ООО ИК "Энергетические технологии": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-955/2019 ~ М-608/2019

Дата решения: 19.06.2019

Дата вступления в силу: 27.07.2019

Истец (заявитель): Зубарев Александр Михайлович

Ответчик: ООО ИК "Энергетические технологии"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

№ 2-955/2019

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

19 июня 2019 года г. Оренбург

Оренбургский районный суд Оренбургской области в составе:

председательствующего судьи Рафиковой О.В.,

при секретаре Болдиновой М.А.,

с участием помощника прокурора Оренбургского района Борисовой М.А., представителя истца - Моровой С.Г., действующей на основании доверенности от 04.03.2019 г., представителя ответчика - Дубровской Г. И., действующей на основании доверенности от 08.04.2019 г., представителя третьего лица ООО «Газпром добыча Оренбург» - Носыревой Е. А., действующей на основании доверенности № 640, представителя третьего лица ООО «Газпром переработка» - Ищенко Е.Л., действующего на основании доверенности № 58/19 от 11.04.2019 г.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Зубарева Александра Михайловича к обществу с ограниченной ответственностью ИК «Энергетические технологии» о возмещении компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Зубарев А.М. обратился в суд с иском о возмещении компенсации морального вреда, указав, что 03.04.2017 года по 31.12.2017 года он работал в ООО ИК «Энергетические технологии» в должности монтажника технологического трубопровода. 29 сентября 2017 года в 9.00 час. он совместно с другими работниками организации прибыли на установку №25 Гелиевого завода для проведения ремонта запорно-регулирующей и предохранительной арматуры. Ремонт запорно-регулирующей и предохранительной арматуры осуществляется сварщиками и монтажниками технологических трубопроводов. В его обязанности входила чистка кромок трубы приварного крана и прилегающих к ним внутренней и наружной поверхностей, сборка сварного соединения с помощью наружного центратора. После зачистки конца трубы диаметром 500 мм, стали пристыковывать кран к трубе и подготовили стык для сварки. После того как сварщики заварили корень стыка, представитель Гелиевого завода поместил в шаровый кран паронит. Стык требовалось зачистить с целью недопущения попадания мусора от сварки в шар. При чистке указанного стыка он потерял сознание. После того как он был вытащен работниками и уложен на доски лесов, он не подавал признаков жизни. Ему была оказана первая помощь, сделан массаж сердца. В последующем он был госпитализирован в ГАУЗ <данные изъяты>, где находился на стационарном лечении до 19.10.2017 года. Ему был установлен диагноз - отравление азотом тяжелой степени. По существующей технологии перед проведением монтажных и ремонтных работ с целью давления взрывоопасных веществ (газовоздушной смеси) трубопроводы продуваются инертным азотом. Вдыхание воздуха с повышенной объемной долей инертного газа (в данном случае гозообразного азота) и понижение объемной доли кислорода и вызвало у него острое отравление и удушье. Извещение о случае профессионального заболевания было направлено в центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора 06.06.2018 года. В соответствии с санитарно-гигиенической характеристикой условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания (отравления) от 05.10.2017 г. №5 в ООО ИК «Энергетические технологии» отсутствует программа производственного контроля за соблюдением санитарных норм и правил. Производственный контроль за соблюдением санитарных норм и правил не проводился. Указанная санитарно-гигиеническая характеристика условий труда подтверждает факт того, что при работе в емкостях, продуваемых азотом, из-за низкого парционального давления кислорода может развиться внезапная потеря сознания. Приказом ООО ИК «Энергетические технологии» от 23.08.2018 года была создана комиссия для проведения расследования случая профессионального заболевания. По результатам проведенного расследования был составлен акт о случае профессионального заболевания от 27.12.2018 года, согласно которому причиной профессионального заболевания послужило кратковременное, однократное воздействие на организм газообразного азота при одновременном снижении объемной доли кислорода. Наличие вины работника не установлено. Лицом, допустившим нарушение государственных санитарно - эпидемиологических правил и иных нормативных актов является ООО ИК «Энергетические технологии», так как не была обеспечена организация безопасных условий труда работников. Кроме этого, ответчиком не было организовано проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, на рабочем месте монтажника технологических трубопроводов.

