ООО "АПК Шатурский": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-1/2019 (2-1368/2018;)

Дата решения: 23.05.2019

Дата вступления в силу: 01.07.2019

Истец (заявитель): Анисович Диана Юрьевна

Ответчик: ООО "АПК Шатурский"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

Дело № 2-1/2019

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

г. Шатура Московской области                 23 мая 2019 г.

Шатурский городской суд Московской области в составе:

председательствующего – судьи Жигаревой Е.А.,

при секретаре Давыдовой А.А.,

с участием ст. помощника Шатурского городского прокурора Пантюхиной А.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Анисович Дианы Юрьевны к обществу с ограниченной ответственностью «АПК Шатурский» о возмещении вреда здоровью, взыскании расходов на лечение и компенсации морального вреда,

установил:

Анисович Д.Ю. обратилась в Зеленоградский районный суд г. Москвы с иском к ООО «АПК Шатурский» о возмещении вреда здоровью, взыскании расходов на лечение и компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований истец указала, что 17.07.2015, находясь в трудовых отношениях с ответчиком, при исполнении служебных обязанностей, в результате несчастного случая на производстве получила травмы в виде <данные изъяты>. Решением Шатурского городского суда Московской области от 14.07.2016 с работодателя ООО «АПК Шатурский» в ее (Анисович Д.Ю.) пользу взыскана компенсация морального вреда, расходы на оплату услуг представителя и транспортные расходы. На момент принятия решения степень причиненного вреда определена как легкий вред здоровью. При этом, на сегодняшний день истцу присвоена 3 группа инвалидности (потеря трудоспособности 60 %). Анисович Д.Ю. проходит постоянное лечение, обследование и реабилитацию, состояние ее здоровья не улучшается. Вследствие полученной на производстве травмы и ее последствий истец испытывает физические и нравственные страдания, несет расходы на лечение. С учетом принятого судом уточнения иска просит взыскать с ответчика расходы по питанию в размере 12777,53 руб., на лекарства – 10535,96 руб., на изделия медицинского назначения – 12372,77 руб., на рентгенографию – 19790 руб., медицинские консультации – 41800 руб., изготовление копий медицинских документов – 4224 руб., почтовые услуги – 1963 руб., на проезд на личном транспортном средстве – 108132,53 руб., на проезд на общественном транспорте – 30193 руб., утраченный заработок с 09.03.2016 в размере среднемесячной заработной платы, в счет возмещения морального вреда – 3.000.000 руб., судебные издержки – 25000 руб.

Определением Зеленоградского районного суда г. Москвы от 17.06.2018 гражданское дело передано по подсудности в Шатурский городской суд.

Истец Анисович Д.Ю., ее представитель по доверенности Коваленко Т.В. в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного слушания извещены надлежащим образом, ходатайствовали об отложении дела слушанием.

В силу ч. 3 ст. 167 ГПК РФ суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

    Следовательно, отложение судебного разбирательства по ходатайству лиц, участвующих в деле, является правом, а не обязанностью суда, и возможно лишь при наличии уважительных причин неявки в судебное заседание.

Истец и ее представитель были извещены о рассмотрении дела 23.05.2019 заблаговременно – 13.05.2019 (том 3 л.д. 111, 112), у стороны истца имелось достаточно времени с даты извещения до даты слушания дела для ознакомления с материалами дела, в том числе с заключением экспертов. Невозможность участия представителя в заседании не препятствует направлению в суд документов и доказательств, обосновывающих позицию лица, участвующего в деле. Кроме того, к ходатайству об отложении дела никаких документов, подтверждающих занятость представителя в другом судебном заседании в тот же день и в то же время, не представлено. В связи с чем, обстоятельства причины неявки стороны истца в судебное заседание признаны судом неуважительными, суд считает возможным рассмотреть дело в порядке ч. 3 ст. 167 ГПК РФ.

Представитель ответчика ООО «АПК Шатурский» в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного слушания извещен надлежащим образом (том 3 л.д. 113).

