ОАО "Иркутская электросетевая компания" Филиал Северные электрические сеи г. Братск: травма работника

Недостатки: 

Номер дела: 2-707/2018 ~ М-553/2018

Дата решения: 07.08.2018

Дата вступления в силу: 17.09.2018

Истец (заявитель): [Б.] [А.] [А.]

Ответчик: ОАО "Иркутская электросетевая компания" Филиал Северные электрические сеи г. Братск

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО

Решение по гражданскому делу

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

08 августа 2018 года г.Усть-Кут

Усть-Кутский городской суд Иркутской области в составе

председательствующего судьи [Г.] Л.А.,

при секретаре [Б.] А.А.

с участием помощника прокурора г.Усть-Кута [Б.] В.О.,

истца [Б.] А.А.,

представителя истца [И.] С.В.

представителя ответчика [С.] Е.Ю.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2- 707 /2018 по иску [Б.] [А.] [А]а к ОАО «ЭК» о признании акта о несчастном случае на производстве недействительным, взыскании компенсации морального вреда

У С Т А Н О В И Л:

В обоснование исковых требований истец [Б.] А.А. указал, что состоял с ответчиком в трудовых отношениях на основании Трудового договора и дополнительных соглашений к договору. 12 мая 2017г. в районе электрических сетей № на электрической подстанции <данные изъяты>, в месте расположения ОРУ-110кВ, выключателя высоковольтной трехполюсной типа МКП-110М-1000/630-20У1 фаза «А» (диспетчерское наименование ВМ- 110кВ Т-5) произошел несчастный случай, что подтверждается актом от 13.06.2017г. о несчастном случае на производстве. В результате несчастного случая истец получил <данные изъяты>, степень тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве - тяжелая.

В соответствии с ч.1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

К личным неимущественным благам относится жизнь и здоровье гражданина.

В соответствии с ч. 1 ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В силу ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

По общему правилу и в соответствии с ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

На основании ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Таким образом, законодательно отнесена к источнику повышенной опасности электрическая энергия. Владелец такого источника, ответчик, должен нести ответственность за причиненный вред, в том числе и компенсировать моральный вред в результате причинённого вреда здоровью.

Следует заметить, что акт о несчастном случае на производстве содержит информацию (п.9.2.) о нарушении работником Трудового распорядка и дисциплины труда, которое не подтверждается самим истцом, и не мотивируется комиссией. Относительно изложенных обстоятельств несчастного случая (п.8), то выводы не основаны на пояснениях самого истца. Истец не поднимался на выключатель ВМ-110 Т-5, никаких следов на баке фазы «А» от подошвы сапог оставить не мог, экспертиза по этому поводу не проводилась, и тем более, не приближался на расстояние менее метра до токоведущих частей, находящихся под напряжением. Он действительно подошел к баку фазы «А» ВМ-110 Т-5, поднялся на мостик для обслуживания, встал на перила такого мостика для возможности разглядеть высоковольтный ввод. Но при этом, даже сама конструкция не позволяла приблизиться на расстояние менее метра до токоведущих частей, как указано в акте. В противном случае, поднявшись на бак фазы «А», а это большая высота, при поражении током и падении на землю, он бы получил серьезные травмы, и возможно с более тяжкими последствиями. Считает, что комиссия безосновательно указала на нарушения работником требований и правил охраны труда.

Определяя размер причиненного морального вреда считает, что необходимо учитывать следующее. Полученные ожоги от электрической дуги от токопроводящих частей общей площадью <данные изъяты>% причинили очень сильную боль, и это явно. Полагает, что не оспоримым является то, что боль от ожогов, тем более в такой значительной степени <данные изъяты>, и огромной площади тела, не выносима и не передаваема словами.

На сегодняшний день он продолжает лечение, болевые ощущения продолжают его мучить. Постоянная боль от ожогов влияет на его нервное состояние, и знать о том, что с этой болью придется жить дальше, и возможно всю жизнь, еще больше угнетает его.

С учетом письменных уточнений просит взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 1500 000 рублей, признать акт № 1 о несчастном случае на производстве недействительным в части указания вины истца и указания площади полученной травмы- <данные изъяты>.

