат отрицательный». Таким образом, информация, указанная работодателем в п. 8.1, п. 8.3. Акта не является достоверной. В связи с чем, [Н] С.С. в адрес МБУ ДО «ДООПЦ» Кемеровского муниципального района была направлена Претензия на Акт № 1 о несчастном случае (вх. № 136 от 27.08.2018) с требованием об отображении в Акте достоверной информации, соответствующей фактам и документам. До настоящего момента, ответа на претензию в адрес истца не поступало, неоднократные требования [Н.] С.С. наряду с предпринятыми им мерами по урегулированию данного вопроса мирным путем (многократные устные переговоры с руководством ответчика, письменные запросы, заявления), о признании случившего с ним несчастного случая, как случая, связанного с производством, ответчиком не удовлетворены. Истец использовал все возможные, исчерпывающие, и предусмотренные нормами действующего законодательства способы для досудебного урегулирования спора. В соответствии с ч. 1, 6 ст. 230 ТК РФ по каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой необходимость перевода пострадавшего на другую работу, потерю им трудоспособности на срок не менее одного дня, оформляется акт о несчастном случае на производстве. Работодатель в трехдневный срок после завершения расследования несчастного случая на производстве обязан выдать один экземпляр утвержденного им акта о несчастном случае на производстве пострадавшему. В п.8 Постановления Пленума Верховного Суда от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" указано, что надлежит учитывать, что положениями Трудового Кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), регулирующими вопросы расследования несчастных случаев на производстве (статьи 227 - 231), предусматривается возможность квалификации в качестве несчастных случаев, связанных с производством, и составление актов по форме Н-1 по всем несчастным случаям, имевшим место при исполнении работниками их трудовых обязанностей, даже если в причинении вреда работнику виновно исключительно третье лицо, не являющееся работодателем этого работника. Следовательно, по всем случаям, признанным связанными с производством, пострадавший работник со дня наступления страхового случая в соответствии со статьей 7 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ вправе требовать обеспечения по страхованию. Согласно п.9 Постановления, в силу положений статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125- ФЗ и статьи 227 ТК РФ несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем (или на личном транспортном средстве в случае его использования в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) либо по соглашению сторон Трудового договора), и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть. При этом следует учитывать, что событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте, а также при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком, также может быть отнесено к несчастным случаям на производстве. Работодателю при составлении акта по форме Н-1, а также при расследовании несчастного случая следует иметь в виду, что основным документом, подтверждающим наличие травмы или профессионального заболевания, является медицинское заключение, составленное по форме и в порядке, который предусмотрен Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации, а также больничный лист. В соответствии со ст. 237 ТК РФ подлежит возмещению моральный вред, причиненный истцу неправомерным бездействием ответчика. Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходит из обстоятельств причинения вреда незаконным бездействием ответчика, степени нравственных страданий истца, а также исходит из принципа разумности и справедливости. В Постановлении от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", разъясняются некоторые вопросы применения законодательства о возмещении морального ущерба в связи с несчастными случаями на производстве. В частности, говорится о том, что единственное основание, по которому работодатель не обязан возмещать причиненный в результате несчастного случая вред здоровью работника, - это доказанное состояние алкогольного, наркотического или иное токсического опьянения. Полагаем, что применительно к настоящему спору сумма морального вреда в размере 15 000 (пятнадцать тысяч) рублей, причиненного истцу по вине ответчика, является разумной и справедливой, и те нравственные и физические страдания, которые испытал истец, обусловлены тем, что [Н.] С.С., следуя на работу, в ходе произошедшего события испытал физическую боль, был вынужден обратиться за помощью к сотрудникам школы, и в последующем за медицинской помощью. Нравственные страдания выразились в несправедливом отношении и оценке работодателя произошедшего события в совокупности с тем, что руководитель ФИО1 обещал и заверил [Н] С.С. в том, что событие будет оформлено в установленном законом порядке. Чувство несправедливости, обида обусловлены также добросовестным отношением [Н.] С.С. к своей работе, последующие высказывания, а также письменные ответы поставили истца в положение «просителя», который пытается доказать очевидные события. В п.12. Постановления от 10.03.2011 указано: «Право застрахованных на обеспечение по обязательному социальному страхованию возникает со дня наступления страхового случая, каковым в силу статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ признается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, влекущий возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию. При этом суду следует учитывать, что квалифицирующими признаками страхового случая являются: факт повреждения здоровья, подтвержденный в установленном порядке; принадлежность пострадавшего к кругу застрахованных; наличие причинной связи между фактом повреждения здоровья и несчастным случаем на производстве или воздействием вредного производственного фактора. Днем наступления страхового случая при повреждении здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания (хронического или острого) является день, с которого установлен факт временной или стойкой утраты застрахованным профессиональной трудоспособности. Основным документом, подтверждающим факт повреждения здоровья и временную утрату профессиональной трудоспособности, является листок нетрудоспособности, выдаваемый медицинской организацией по форме и в порядке, предусмотренном Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Помимо того, что ответчиком нарушены нормы и положения действующего законодательства, МБУ ДО «ДООПЦ» КМР действует вопреки принятым и утвержденным локальным нормативным актам: Положение об организации работы по охране труда в МБУ ДО « ДООПЦ Кемеровского муниципального района» от 01.09.2016г.; Положение о расследовании и учете несчастных случаев в МБУ ДО «ДООПЦ Кемеровского муниципального района» от 14.12.2014г.; Согласно данным локальным нормативным актам, учреждение в соответствии с ст. 212-214 ТК РФ несет ответственность за жизнь и здоровье обучающихся и работников, и устанавливается порядок расследования и учета несчастных случаев. Статьей 12 ГПК РФ как способ защиты гражданских прав определено право истца на предъявление требований к причинителю вреда (работодателю). Статьей 11 ГПК РФ определено право на судебную защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав. Права [Н.] С.С. нарушены ответчиком изначально отказом истцу в составлении акта о несчастном случае на производстве и признанием события, случившегося с истцом несчастным случаем, связанным с производством, затем в отказе признать событие, произошедшее с истцом несчастным случаем, связанным с производством, при наличии: законных оснований; документов, подтверждающих данный факт; причинно-следственной связи между полученными истцом повреждениями и выполняемыми трудовыми обязанностями. Просит суд признать событие, произошедшее с [Н.] [С.] [С.] 23 марта 2018 года по пути на работу МБОУ «[А] СОШ (пос. Разведчик, ул. Школьная, 24), и связанное с получением последним травмы <данные изъяты> несчастным случаем, связанным с производством; обязать ответчика оформить надлежащим образом Акт о несчастном случае (форма Н-1), как случае, связанном с производством, произошедшим с [Н.] [С.] [С.] 23.03.2018г.; обязать ответчика выдать истцу экземпляр Акта о несчастном случае; взыскать с ответчика в пользу истца моральный вред, причиненный ответчиком, в размере 15 000 (пятнадцать тысяч) рублей.