Прокурор в судебном заседании полагал возможным удовлетворить исковые требования в части возмещения расходов на лечение и транспорт – в размере, документально подтвержденных необходимых затрат.

Исследовав материалы дела, выслушав заключение прокурора, суд приходит к следующему.

В соответствии с частями 1, 5 статьи 209 Трудового Кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) охрана труда - система сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающая в себя правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия. Безопасные условия труда - условия труда, при которых воздействие на работающих вредных и (или) опасных производственных факторов исключено либо уровни их воздействия не превышают установленных нормативов.

Расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах (часть 1 ст. 227 ТК РФ).

В силу положений части 3 ст. 227 ТК РФ расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом; тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током, молнией, излучением; укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего Трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни.

По каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой необходимость перевода пострадавшего в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, на другую работу, потерю им трудоспособности на срок не менее одного дня либо смерть пострадавшего, оформляется акт о несчастном случае на производстве по установленной форме в двух экземплярах, обладающих равной юридической силой, на русском языке либо на русском языке и государственном языке республики, входящей в состав Российской Федерации (часть 1 ст. 230 ТК РФ).

Согласно разъяснениям постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (п. 9) в силу положений статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ и статьи 227 ТК РФ несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем (или на личном транспортном средстве в случае его использования в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) либо по соглашению сторон Трудового договора), и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

Анисович Д.Ю. на основании Трудового договора от 06.11.2014 состояла в трудовых отношениях с ООО «АПК Шатурский» в должности <данные изъяты>.

17.07.2015, находясь на рабочем месте, при исполнении трудовых обязанностей истец получила травму в виде ушиба копчика, левого голеностопного и левого локтевого суставов; находилась на стационарном и амбулаторном лечении.

Из акта № 1 о несчастном случае на производстве, составленного 20.07.2015, усматривается, что Анисович Д.Ю. во время работы в цехе по переработке молока при входе из одного помещения в другое, проходила около стеллажа, на котором должна укладываться готовая продукция, поскользнулась и упала на край данного стеллажа, причинив себе травму <данные изъяты>.

Работодателем в соответствии с требованиями действующего законодательства данный случай был расследован и учтен как несчастный случай на производстве.

    Анисович Д.Ю. ранее обращалась в Шатурский городской суд с иском к ООО «Агропромышленный комплекс Шатурский» о признании частично недействительным акта о несчастном случае на производстве, расследование комиссии по расследованию несчастного случая, протокола опроса пострадавшей, журнала регистрации инструктажа на рабочем месте, компенсации морального вреда и судебных расходов.

    Рассматривая указанный спор, суд посчитал установленным факт произошедшего с истцом несчастного случая, расследование которого произведено в установленном законом порядке, по результатам составлен акт № 1 от 20.07.2015, содержащий достоверные сведения о времени происшествия, фамилии истца, обстоятельств произошедшего, виде и характере повреждений и полученного вреда.

Для установления значимых обстоятельств в рамках указанного спора была назначена судебно-медицинская экспертиза, проведение которой было поручено экспертам ГБУЗ МО «Бюро СМЭ».

На основании исследования медицинских документов, рентгенограмм и томограмм, экспертная комиссия пришла к выводу, что у Анисович Д.Ю. в результате случая 17.07.2015 имелись повреждения в виде <данные изъяты>. Установленные диагнозы в виде «<данные изъяты> основаны лишь на субъективных жалобах на боль и болезненные движения в суставах (ограничение подвижности), но не подтверждены объективными данными – результатами инструментальных исследований, кроме того, какие-либо наружные повреждения в указанных областях в медицинских документах не зафиксированы. В связи с изложенным указанные диагнозы не принимались для судебно-медицинской оценки. В соответствии со Схемой определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24.02.2005 № 160, установленные повреждения (<данные изъяты>) относятся к категории «легкая». В соответствии с п. 9 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных приказом Минздравсоцразвития от 24.04.2008 № 194н, установленные повреждения (<данные изъяты>) расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Решением Шатурского городского суда от 14.07.2016, имеющим в силу ст. 61 ГПК РФ преюдициальное значение, с ООО «АПК Шатурский» в пользу Анисович Д.Ю. в счет компенсации морального вреда взыскано 30000 руб., судебные расходы; в удовлетворении требований о признании частично недействительным акта о несчастном случае на производстве, о признании недействительным расследования комиссии по расследованию несчастного случая, протокола опроса пострадавшей, журнала регистрации инструктажа на рабочем месте отказано.