В судебном заседании истец [Б.] А.А. исковые требования поддержал, пояснил суду, что с 02.07.2012 года по 29.12.2017 года он работал <данные изъяты> в ОАО «ЭК». С 10 мая 2017 года по 12 мая 2017 года он работал в составе бригады по наряд-допуску № «Ремонт трансформатора Т-5». По окончанию работ, 12.05.17г и.о. мастера П позвал его и З для осмотра рабочего места Тр-ра Т-5. После осмотра рабочего места Тр-ра Т5 П было принято решение перепроверить осмотр выключателя ВМ110- Т5, сделанный ранее Ч по указанию К Не доходя до выключателя П остановился для звонка по телефону, а он продолжил движение в сторону выключателя ВМ110-Т5. Подойдя к выключателю увидел, что ВОФ покрыт толстым слоем пыли и невозможно рассмотреть цвет индикаторного силикагеля. Он поднялся по ступенькам на стационарный помост, предусмотренный конструкцией завода изготовителя. Высота помоста 0.8 м от уровня земли. Пытаясь рассмотреть индикаторный силикагель он не мог точно определить цвет индикаторного силикагеля. После чего приподнялся на поручень, это еще 0.7м от уровня земли, стоял со стороны дороги, зная, что с этой стороны бака напряжение отсутствует и ему ничего не угрожает. Он не пытался залезть на самый верх бака, да и возможности залезть наверх бака у него тоже не было. Вставая на поручень он не нарушил ни одного правила. Прямого запрета вставать на поручень нет. Расстояние до токоведущих частей было порядка 2, 5м при допустимой норме 1м. В процессе осмотра ВМ110-Т5 он был поражен электрической дугой, после чего упал на каменную подсыпку. В результате полученной травмы он испытал сильную физическую боль, длительное время проходил лечение, в настоящее время нуждается в реабилитации. Просит исковые требования удовлетворить.

Представитель истца [И] С.В. в судебном заседании исковые требования поддержал по основаниям, указанным в иске, просил исковые требования удовлетворить.

Представитель ответчика ОАО «ЭК» Скардина Е.Ю. исковые требования не признала, поддержала письменные возражения по иску.

Предстатели третьих лиц Государственной инспекции трудов в Иркутской области, ГУ-Иркутское региональное отделение фонда социального страхования РФ в суд не явились, о дате судебного заседания извещены надлежащим образом, ходатайствовали о рассмотрении дела без участия представителей.

Выслушав пояснения сторон, исследовав и оценив представленные письменные доказательства в соответствии с требованиями ст. 59, 60, 67 ГПК РФ, суд приходит к выводу, что исковые требования подлежат частичному удовлетворению.

В силу ч.3 ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.

Согласно ст. 212 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. Работодатель обязан обеспечить: безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов; недопущение к работе лиц, не прошедших в установленном порядке обучение и инструктаж по охране труда, стажировку и проверку знаний требований охраны труда; информирование работников об условиях и охране труда на рабочих местах, о риске повреждения здоровья, предоставляемых им гарантиях, полагающихся им компенсациях и средствах индивидуальной защиты; ознакомление работников с требованиями охраны труда.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

В силу ст. 229 Трудового Кодекса РФ для расследования несчастного случая работодатель (его представитель) незамедлительно образует комиссию в составе не менее трех человек. В состав комиссии включаются специалист по охране труда или лицо, назначенное ответственным за организацию работы по охране труда приказом (распоряжением) работодателя, представители работодателя, представители выборного органа первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников, уполномоченный по охране труда. Комиссию возглавляет работодатель (его представитель), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, - должностное лицо соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственный контроль (надзор) в установленной сфере деятельности.

В силу ст. 230 Трудового Кодекса РФ по каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой необходимость перевода пострадавшего в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, на другую работу, потерю им трудоспособности на срок не менее одного дня либо смерть пострадавшего, оформляется акт о несчастном случае на производстве по установленной форме в двух экземплярах, обладающих равной юридической силой, на русском языке либо на русском языке и государственном языке республики, входящей в состав Российской Федерации.

[Б.] А.А. состоял с ОАО « ЭК» в трудовых отношениях с 02 июля 2012 года по 29 декабря 2017 года, что подтверждается трудовым договором, дополнительными соглашениями к трудовому договору, приказом №л\с о расторжении Трудового договора.