В судебном заседании [Н.] С.С. исковые требования поддержал, настаивал на удовлетворении, суду пояснил, что с июня 2014 года живет в Российской Федерации. 23.03.2018 года был по работе, в Арсентьевке у него ничего нет, знакомых тоже нет, он только в школу шел. После травмы он позвонил ФИО1 он сказал, что надо вызвать скорую и позвонить ему. Врачи скорой решили его забрать в больницу г. Березовский, там ему предложили остаться, ему нужна была операция. В больнице он написал отказ от госпитализации в больницу г. Березовский, спустя некоторое время приехал директор, снимок ему не выдали, рекомендовали в травмпункт обратится. Директор повез его в больницу № 5 г. Кемерово. Когда он упал, из школы его было видно, но само падение не видели. [Н.] ему сказал, что все будет оформлено, как положено. Ему все не оплатили, оплатили только 5 190 рублей, примерно 60% по МРОТ. В бухгалтерии сказали, что он бывший иностранный гражданин и стаж на территории Российской Федерации маленький. Они занялся, обратился в ФСС, где ему не дали ответа по больничному. Затем ему ответили, что оплата больничного должна быть 100%, стаж Украины примерно равен стажу в РФ. Акт сказали, что не могут найти. Заявление о выдаче акт он не писал. Он обратился за консультацией к юристам, где пояснили, что случай производственный и запросили акт. Был отказ в выдаче акта. Затем он письменно обратился еще раз 25.06.2018 года, отказ адвокату от 25.06.2018 года. После этого ему был выдан акт 09.04.2018 года. Дата выдачи 14.08.2018 года, акт о несчастном случае не связан с производством. Комиссия была создана 24.05.2018 года после адвокатского запроса, медицинское заключение датировано тоже маем. Он повторно направлял в школу график по просьбе школы, чтобы учреждение знало, когда он будет на рабочем месте. Поскольку само учреждение не рассылает графики по школам, он сам направил, по просьбе школы.