Обращаясь с настоящим иском, истец указывает на продолжающиеся постоянные боли, прогрессирование полученных в результате травмы заболеваний, в связи с чем, имеется необходимость в постоянном лечении, обследовании и реабилитации.

Согласно п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

В силу ст. 184 ТК РФ при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника. Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами.

При причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение (п. 1 ст. 1085 ГК РФ).

Определением суда, с целью установления наличия причинно-следственной связи между полученными травмами, утратой трудоспособности и установлением инвалидности, несением истцом расходов на лечение, по делу назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза.

Согласно выводам комиссии экспертов ГБУЗ МО «Бюро СМЭ» установлено, что 17.07.2015 Анисович Д.Ю. получила травму на производстве. В тот же день была доставлена в травматологический пункт <данные изъяты>. Каких-либо костно-травматических повреждений по результатам рентгенографического исследования не выявлено. При осмотре травматологом была отмечена болезненность при пальпации и движении в области <данные изъяты>. В дальнейшем 24.07.2015 при осмотре выявлены кровоподтек <данные изъяты> болезненность при пальпации <данные изъяты>. В связи с установленным предварительным диагнозом «<данные изъяты> Анисович Д.Ю. была госпитализирована в <данные изъяты>, где получала лечение с 24.07.2015 по 18.08.2015. После выписки из стационара наблюдалась амбулаторно. С 11.09.2015 по 15.10.2015 госпитализирована в <данные изъяты> больницу. В дальнейшем Анисович Д.Ю. получала стационарное консервативное лечение в различных медицинских учреждениях: с 26.05.2016 по 06.06.2016 в <данные изъяты>; с 20.09.2016 по 04.10.2016 в <данные изъяты>; с 17.02.2017 по 21.02.2017 в <данные изъяты>; с 13.09.2017 по 19.09.2017, с 27.09.2017 по 11.10.2017, с 12.02.2018 по 19.02.2018, с 20.02.2018 по 26.02.2018, с 02.04.2018 по 07.04.2018, с 03.07.2018 по 05.07.2018, с 17.07.2018 по 25.07.2018 в <данные изъяты>. С 27.09.2018 по 17.10.2018 получала стационарное лечение в Центре реабилитации <данные изъяты>

На основании исследования представленных медицинских документов, рентгенограмм и томограмм, экспертная комиссия считает, что у Анисович Д.Ю. в связи со случаем от 17.07.2015 имелись повреждения в виде <данные изъяты>). Установленные диагнозы в виде <данные изъяты> основаны лишь на субъективных жалобах на боль и болезненные движения в суставах (ограничение подвижности), но не подтверждены объективными данными – результатами инструментальных исследований, кроме того, какие-либо наружные повреждения в указанных областях в медицинских документах не зафиксированы. Признаков травматического повреждения вещества и корешков спинного мозга по результатам проведенных исследований не обнаружено. Установленные истцу диагнозы «<данные изъяты> данными инструментальных исследований не подтверждены.