Согласно трудовому договору истец был принят на должность <данные изъяты>, затем переведен на должность <данные изъяты>, что следует из приказа о переводе работника на другую работу от 14.02.2014 года.

Как следует из указания о допуске к самостоятельной работе, предоставлении права от 07.04.2014 года, <данные изъяты> [Б.] А.А. ( 4 гр. по эл.безопасности) дано право производителя работ на ПС и ТП РЭС-3.

Проверку знаний правил работы в электроустановках истец прошел 10 марта 2017 года, проверку знаний требований охраны труда прошел 27 февраля 2017 года, с должностной инструкцией <данные изъяты> РЭС-3 [Б.] А.А. ознакомлен 15.07.2013 года, с инструкцией по охране труда <данные изъяты> ознакомлен 20.07.2014 года, что подтверждается материалами дела.

12 мая 2017 года с [Б.] А.А. произошёл несчастный случай на производстве.

По факту несчастного случая была создана комиссия, что подтверждается приказом о назначении комиссии от 16.05.2017 года, проведено расследование, составлен акт №1 о несчастном случае на производстве от 13 июня 2017 года по форме Н-1, из которого следует, что 10.05.2017г. на <данные изъяты>, ОРУ-ИОкВ, по наряду-допуску № 45 к работам по текущему ремонту трансформатора Т-5 была допущена бригада работников в составе: ответственный руководитель работ и.о. мастера по ремонту оборудования РУ П, производитель работ электрослесарь по ремонту оборудования распределительных устройств 4 разряда Ч, члены бригады - электрослесари по ремонту оборудования распределительных устройств 4 разряда Згр. по электробезопасности 4), [Б.] А.А.(<данные изъяты>), инженер РЗА Кгр. по электробезопасности 5).

12.05.2017г. <данные изъяты> [Б] А.А. в составе бригады по наряду-допуску № 45 выполнял работы по текущему ремонту трансформатора Т-5.

После окончания работ и осмотра рабочего места Т-5, ответственный руководитель работ П с членом бригады [Б.] А.А. пошли на осмотр выключателя ВМ-110 Т-5. При этом, не доходя до выключателя около 5 метров П отвлекся на поиск контакта в сотовом телефоне и утратил контроль за безопасностью сопровождаемого работника [Б.] А.А. В это время [Б.] А.А. продолжил свое движение в сторону выключателя, и придя на место осмотра, поднялся на выключатель Фазы «А» ВМ-110 Т-5, о чем свидетельствуют следы полимерного материала подошвы сапог, нанесенные на бак ф. «А» ВМ-110 Т-5 выше металлической скобы, и на дверь шкафа привода выключателя путем трения при усилиях подъема, выявленные в ходе осмотра места несчастного случая (согласно протокола осмотра места несчастного случая).

Далее, [Б.] А.А. приблизился на недопустимое расстояние (ближе 1м до токоведущих частей, находящихся под напряжением, согласно требований таб. №1 Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок) к высоковольтному вводу 110кВ фазы «А», находящемуся под напряжением, и был поражен электрическим током.

При этом [Б.] А.А. получил ожог электрической дугой и упал на гравийную подсыпку внутри бордюрного ограждения маслоприемника.

В акте указаны причины несчастного случая на производстве:

1.Неудовлетворительная организация производства работ, выразившаяся в нарушениях требований «Правил по охране труда по эксплуатации электроустановок» при сдаче-приемке рабочего места и закрытии наряда-допуска после окончания работы в электроустановках по наряду-допуску № 45 от 10.05.2017г.

- нарушение п.п. 4.2. 14.1 Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утв. приказом Минтруда России от 24.07.2013 N 328н, не допускается самовольное проведение работ в действующих электроустановках, а также расширение рабочих мест и объема задания, определенных нарядом, распоряжением или утвержденным работодателем перечнем работ, выполняемых в порядке текущей эксплуатации. После полного окончания работы производитель работ(наблюдающий) должен оформить в наряде полное окончание работ своей подписью. Ответственный руководитель работ после проверки рабочих мест должен оформить в наряде полное окончание работ;