Представитель истца [Н.] Е.В., действующая на основании доверенности от 08.05.2018 года, в судебном заседании мнение истца поддержала, настаивала на удовлетворении.

В судебном заседании представитель ответчика [Д.] О.В., действующая на основании доверенности от 17.10.2018 года, исковые требования не признала, представила суду письменные возражения, согласно которых, исковые требования считают не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям. 23.03.2018 в 9.40-9.45 с педагогом-психологом МБУ ДО «ДООпЦ» Кемеровского муниципального района [Н] [С]ом [С.] произошел несчастный случай по дороге от остановки общественного транспорта на подходе к МБОУ «[А] СОШ» за 40м от ограждения территории школы он подскользнулся и упал, был причинен вред здоровью: получена травма <данные изъяты> В 10.30 о произошедшем несчастном случае он оповестил директора МБУ ДО «ДООпЦ» Кемеровского муниципального района [Н]а А.Е. по телефону. В соответствии с ч.1, 6 ст.230 ТК РФ по каждому несчастному случаю, инфицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой необходимость перевода пострадавшего в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, на другую работу, потерю им трудоспособности на срок не менее одного дня либо смерть пострадавшего, оформляется акт о частном случае на производстве по установленной форме в двух экземплярах, обладающих равной юридической силой, на русском языке либо на русском языке и государственном языке республики, входящей в состав Российской Федерации. Учреждение оформило Акт о несчастном случае на производстве по форме Н-1 от 09.04.2018. В Акте о несчастном случае на производстве подробно изложены обстоятельства и причины несчастного случая. В данном случае установлен факт неосторожности истца, содействовавшей возникновению вреда его здоровью (в объяснительной [Н] С.С. сам описывает неблагоприятные погодные условия и дорожное покрытие), а также в соответствии со ст.227 ТК РФ установлено, что расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей. [Н.] С.С. 23.03.2018 не преступил к своим трудовым обязанностям и в Акте о несчастном случае на производстве этот зафиксирован, следовательно, данный несчастный случай не является производственной травмой. В результате рассмотрения данного дела обнаружилось по факту 2 графика работы [Н] С.С. в образовательных организациях Кемеровского муниципального района. По графику, который находится в делопроизводстве учреждения и который был направлен школам для составления заявок по работе с психологом, [Н.] С.С. не должен был проводить занятия 23.03.2018 в МБОУ «[А] СОШ». МБУ ДО «ДООпЦ» Кемеровского муниципального района были сделаны запросы в школы для уточнения дат проведения занятий. МБОУ «[А] СОШ» - даты выхода ; 09.02.2018 - не по графику; 02.03.2018 - по предоставленному [Н.] С.С.; 16.03.2018 - по предоставленному [Н.] С.С. МБОУ «Мозжухинская ООШ» - даты выхода : 25.01.2018 - не по графику; 07.02.2018 - по предоставленному [Н.] С.С.; 20.02.2018 - по графику; 28.02.2018 - по предоставленному [Н.] С.С.; 07.03.2018 - по предоставленному [Н.] С.С.; 14.03.2018 - по графику; 21.03.2018 - по предоставленному [Н.] С.С.. МБОУ «Пригородная ООШ» - даты выхода: 16.01.2018 - по графику; 17.01.2018 - по графику; 18.01.2018 - по графику; 19.01.2018 - по графику; 05.02.2018 - по графику; 12.02.2018 - по предоставленному [Н.] С.С.; 19.02.2018 - по предоставленному [Н.] С.С.; 26.02.2018 - по предоставленному [Н.] С.С.; 05.03.2018 - по предоставленному [Н.] С.С.; 12.03.2018 - по предоставленному [Н.] С.С.; 19.03.2018 - по предоставленному [Н.] С.С. МБОУ «Звездненская СОШ» - даты выхода: 22.01.2018 - по графику; 23.01.2018 -по графику; 24.01.2018 - по графику; 25.01.2018 - по графику; 26.01.2018 - по графику; 13.02.2018 - по графику; 14.02.2018 - по графику; 15.02.2018 - по графику; 16.02.2018 - по графику; 06.03.2018 - по графику; 07.03.2018- по графику; 09.03.2018 - по графику. Исходя из приведенных данных, не представляется возможным однозначно сделать вывод по какому графику работал [Н.] С.С.. Следовательно, график, предоставленный истцом, не являться доказательством выхода на работу в МБОУ «[А] СОШ». Просит в удовлетворении исковых требований об оформлении акта о несчастном случае на производстве и компенсации морального вреда [Н.] [С.] [С]у отказать в полном объеме.