По окончании периода временной нетрудоспособности 10.03.2016 Анисович Д.Ю. прошла освидетельствование в бюро медико-социальной экспертизы – филиале № 18 ФКУ «Главное бюро МСЭ по Московской области», по результатам которого была признана инвалидом 2 группы вследствие Трудового увечья, установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 70 %. При повторном освидетельствовании в филиале № 8 ФКУ «ГБ МСЭ по г. Москве» Минтруда России истец была признана инвалидом 3 группы с причиной трудовое увечье. По результатам медико-социальной экспертизы, проведенной с 14.03.2018 по 20.03.2018, установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 60 % в связи с несчастным случаем на производстве от 17.07.2015. С 17.08.2018 по 14.09.2018 в филиале № 7 ФКУ «ГБ МСЭ по г. Москве» Минтруда России Анисович Д.Ю. проведена медико-социальная экспертиза для разработки программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания.

Анализ представленных документов показывает, что диагнозы заболеваний, указанные при проведении медико-социальной экспертизы, не соответствуют характеру и степени выраженности повреждений, указанных в Акте № 1 о несчастном случае на производстве. Установление причины инвалидности «трудовое увечье», установление степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах является необоснованным.

При проведении осмотра Анисович Д.Ю. в рамках настоящей экспертизы каких-либо последствий травмы от 17.07.2015 в виде <данные изъяты> не обнаружено. Поскольку телесные повреждения, выявленные у истца в связи с несчастным случаем на производстве от 17.07.2015 не приводили и не приводят в настоящее время к стойким функциональным нарушениям со стороны каких-либо органов и систем, они не давали и не дают основания для определения инвалидности и степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах.

Из перечня медицинских препаратов, указанных Анисович Д.Ю., в связи со случаем от 17.07.2015 в период амбулаторного лечения она нуждалась в применении следующих медикаментов: одного из группы нестероидных противовоспалительных препаратов, оказывающих анальгезирующее противовоспалительное действие (Кеторол<данные изъяты> (в качестве средства местного применения с обезболивающим и противовоспалительным действием перевязочного материала (бинт стерильный, бинт липкий проницаемый, повязка для руки). Также была показана консультация травматолога-ортопеда и проведение рентгенологического исследования. Остальные указанные истцом препараты и изделия медицинского назначения применяются для лечения иных заболеваний и их использование не находится в прямой причинно-следственной связи с телесными повреждениями, полученными 17.07.2015.

У суда нет оснований не доверять выводам экспертов, поскольку исследования в рамках комиссионной судебно-медицинской экспертизы проводились специалистами, имеющими соответствующие образование и квалификацию, а также значительный стаж работы по специальности. Выводы экспертов содержат исчерпывающие ответы на поставленные судом вопросы, не противоречат фактическим обстоятельствам дела и сделаны с учетом конкретной ситуации. Нарушений процессуального закона при назначении и производстве экспертизы не были допущены.

В силу ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Подпункт 3 пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» предусматривал оплату застрахованным расходов на дополнительную медицинскую помощь (сверх предусмотренной по обязательному медицинскому страхованию), в том числе на дополнительное питание и приобретение лекарств. Согласно его положениям, в новой редакции, обеспечение по страхованию осуществляется в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая, на лечение застрахованного, осуществляемое на территории Российской Федерации непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве до восстановления трудоспособности или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности; приобретение лекарств, изделий медицинского назначения и индивидуального ухода.

Оценив представленные доказательства по правилам ст. ст. 56, 67 ГПК РФ, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении требований о взыскании с ответчика расходов на дополнительное питание, поскольку доказательств нуждаемости в дополнительном питании истцом в нарушение указанных норм представлено не было. Рекомендации о необходимости в дополнительном питании в медицинских документах также отсутствуют.

Расходы на приобретение лекарственных средств и изделий медицинского назначения подлежат удовлетворению в части взыскания расходов на приобретение:

17.07.2015 <данные изъяты> 137,60 руб. (том 1 л.д. 68

19.07.2015 бинта стерильного 52 руб. (том 1 л.д. 68

20.07.2015 <данные изъяты> 80,60 руб. (том 1 л.д. 68

23.07.2015 бинта стерильного 25 руб., <данные изъяты> 353 руб., повязки для руки 315 руб., <данные изъяты> 74 руб., <данные изъяты> 84,10 руб. (том 1 л.д. 68 об.