Просит суд взыскать с общества с ограниченной ответственностью ИК «Энергетические технологии» в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей.

10.04.2019 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований привлечено Гелиевый завод-структурное подразделение ООО «Газпром добыча Оренбург».

22.05.2019 года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований привлечены ООО «Газпром переработка» и ООО «Нефтехимремстрой».

Истец в судебное заседание не явился, о дате и времени рассмотрения дела извещен надлежащим образом, согласно представленному заявлению просил рассмотреть дело в его отсутствие.

В судебном заседании представитель истца - Морова С.Г., действующая на основании доверенности от 04.03.2019 года, исковые требования поддержала, по основаниям изложенным в иске. Просила удовлетворить исковые требования в полном объеме.

Представитель ответчика - Дубровская Г. И., действующая на основании доверенности от 08.04.2019 года, в судебном заседании возражала, поскольку в произошедшем 29.09.2018 года несчастном случае есть грубая неосторожность работника Зубарева А.М., который, несмотря на проведенный инструктаж, ознакомление с наряд-допуском действовал вопреки технологической карты, нарушил правила охраны труда и техники безопасности. Просила в иске отказать.

В судебном заседании представитель третьего лица ООО «Газпром добыча Оренбург» - Носырева Е. А., действующая на основании доверенности № 640, по иску возражала, просила в удовлетворении требований отказать.

Представитель третьего лица ООО «Газпром переработка» - Ищенко Е.Л., действующий на основании доверенности № 58/19 от 11.04.2019г., в судебном заседании возражал по существу исковых требований, просил в иске отказать.

Суд определил рассмотреть дело в порядке ст.167 ГПК РФ в отсутствии не явившихся лиц.

Суд, выслушав представителя истца, представителя ответчика, представителей третьих лиц, заслушав мнение прокурора, полагавшего удовлетворить исковые требования Зубарева А.М., изучив представленные в материалы дела доказательства и оценив их в совокупности, приходит к следующему.

Работник имеет право на рабочее место, соответствующее государственным нормативным требованиям охраны труда и условиям, предусмотренным коллективным договором, а также на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами (абзацы четвертый и четырнадцатый статьи 21 Трудового Кодекса Российской Федерации).

Указанным правам работника корреспондируют обязанности работодателя обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда, возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (абзацы четвертый и шестнадцатый части 2 статьи 22 Трудового Кодекса Российской Федерации).

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора (часть 1 статьи 237 Трудового Кодекса Российской Федерации).

Согласно части 1 статьи 212 Трудового Кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Работодатель обязан обеспечить безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов (абзац второй статьи 212 Трудового Кодекса Российской Федерации).

Каждый работник имеет право на рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда, а также гарантии и компенсации, установленные в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации, коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом, трудовым договором, если он занят на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (абзацы второй, тринадцатый статьи 219 Трудового Кодекса Российской Федерации).

В случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с федеральным законом (абзац 8 статьи 220 Трудового Кодекса Российской Федерации).

Законом, устанавливающим порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении обязанностей по трудовому договору, является Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ).

Статья 210 Трудового Кодекса Российской Федерации, определяя основные направления государственной политики в области охраны труда, называет среди них защиту законных интересов работников, пострадавших от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а также членов их семей на основе обязательного социального страхования работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний предусматривает в том числе возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (абзац третий пункта 1 статьи 1 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ).

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", профессиональное заболевание - хроническое или острое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкую утрату профессиональной трудоспособности и (или) его смерть.