В судебном заседании представитель ответчика [Р.] Д.Н., действующий на основании приказа №173-к от 28.05.2018 года, исковые требования не признал. Суду пояснил, что он был назначен директором уже после несчастного случая с [Н.] Ему поступал адвокатский запрос, но он был об акте, связанным с производством, ранее акт был, но не производственный от 09.04.2018 года. Он приступил к работе 28.05.2018 года, комиссия уже была, а запрос поступил 16.05.2018 года. Акт был готов, но не связанный с производством. Было 2 приказа о создании комиссии. Акт [Н.] не спрашивал. Характер работы разъездной в течении дня в разные места. Работник с графиком посещает работу.

Представитель третьего лица - Кузбасского регионального отделения Фонда социального страхования РФ Городилова А.А. в судебном заседании пояснила, что исковые требования удовлетворению не подлежат, поскольку случай [Н.] С.С. не связан с производством, так как он не приступил к исполнению трудовых обязанностей в момент травмы, действия не были связаны с производственным процессом, не находился в служебной командировке следуя к месту работы.

Заслушав объяснения истца, его представителя, представителей ответчика и третьего лица, свидетелей, исследовав письменные материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшего требования истца обоснованными и подлежащими удовлетворению, суд приходит к следующему.

В силу ст. 12 ГК РФ, ст. 56 ГПК РФ каждое лицо имеет право на защиту своих гражданских прав способами, предусмотренными законом, правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как основание своих требований и возражений.

В соответствии со ст. 1, ст. 8 ГК РФ выбор способа защиты права избирается истцом, при этом он должен соответствовать характеру допущенного нарушения и удовлетворение заявленных требований должно привести к восстановлению нарушенного права или защите законного интереса.

Судом установлено, что [Н.] С.С. с 01.10.2017 года состоит в трудовых отношениях с МБУ ДО «ДООпЦ", работает в должности педагога- психолога (л.д.10-13).

В соответствии с ч.2 ст.7, ч.3 ст.37, ст.41, 39 Конституции РФ в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты; каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены; каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь; в Российской Федерации поощряется деятельность, способствующая укреплению здоровья человека; сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом; каждому гарантируется социальное обеспечение в случае болезни, инвалидности; социальные пособия устанавливаются законом; поощряются добровольное социальное страхование, создание дополнительных форм социального обеспечения и благотворительность.

В соответствии со ст.2 Трудового Кодекса РФ исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией РФ основными принципами правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений признаются обеспечение права каждого работника на справедливые условия труда, в том числе на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены.

В соответствии со ст.21 Трудового Кодекса РФ работник имеет право на полную достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте, включая реализацию прав, предоставленных законодательством о специальной оценке условий труда; защиту своих трудовых прав, свобод и законных интересов всеми не запрещенными законом способами; возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами; обязательное социальное страхование в случаях, предусмотренных федеральными законами; работник обязан соблюдать требования по охране труда и обеспечению безопасности труда.

В соответствии со ст.214 Трудового Кодекса РФ работник обязан соблюдать требования охраны труда; проходить обучение безопасным методам и приемам выполнения работ и оказанию первой помощи пострадавшим на производстве, инструктаж по охране труда, стажировку на рабочем месте, проверку знаний требований охраны труда; немедленно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя о любой ситуации, угрожающей жизни и здоровью людей, о каждом несчастном случае, происшедшем на производстве, или об ухудшении состояния своего здоровья, в том числе о проявлении признаков острого профессионального заболевания (отравления).

В соответствии со ст.3 Закона РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" несчастный случай на производстве - событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

Факт получения травмы [Н.] С.С. за территорией МБОУ «[А] СОШ» по пути следования в школу, сторонами не оспаривается и подтверждается выпиской из истории болезни (л.д.15, 16), картой вызова скорой медицинской помощи (л.д.22-24), медицинским заключением (л.д.30), больничными листами (л.д.31-32).

После получения травмы [Н.] С.С. поставил в известность руководителя МБУ ДО «ДООпЦ» ФИО1 что последним не отрицалось.