26.07.2015 бинта липкого проницаемого 73 руб. (том 1 л.д. 68 об.

03.08.2015 <данные изъяты> 442,70 руб. (том 1 л.д. 67

05.09.2015 <данные изъяты> 85,50 руб. (том 1 л.д. 66

27.01.2016 <данные изъяты> 349 руб. (том 1 л.д. 62

а также 21.07.2015 рентгенологическое исследование 600 руб. и 890 руб. (том 1 л.д. 68, 228, 229

21.07.2015 консультация травматолога-ортопеда 900 руб. (том 1 л.д. 68, том 2 л.д. 17), которые подтверждены материалами дела, а также обоснованность которых подтверждена заключением комиссии экспертов.

Таким образом, с ответчика подлежат взысканию расходы на приобретение лекарственных средств и изделий медицинского назначения, рентгенологическое исследование и консультацию врача в размере 4461,50 руб.

Каких-либо доказательств, опровергающих указанные обстоятельства и свидетельствующих о наличии у истца возможности получить изделия медицинского назначения, лекарства бесплатно, ответчиком в соответствии со ст. 56 ГПК РФ не представлено.

    Доказательств обоснованности несения расходов на копирование медицинских документов в размере 4224 руб. и почтовые услуги 1963 руб. истцом не представлено. Кроме того, в данных материалах не указано, какие именно документы были копированы и направлены по почте адресату, относились ли они к случаю, имевшему место 17.07.2015. Следовательно, указанные расходы возмещению за счет ответчика не подлежат.

    Рассматривая требования о взыскании дополнительно понесенных затрат на транспорт за период с 20.07.2015 по 24.12.2017, суд приходит к выводу об удовлетворении требований частично.

    Так, из медицинских документов усматривается, что Анисович Д.Ю. 17.07.2015 была доставлена в ГБУЗ МО «<данные изъяты>» бригадой скорой помощи. 20.07.2015 ей назначено амбулаторное лечение. С 24.07.2015 по 18.08.2015 находилась на стационарном лечении. 28.08.2015, 02.09.2015, находилась на приеме у невролога. 14.09.2015 госпитализирована в <данные изъяты> больницу.

    В качестве доказательств несения транспортных расходов стороной истца представлены квитанции по оплате услуг по перевозке пассажиров легковым такси.

    Суд считает возможным взыскать с ООО «АПК Шатурский» расходы на транспортные услуги, оказываемые 20.07.2015 в размере 140 руб. (70 + 70) (том 1 л.д. 111 21.07.2015 в размере 2600 руб. (1000 + 100 + 100 + 100 +100 + 100 + 1100) на поездку в г. Орехово-Зуево на рентгенологическое исследование и консультацию врача (том 1 л.д. 68, 228, 229, том 1 л.д. 68, том 2 л.д. 17, том 1 л.д. 111, 111 об. 02.09.2015 в размере 140 руб. (70 + 70) (том 1 л.д. 108), а всего 2880 руб. Иные расходы на транспортные услуги стороной истца не обоснованы, исходя из заключения комиссии экспертов, не имеют отношения к случаю, имевшему место 17.07.2015.

Обращаясь в суд с требованиями о взыскании утраченного заработка, вызванного повреждением здоровья, Анисович Д.Ю. указывает дату начала взыскания – день увольнения 09.03.2016.

Вместе с тем, потерпевший, в данном случае обязан представить доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья в результате несчастного случая при исполнении трудовой обязанности, а также доказательства того, что ответчик является лицом, в силу закона обязанным возместить вред, то есть, в рамках настоящего гражданского дела истец должен был представить доказательства наличия причинно-следственной связи между произошедшим несчастным случаем, имевшим место 17.07.2015, и выявленным у нее повреждением, приведшим к установлению инвалидности.    

Такие доказательства в материалах дела отсутствуют.