- нарушение п. 3.5, Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утверждены приказом Минтруда России от 24.07.2013 N 328н, работники, не обслуживающие электроустановки, могут опускаться в электроустановки в сопровождении работника, имеющего право единоличного осмотра. Сопровождающий работник должен осуществлять контроль за безопасностью людей, допущенных в электроустановки, и предупреждать их о запрещении приближаться к токоведущим частям;

- нарушение п.5.9, п.14.1 Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утверждены приказом Минтруда России от 24.07.2013 N 328н, производитель работ отвечает за осуществление постоянного контроля за членами бригады. После полного окончания работы производитель работ (наблюдающий) должен оформить в наряде полное окончание работ своей подписью. Ответственный руководитель работ после проверки рабочих мест должен оформить в наряде полное окончание работ;

- нарушение п. 1, 3 раздела 3 Трудовые обязанности (функции) работника должностной инструкции мастера по ремонту оборудования Усть-Кутского участка РЭС-3 ДИ 203.Р-3.552-2010 «Рациональное и безопасное планирование, организация работ персоналом участка, в соответствии с действующими правилами».

2. Нарушение работником Трудового распорядка и дисциплины труда:

- нарушение п.3.3. Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утв. приказом Минтруда России от 24.07.2013 N 328н, при осмотрах электроустановок не допускается приближение людей к находящимся под напряжениям не ограждённым токоведущим частям на расстояния менее указанных в таблице № 1»;

- нарушение п.5.11 Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, п. 3.2 Инструкции по охране труда электрослесарю по ремонту оборудования распределительных устройств СПС (РЭС) ИОТ 203.012.021-2016, член бригады отвечает за соблюдение требований настоящих правил, инструкций по охране труда полученных при допуске к работе и во время работы. Каждый член бригады обязан выполнять требования техники безопасности и указания, полученные при допуске к работе и во время работы;

- нарушение п.1.15 «Инструкции по охране труда электрослесарю по ремонту оборудования распределительных устройств СПС (РЭС) ИОТ 203.012.021-2016, электрослесарь должен работать и находиться на рабочем месте в спецодежде и применять средства зашиты, выдаваемые в соответствии с действующими отраслевыми нормами.

Лица, допустившие нарушение требований охраны труда:

П и.о. мастера по ремонту оборудования РЭС-3, ответственный руководитель работ допустил расширение рабочего места, определенного нарядом-допуском № 45. После окончания работы по наряду-допуску № 45 проводил осмотр электроустановок за пределами рабочего места (нарушение п.п.4, 2. 14.1 Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утвержденных приказом Минтруда России от 24.07.2013 N 328н не осуществлял контроль за безопасностью сопровождаемого работника [Б.] А. А. при проведении осмотра выключателя ВМ-110 Т-5 (нарушение п.3.5 Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утвержденных приказом Минтруда России от 24.07.2013 N 328н не спланировал и не организовал безопасное проведение осмотра выключателя ВМ-110 Т-5 членом бригады [Б.] А.А. (нарушение п. 1.3 раздела 3 Трудовые обязанности (функции) работника должностной инструкции мастера по ремонту оборудования Усть-Кутского участка РЭС-3 ДИ 203.P-3.552-2010)

Ч электрослесарь по ремонту оборудования распредустройств 4 разряда, производитель работ не оформил своей подписью полное окончание работ по наряду-допуску №45 после полного окончания работы и удаления бригады с рабочего места (нарушение п.14.1 Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утвержденных приказом Минтруда России от 24.07.2013 N 328н), не осуществлял постоянный контроль за членами бригады после полного окончания работ по действующему, не закрытому наряду-допуску №45. (нарушение п.п. 5.9 Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утвержденных приказом Минтруда России от 24.07.2013 N 328н):

[Б.] А.А.. <данные изъяты>, член бригады производил осмотр ВМ-110 Т-5 не определенный заданием наряда-допуска для безопасного ведения работ в электроустановках № 45 ( нарушение п.4.2. «Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утвержденных приказом Минтруда России от 24.07.2013 N 328н: п.3.2. «Инструкции по охране труда электрослесарю по ремонту оборудования распределительных устройств СПС (РЭС) ИОТ 203.012.021-2016»), при осмотре выключателя ВМ-110 Т-5 приблизился на недопустимое расстояние к токоведущим частям, находящимся под напряжением, а именно к высоковольтному вводу ВМ-110 Т-S ф. «А». (нарушение п. 3.3 Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утвержденных приказом Минтруда России от 24.07.2013 N 328н), выполнял осмотр в спецодежде с расстегнутым замком-молнией на груди (нарушение п.1.15 «Инструкции по охране труда электрослесарю по ремонту распределительных устройств СПС (РЭО) ИОТ 203.012.021-2016»).