Согласно пояснений свидетеля ФИО1 допрошенного в судебном заседании и предупрежденного об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, он работал директором в МБУДО «Детский оздоровительный-образовательный центр Кемеровского муниципального района» с 2016 года, уволился 03.05.2018 года, [Н.] работал психологом. Графики работы психологов утверждались директором, составлялись социальным работником, после согласовывали с психологами. График меняли часто, каждую четверть, направляли по разному: и через сотрудников и сами психологи передавали и по электронной почте. Как именно направляли в Арсентьевскую СОШ, не помнит. Бывали не запланированные выезды психолога по приглашению школы, нигде не отражается. Ситуацию с психологом помнит. 23.03.2018 года ему позвонил [Н.] и сказал, что сломал ногу возле школы, скорую вызвали. По работе у [Н.] халатных случаев не было. Он графики работы не отслеживал. Он поехал с [Н] С.С. в г. Березовский в травмпункт, там сделали плохой снимок, он повез [Н] в травмпункт г. Кемерово № 5, там сделали нормальный снимок. Как оказалось два графика с его подписью - не может пояснить, подпись на обеих его, вероятно подписал не глядя, печать лежала у него в кабинете, ключи от кабинета могут взять хоть кто у вахтера. Приказ о создании комиссии он издавал, уведомляли ли его работники соответствующие органы о несчастном случае, он не помнит, он поручил ФИО6 заместителю. В апреле он ушел в отпуск и после сразу уволился.

Согласно пояснений свидетеля ФИО3, допрошенного в судебном заседании и предупрежденного об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, она работает заместителем директора МБУ ДО «Детский оздоровительный-образовательный центр Кемеровского муниципального района». В марте она исполняла обязанности директора. 23 марта 2018 года ей позвонил [Н.] и сказал, что он сломал ногу, когда вышел из автобуса по дороге в школу [А] и упал, ему помогли дойти до школы. Она ему сказала, что этот вопрос не к ней, что нужно звонить директору школы. [Н] был в отпуске, она знала как оформлять документы. 23 марта был вынесен приказ «О создании комиссии о расследовании несчастного случая». ФСС им сказала, что это не производственная травма, поскольку не приступил к работе, не был на территории школы по приказу, она была членом комиссии, они посмотрели, что такое производственная травма, фотографии не делали, запросы делали в школы, отбирали объяснения, в медицинское учреждение делали запрос в июне. Акт о несчастном случае они передали [Н]. Еще в больнице они с [Н.] обговорили, все решили полюбовно. Акт передавали ему уже по запросу [Н.] Характер работы связан с передвижением по школам. Имеется график выездов. [П.] она не курирует. Кроме графика бывают экстренные вызовы. Оформляется вызов всегда приказом, без приказа она таких фактов не знает. Где находится [А.] СОШ, она знает. Она была в больнице у [Н.] С.С., он попросил, она купила гигиенические салфетки и гостинцы, разговаривали об этом случае, смотрели интернет, и определили, как не производственную травму. По 01.08.2018 года [Н.] был на больничном. Акт ему выдали в августе. Он не претендовал на производственную травму. В июне был запрос, до июня акт ни кто не просил, [Н.] стал требовать акт с датой в июне. Она должна была уведомить некоторые органы. Управление образования уведомила в тот же день, ФСС по телефону, трудовую инспекцию уведомили в июне, после медицинского заключения, там им тоже сказали, что не нужно ничего делать. Графики в школы передаются через психологов или по электронной почте. Всплыло два графика за период с января по май 2018 года, они различны. Графики подписываются руководителем. У них был график с другими датами, оба подписаны руководителем. Графики составляет сам психолог, потом несет на подпись, по другим педагогам - тоже самое. Те два графика подписаны прежним руководителем [Н.] В течении четверти они стараются не менять график. Бывают и замены графиков, обычно старый график остается в школе в папке, но у педагогов остаются оригиналы. Это обязательный документооборот. Они всегда стараются поддерживать сотрудников.

Таким образом, [Н.] С.С. выполнены требования ст. 214 Трудового Кодекса РФ, которой предусмотрена обязанность работника незамедлительно извещать непосредственного или вышестоящего руководителя о несчастном случае.

Согласно пояснений свидетеля ФИО4, допрошенного в судебном заседании и предупрежденного об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, она работает заместителем директора МОУ [А.] школа. Работает с 2002 года по настоящее время. За работу с педагогами психологами отвечает ФИО5. Графиками работы занимается директор школы. Графики разрабатываются по месту работы, затем согласовываются со школой. Здесь менялся график работы, поскольку [Н.] был на конкурсе «Педагог-психолог». Графики поступают к ним по электронной почте, могут и сами психологи привозить, но она такого не видела. [Н.] мог приехать что-то доделывать 23.03.2018 года. Он накануне всегда звонит, они были удивлены его визиту. Возможно, 23.03.2018 года он решил поработать с детьми до каникул. В октябре 2018 года поступил график по электронной почте, представлен новый. По журналу 23.03.2018 года ФИО5 писала отчет, с её слов она тоже не знала о его визите. 23 марта ей позвонил [Н.] она посмотрела в окно, напротив своих окон за территорией школы находился [Н.] на асфальтированной дороге, от остановки до него было метров 50. Из ее окна видно остановку, до калитки он был в метрах 50, скорую помощь вызвала ФИО5. [Н.] к ним приезжал по пятницам. 10.02.2018 года он не приезжал. Сначала своей работы он к ним приезжал по понедельникам, после нового года стал ездить по пятницам. Она не ставила директора об этом в известность. Табель учета времени психологов они не ведут.