    С учетом того, что в соответствии с законодательством, регулирующим спорные правоотношения, размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка зависит от степени утраты истцом профессиональной трудоспособности, доказательств установления процента утраты профессиональной трудоспособности Анисович Д.Ю., исходя из заключения комиссии экспертов ГБУЗ МО «Бюро СМЭ» о необоснованном установлении причины инвалидности «трудовое увечье», установлении степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах, суду в порядке ст. 56 ГПК РФ представлено не было, оснований для удовлетворения требований Анисович Д.Ю. о взыскании с ООО «АПК Шатурский» утраченного заработка за период с 09.03.2016 не имеется.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Поскольку решением Шатурского городского суда Московской области от 14.07.2016 в пользу истца взыскана компенсация морального вреда в связи с причинением вреда здоровью, телесные повреждения, выявленные у Анисович Д.Ю. в связи с несчастным случаем на производстве от 17.07.2015 не приводили и не приводят в настоящее время к стойким функциональным нарушениям со стороны каких-либо органов и систем, не давали и не дают основания для определения инвалидности и степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах, какие-либо новые обстоятельства, которые не были исследованы и оценены в ранее рассмотренном деле в материалы настоящего дела не представлены, суд считает необходимым отказать в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда в размере 3.000.000 руб.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.

Заявляя требования о взыскании с ответчика судебных расходов в размере 25000 руб., с 15.06.2018 по день вынесения решения судом доказательств несения их Анисович Д.Ю. не представлено. Таким образом, судебные издержки взысканию не подлежат.

В силу ч. 1 ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Согласно сообщению ГБУЗ МО «Бюро СМЭ» от 08.04.2019 стоимость комиссионной экспертизы, проведенной по поручению суда в рамках настоящего гражданского дела, составляет 35525 руб., без учета оплаты вознаграждения внештатных экспертов.

Поскольку стороны не просили распределить обязанность по оплате экспертизы, определением суда от 14.11.2018 расходы были возложены на стороны в равных долях, в пользу ГБУЗ МО «Бюро СМЭ» расходы по проведению комиссионной судебно-медицинской экспертизы подлежат взысканию с обеих сторон.

В силу положений ст. 103 ГПК РФ, ст. 333.19 НК РФ с ООО «АПК Шатурский» в доход бюджета подлежат взысканию расходы по оплате госпошлины в размере 400 руб.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

решил:

исковые требования Анисович Дианы Юрьевны удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «АПК Шатурский» в пользу Анисович Дианы Юрьевны расходы на лекарства, изделия медицинского назначения, консультацию травматолога-ортопеда и проведение рентгенологического исследования в размере 4461 (четыре тысячи четыреста шестьдесят один) рубль 50 коп., транспортные расходы в размере 2880 (две тысячи восемьсот восемьдесят) рублей.

В удовлетворении требований о взыскании расходов на лекарства, изделия медицинского назначения, консультацию врачей и проведение исследований, транспортные расходы в размере, превышающем взысканный, отказать.

В удовлетворении требований о взыскании расходов на питание в размере 12777,53 руб., копирование медицинских документов в размере 4224 руб., почтовые услуги в размере 1963 руб., утраченного заработка, начиная с 09.03.2016, компенсации морального вреда в размере 3.000.000 руб., а также взыскании судебных расходов в размере 25000 руб. отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «АПК Шатурский» в пользу Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Московской области «Бюро судебно-медицинской экспертизы» расходы по проведению экспертизы в размере 17762 (семнадцать тысяч семьсот шестьдесят два) рубля 50 коп.

Взыскать с Анисович Дианы Юрьевны в пользу Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Московской области «Бюро судебно-медицинской экспертизы» расходы по проведению экспертизы в размере 17762 (семнадцать тысяч семьсот шестьдесят два) рубля 50 коп.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «АПК Шатурский» в местный бюджет госпошлину в размере 400 (четыреста) рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский областной суд через Шатурский городской суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий Е.А. Жигарева

Мотивированное решение составлено 27.05.2019

Председательствующий Е.А. Жигарева

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.