Согласно медицинскому заключению № 1113 от 15.05.2017г. ОГБУЗ “Усть-Кутская районная больница”, [Б.] А.А. получил травму - <данные изъяты>. Площадь - <данные изъяты>%, Ш-Т-29.3, Т-31.4, согласно Схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве, указанное повреждение относится к категории тяжелых.

Анализируя все представленные сторонами доказательства, суд приходит к выводу, что в ходе проведения расследования несчастного случая комиссией были опрошены пострадавший [Б.] А.А., очевидцы несчастного случая, составлен протокол осмотра места несчастного случая, получено медицинское заключение о характере и степени тяжести повреждения, причиненного здоровью пострадавшего, установленной формы, в связи с чем, суд приходит к выводу, что порядок и форма оспариваемого истцом акта № 1 о несчастном случае на производстве отвечает установленным требованиям.

Оснований для удовлетворения требований истца о признании акта незаконным в части указания площади полученной травмы- <данные изъяты> не имеется, поскольку сведения о характере полученных повреждений вносятся в акт по форме Н-1 на основании медицинского заключения о тяжести повреждения здоровья, выданного по форме № 315/у, утвержденной приказом Минздравсоцразвития России от 15.04.2005 года № 275, а согласно медицинскому заключению № 1113, выданному по установленной форме, у пострадавшего [Б.] А.А. площадь ожога составляет <данные изъяты>%.

Что касается признания акта незаконным в части указания вины [Б.] А.А., то данное требование не подлежит удовлетворению, поскольку в акте, в соответствии с ч.8 ст. 229.2 Трудового Кодекса Российской Федерации, не установлен процент вины истца в несчастном случае на производстве, не усмотрено в его действиях и грубой неосторожности.

Разрешая исковое требование о взыскании компенсации морального вреда, суд приходит к следующему.

В соответствии с ч. 2 ст. 150 ГК РФ неимущественные права и нематериальные блага защищаются в предусмотренных ГК РФ и другими законами случаях и порядке, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального блага и характер последствий этого нарушения.

Статья 12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав называет компенсацию морального вреда.

Из положений ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, следует, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Трудовое законодательство предусматривает в качестве основной обязанности работодателя обеспечивать безопасность труда и условия, отвечающие требованиям охраны и гигиены труда, то есть создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью работника.

В случае если все же работнику был причинен вред жизни или здоровью, работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, федеральными законами и иными правовыми актами (ст. 22, 212 ТК РФ).

В судебном заседании установлено, что истец состоял с ответчиком в трудовых отношениях, 12 мая 2017 года на производстве произошел несчастный случай, в результате которого [Б.] А.А. получил травму - <данные изъяты>.

Согласно медицинскому заключению № 1113 от 15.05.2017г. ОГБУЗ “Усть-Кутская районная больница”, [Б.] А.А. поступил в хирургическое отделение ОГБУЗ «Усть-Кутская РБ» 12.05.2017г., диагноз: <данные изъяты> Согласно Схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве, указанное повреждение относится к категории тяжелых.

Из выписки из истории болезни № от 07.06.2017 года следует, что [Б.] А.А. находился на стационарном лечении в ожоговом отделении ОГБУЗ «Иркутская городская клиническая больница № 3 » с 16.05.2017 года по 07.06.2017 года, клинический диагноз: <данные изъяты>.

Согласно экспертному заключению № 256 от 25 мая 2017 года Усть-Кутского судебно-медицинского отделения ГБУЗ ИОБСМЭ, у [Б.] А.А. имелись телесные повреждения: <данные изъяты>.

В силу п.1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно разъяснениям, данным в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", судам надлежит иметь в виду, что в силу статьи 1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины.

По смыслу статьи 1079 ГК РФ источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Согласно абз. 3 п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).