Согласно пояснений свидетеля ФИО5, допрошенного в судебном заседании и предупрежденного об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, она работает социальным педагогом в МОУ [А.] школа. Она работает в школе более 30 лет, лет 15 назад появились педагоги психологи с центра. [Н.] работает с ними год. У педагога психолога имеется план работы на год, в школе работает по графику, вообще по плану, но бывают отклонения, дополнительно могут запросить. В журнале она отмечает только свою работу, а не педагога психолога. 23.03.2018 года у нее было много работы, ее от работы оторвала ФИО4 и сказала, что срочно нужна помощь [Н.] сказала еще кого-нибудь взять из старшеклассников. Она с ФИО7 подошли к [Н.] он был на дороге за школьной оградой и он сказал, что что-то хрустнуло, двигаться он не мог. Он оперся на них и они ему помогли добраться до школы, усадили на скамейку, вызвали скорую помощь, приехала скорая с г. Березовский и врач определил, что у него <данные изъяты>. Скорая помощь его увезла в больницу. План тоже должен быть выполнен. Когда должен придти [Н] в школу, они всегда заранее созванивались. Он всегда предупреждал заранее. Педагоги на каникулах тоже могут работать. День визита мог быть скорректирован, они не во все дни работают с психологом.

Представленные суду сведения – журнал социального педагога ФИО5, и ответ школы (л.д.107-111, 128) в данном случае не может подтверждать даты посещения [Н.] С.С. [А.] СОШ, либо график его выходов, поскольку как пояснил данный свидетель, в данном журнале фиксируется только проведенная ею работа, указание на работу психолога имеется в случае если проводилась совместная работа.

Анализируя показания свидетелей, графики работы педагога –психолога на январь-март 2018 года (л.д.14, 33), суд приходит к выводу о том, что в день получения травмы у [Н.] С.С. был рабочий день в МБОУ «[А] СОШ», поскольку доказательств обратного суду не представлено. Оба графика подписаны директором МБУ ДО «ДООпЦ» КМР который подтвердил свои подписи в графиках, стоит печать учреждения, и как пояснили свидетели график мог быть изменен в рамках производственного процесса. Доказательств того, что цель визита [Н] С.С. в МБОУ «[А] СОШ» не был связан с выполнением им трудовых обязанностей, суду не представлено, в связи с чем доводы ответчика в данной части суд находит несостоятельными.

Факт направления истцом на электронную почту графика выхода не опровергает вышеуказанные выводы (л.д.135-136).

В соответствии со ст. 227 Трудового Кодекса РФ расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

В соответствии со ст. 228 Трудового Кодекса РФ при несчастных случаях, указанных в статье 227 настоящего Кодекса, работодатель (его представитель) обязан: немедленно организовать первую помощь пострадавшему и при необходимости доставку его в медицинскую организацию; принять неотложные меры по предотвращению развития аварийной или иной чрезвычайной ситуации и воздействия травмирующих факторов на других лиц; сохранить до начала расследования несчастного случая обстановку, какой она была на момент происшествия, если это не угрожает жизни и здоровью других лиц и не ведет к катастрофе, аварии или возникновению иных чрезвычайных обстоятельств, а в случае невозможности ее сохранения - зафиксировать сложившуюся обстановку (составить схемы, провести фотографирование или видеосъемку, другие мероприятия немедленно проинформировать о несчастном случае органы и организации, указанные в настоящем Кодексе, других федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, а о тяжелом несчастном случае или несчастном случае со смертельным исходом - также родственников пострадавшего; принять иные необходимые меры по организации и обеспечению надлежащего и своевременного расследования несчастного случая и оформлению материалов расследования в соответствии с настоящей главой.

В соответствии со ст. 229.2 Трудового Кодекса РФ при расследовании каждого несчастного случая комиссия выявляет и опрашивает очевидцев происшествия, лиц, допустивших нарушения требований охраны труда, получает необходимую информацию от работодателя (его представителя) и по возможности объяснения от пострадавшего. Материалы расследования несчастного случая включают приказ (распоряжение) о создании комиссии по расследованию несчастного случая; документы, характеризующие состояние рабочего места, наличие опасных и вредных производственных факторов; выписки из журналов регистрации инструктажей по охране труда и протоколов проверки знания пострадавшими требований охраны труда; протоколы опросов очевидцев несчастного случая и должностных лиц, объяснения пострадавших; экспертные заключения специалистов, результаты технических расчетов, лабораторных исследований и испытаний; медицинское заключение о характере и степени тяжести повреждения, причиненного здоровью пострадавшего, или причине его смерти, нахождении пострадавшего в момент несчастного случая в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения.

На основании собранных материалов расследования комиссия устанавливает обстоятельства и причины несчастного случая, а также лиц, допустивших нарушения требований охраны труда, вырабатывает предложения по устранению выявленных нарушений, причин несчастного случая и предупреждению аналогичных несчастных случаев, определяет, были ли действия (бездействие) пострадавшего в момент несчастного случая обусловлены трудовыми отношениями с работодателем либо участием в его производственной деятельности, в необходимых случаях решает вопрос о том, каким работодателем осуществляется учет несчастного случая, квалифицирует несчастный случай как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с производством.

Несчастный случай на производстве является страховым случаем, если он произошел с застрахованным или иным лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Если при расследовании несчастного случая с застрахованным установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то с учетом заключения выборного органа первичной профсоюзной организации или иного уполномоченного работниками органа комиссия устанавливает степень вины застрахованного в процентах.

Статья 229.1. ТК РФ расследование несчастного случая (в том числе группового), в результате которого один или несколько пострадавших получили легкие повреждения здоровья, проводится комиссией в течение трех дней. Расследование несчастного случая (в том числе группового), в результате которого один или несколько пострадавших получили тяжелые повреждения здоровья, либо несчастного случая (в том числе группового) со смертельным исходом проводится комиссией в течение 15 дней.

Согласно журнала регистрации учета несчастных случаев МБУ ДО «ДООпЦ» КМР(л.д.95-98), имеется запись от 23.03.2018 года о травме [Н.] С.С. по дороге на работу (л.д.96).

Согласно приказа №172/1 от 24.05.2018 года МБУ ДО «ДООпЦ» КМР создана комиссия по расследованию несчастного случая, произошедшего с [Н.] С.С. 23.03.2018 года (л.д.29). В рамках расследования были отобраны объяснения от ФИО1, ФИО5, [Н.] С.С. (л.д.34-37).

09.04.2018 года составлен акт №1 о несчастном случае от 23.03.2018 года в 09.40 часов на подходе МБОУ «[А] СОШ» с педагогом-психологом [Н] С.С. в результате которого была получена не производственная травма, при этом в состоянии алкогольного или наркотического опьянения не находился (л.д.72-73).

23.05.2018 года истцом подано заявление работодателю с требованием о признании несчастного случая связанным с производством и составлении соответствующего акта (л.д.26).

25.06.2018 года истцом направлен запрос работодателю с требованием о проведении расследования несчастного случая и выдачей соответствующих документов, в том числе акта, компенсировать затраты на лечение и моральный вред (л.д.38-39).

05.07.2018 года на данный запрос истцу был направлен ответ за № 62 (л.д.40-41) об отказе в удовлетворении требований запроса, при этом копию акта не направила истцу.

27.08.2018 года истцом подана претензия на акт №1 о несчастном случае, в которой выражено несогласие истца с квалификацией несчастного случая как непроизводственного (л.д.74-75), а также имеется ссылка на недостоверную дату изготовления акта.

Согласно п.8 Постановления Пленума Верховного Суда от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" надлежит учитывать, что положениями ТК РФ, регулирующими вопросы расследования несчастных случаев на производстве (статьи 227 - 231), предусматривается возможность квалификации в качестве несчастных случаев, связанных с производством, и составление актов по форме Н-1 по всем несчастным случаям, имевшим место при исполнении работниками их трудовых обязанностей, даже если в причинении вреда работнику виновно исключительно третье лицо, не являющееся работодателем этого работника. Следовательно, по всем случаям, признанным связанными с производством, пострадавший работник со дня наступления страхового случая в соответствии со статьей 7 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ вправе требовать обеспечения по страхованию.