Суд исходит из того, что грубая неосторожность предполагает очевидное предвидение потерпевшим вероятности наступления вредоносных последствий своего поведения и наличие легкомысленного расчета, что они не наступят. В то же время наличие в поведении потерпевшего простой неосторожности в любом случае никак не влияет на размер возмещаемого им вреда. Характер развития предшествовавших несчастному случаю на производстве событий, время и место несчастного случая, последовательность действий потерпевшего, свидетельствуют о том, что оснований для применения положений п. 2 ст. 1083 ГК РФ в рассматриваемом деле не имеется.

Актом № 1 о несчастном случае на производстве от 13 июня 2017 года установлено, что основной причиной несчастного случая является неудовлетворительная организация производства работ, в частности нарушение требований Правил по охране труда при эксплуатации электроустановок, утв. приказом Минтруда России от 24.07.2013 года № 328 н., а также нарушение работником Инструкции по охране труда, при этом грубая неосторожность работника не установлена.

Поскольку судом также не установлена грубая неосторожность работника, то последствия, предусмотренные абз. 2 п. 2 ст. 1083 ГК РФ, в данной ситуации применению не подлежат.

При определении размера компенсации морального вреда суд должен исходить из конкретных обстоятельств дела, учитывая объем и характер причиненных работнику нравственных или физических страданий, индивидуальные особенности потерпевшего и другие конкретные обстоятельства, свидетельствующие о тяжести перенесенных им страданий. При определении размера компенсации морального вреда также должны учитываться требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При определении размера компенсации морального вреда суд исходит из конкретных обстоятельств дела, учитывает степень тяжести причиненного истцу вреда, принимает во внимание характер причиненных истцу физических и нравственных страданий по поводу перенесенной травмы, характер повреждений, длительность лечения, также учитывает то обстоятельство, что истец претерпевал и в настоящее время претерпевает физическую боль, то, что он, длительное время был лишен возможности вести активный образ жизни, иные обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, а также требования разумности и справедливости, суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 150 000 рублей.

Представителем ответчика заявлено о пропуске срока обращения в суд с исковым требование о взыскании компенсации морального вреда, полагая, что исковое требование о взыскании компенсации морального вреда вытекает из трудовых правоотношений, поэтому подлежат применению требования ст. 392 ТК РФ.

В силу ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В соответствии со ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в вышепоименованном Постановлении от 20 декабря 1994 года N 10 (п. 7): если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

В силу статьи 150 ГК РФ жизнь и здоровье - это нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения; согласно статье 128 ГК РФ нематериальные блага относятся к объектам гражданских прав.

На основании пункта 2 статьи 2 ГК РФ неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ.

Утверждение ответчика о том, что требование о компенсации морального вреда рассматривается в трехмесячный срок, предусмотренный для индивидуального Трудового спора, не может быть принято судом, поскольку основано на неверном толковании закона. Указанный спор не подпадает под признаки индивидуального правового спора, содержащиеся в главе 60 ТК РФ. Кроме того, порядок и основания компенсации морального вреда, как уже ранее было отмечено, трудовым законодательством не регулируется и на него распространяются нормы ГК РФ без каких-либо ограничений.

Таким образом, ходатайство ответчика о пропуске срока обращения в суд не подлежит удовлетворению.

На основании ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

С учетом изложенного, с ответчика необходимо взыскать государственную пошлину в доход бюджета Усть-Кутского муниципального образования в размере 300 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199, ГПК РФ,

Р Е Ш И Л:

Исковые требования [Б.] А.А. удовлетворить частично.

Взыскать с ОАО «ЭК» в пользу [Б]а [А.] [А.] компенсацию морального вреда в размере 150 000 рублей.

В удовлетворении исковых требований о признании акта № 1 о несчастном случае на производстве недействительным в части, взыскании компенсации морального вреда в размере 1350 000 руб. отказать.

Взыскать с ОАО «ЭК» в доход бюджета Усть-Кутского муниципального образования государственную пошлину в размере 300 рублей.

С текстом мотивированного решения стороны могут ознакомиться, начиная с 13 августа 2018года.

Решение может быть обжаловано в Иркутский областной суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме через Усть-Кутский городской суд.

Председательствующий: Л.А. [Г.]

Добавить комментарий ↓

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Хотите получать комментарии к отзыву на email?

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.