Согласно п.9 Постановления, в силу положений статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125- ФЗ и статьи 227 ТК РФ несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем (или на личном транспортном средстве в случае его использования в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) либо по соглашению сторон Трудового договора), и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть. При этом следует учитывать, что событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при следовании к месту служебной командировки и обратно, во время служебных поездок на общественном или служебном транспорте, а также при следовании по распоряжению работодателя (его представителя) к месту выполнения работы (поручения) и обратно, в том числе пешком, также может быть отнесено к несчастным случаям на производстве. В связи с этим для правильной квалификации события, в результате которого причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, необходимо в каждом случае исследовать следующие юридически значимые обстоятельства: относится ли пострадавший к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя (часть вторая статьи 227 ТК РФ указано ли происшедшее событие в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев (часть третья статьи 227 ТК РФ соответствуют ли обстоятельства (время, место и другие), сопутствующие происшедшему событию, обстоятельствам, указанным в части третьей статьи 227 ТК РФ; произошел ли несчастный случай на производстве с лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (статья 5 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ имели ли место обстоятельства, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством (исчерпывающий перечень таких обстоятельств содержится в части шестой статьи 229.2 ТК РФ), и иные обстоятельства.

31.10.2018 года ответчик обратился к директору филиала №4 ГУ Кузбасское региональное отделение ФСС РФ с запросом о разъяснении ситуации несчастного случая с [Н.] С.С. (л.д.117-118), на который получен ответ от 29.11.2018 года №01-14/01-5985 о том, что несчастный случай с [Н.] С.С. не является производственным, однако является страховым случаем по обязательному социальному страхованию (л.д.137-138).

Анализируя вышеизложенное в совокупности, суд приходит к выводу о том, что событие, связанное с получением [Н.] С.С. 23 марта 2018 года травмы является несчастным случаем, связанным с производством.

В соответствии со ст.237 ТК РФ подлежит возмещению моральный вред, причиненный истцу неправомерным бездействием ответчика.

В соответствии со статьей 22 Трудового Кодекса Российской Федерации работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу части 1 статьи 212 Трудового Кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, регулируется Федеральным законом от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Федеральный закон от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ), абзац второй пункта 3 статьи 8 которого предусматривает, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Порядок и условия возмещения морального вреда работнику определены статьей 237 Трудового Кодекса Российской Федерации, согласно которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В соответствии с п.63 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации", суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав. Единственным основанием, по которому работодатель не обязан возмещать причиненный в результате несчастного случая вред здоровью работника, - это доказанное состояние алкогольного, наркотического или иное токсического опьянения (Постановление Пленума ВС РФ от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний").

При определении размера компенсации морального вреда, суд принимает во внимание доводы истца о том, что он испытывал физическую боль, а также нравственные страдания в результате причинения вреда его здоровью, характер полученных истцом травм, которые повлекли изменение привычного образа жизни, препятствовали вести активную полноценную жизнь, в полной мере выполнять работу, связанную с физическим трудом; длительность лечения; отсутствие в действиях истца грубой неосторожности, не принятия ответчиком мер к надлежащему оформлению акта, возмещению вреда, индивидуальные особенности потерпевшего и иные конкретные обстоятельства, свидетельствующие о тяжести перенесенных им страданий, и считает необходимым взыскать в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 2000 рублей.

Таким образом, исковые требования подлежат удовлетворению в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования [Н.] [С.] [С]а к Муниципальному бюджетному учреждению дополнительного образования «Детский оздоровительно-образовательный центр Кемеровского муниципального района» о признании несчастного случая, произошедшего при выполнении трудовых обязанностей, связанного с производством, обязании составить акт о несчастном случае на производстве, взыскании компенсации морального вреда, удовлетворить.

Признать событие, связанное с получением [Н.] [С.] [С.] 23 марта 2018 года травмы <данные изъяты>, несчастным случаем, связанным с производством.

Обязать Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования «Детский оздоровительно-образовательный центр Кемеровского муниципального района» оформить акт о несчастном случае на производстве по форме Н-1, произошедшим с [Н.] [С.] [С.] 23.03.2018 года.

Взыскать с Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования «Детский оздоровительно-образовательный центр Кемеровского муниципального района» в пользу [Н] [С.] [С.] компенсацию морального вреда в размере 2 000 (две тысячи) рублей.

Решение может быть обжаловано сторонами и другими лицами, участвующими в деле, в апелляционном порядке в Кемеровском областном суде в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Решение принято в окончательной форме 17.12.2018 года.

Председательствующий

Добавить комментарий ↓

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Хотите получать комментарии к отзыву на email?

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.