Из приведенных нормативных положений в их системной взаимосвязи следует, что работник имеет право на труд в условиях, отвечающих государственным нормативным требованиям охраны труда, включая требования безопасности. Это право работника реализуется исполнением работодателем обязанности создавать такие условия труда. При получении работником во время исполнения им трудовых обязанностей травмы или иного повреждения здоровья ему в установленном законодательством порядке возмещается материальный и моральный вред. Моральный же вред работнику, получившему трудовое увечье, и, соответственно, членам семьи работника, потерявшим кормильца, если смерть работника наступила вследствие несчастного случая на производстве, должен возмещать причинитель вреда, то есть работодатель, не обеспечивший работнику условия труда, отвечающие требованиям охраны труда и безопасности.

Судом установлено, что 03.04.2017 г. между ООО ИК «Энергетические технологии» и Зубаревым А.М. был заключен срочный трудовой договор , по которому Зубарев А.М. был принят на работу по специальности монтажник технологических трубопроводов 4 разряда с 03.04.2017 г. Согласно п.5.1 договора работнику устанавливается заработная плата в размере тарифной ставки 158 рублей 49 копеек в час с надбавкой за вредные условия труда (12%) в размере 19,01 рублей, надбавкой (уральский коэффициент 15%) в размере 26,62 рублей. Выплата премий и вознаграждений работнику производится по итогам выполненных работ в месяц.

Согласно копии трудовой книжки АТ-II Зубарев А.М. 03.04.2017 года принят на должность монтажника технологического трубопровода 4 разряда в ООО ИК «Энергетические технологии». Уволен в связи с истечением срока Трудового договора в соответствии с п. 2 ч.1 ст. 77 ТК РФ 31.12.2017 года.

Приказом Управляющего Индивидуального предпринимателя ООО ИК «Энергетические технологии» -II от 23.08.2018 года создана комиссия по расследованию случая профессионального заболевания (отравления).

Из акта о случае профессионального заболевания от 27.12.2018 года, утвержденного заместителем руководителя Управления Роспотребнадзора по Оренбургской области 27.12.2018 года, следует, что 29.09.2017 года в 09 ч. 00 мин. Зубарев А.М. совместно с другими работниками ООО ИК «Энергетические технологии» (монтажниками ТТ ФИО10, ФИО11 и мастером СМР ФИО4) прибыл на установку Гелиевого завода ООО «Газпром добыча Оренбург» для проведения ремонта запорно-регулирующей и предохранительной арматуры. Ремонт запорно-регулирующей и предохранительной арматуры осуществляется сварщиками и монтажниками технологических трубопроводов. В обязанности Зубарева А.М. входила зачистка кромок трубы, приварного крана и прилегающих к ним внутренней и наружной поверхности, сборка сварного соединения с помощью наружного центратора. После выполнения сварщиками прихваток электродами, предназначенными для сварки корневого слоя, Зубареву необходимо было зачистить прихватки от шлака и зашлифовать концы прихваток. В обязанность Зубарева входила периодическая очистка каждого слоя сварного шва от шлака и окалины. Для работы Зубаревым применялся инструмент: шлифмашинка, щетка металлическая. После получения от ответственного за проведение огневых работ Гелиевого завода ФИО9 наряда-допуска на проведение работ примерно в 11 ч. 05 мин. ФИО11 и ФИО10 отнесли доски лесов на установку и развернули катушки трубы. В это время Зубарев А.М. после зачистки конца трубы диаметром 500 мм пристыковал кран к трубе и подготовил стык для сварки. После того, как сварщики заварили корень стыка, представитель Гелиевого завода поместил в шаровый кран паронит. Зубарев А.М. залез головой в шаровый кран для зачистки стыка изнутри. В зоне проведения работ находился ответственный за проведение огневых работ Гелиевого завода ФИО9 и работники с бригады. Зубарев А.М. при чистке стыка потерял сознание. ФИО11 снимал опорный хомут, когда услышал крик о помощи. ФИО11 вместе с ФИО10 вытащили Зубарева А.М. на доски лесов, он не подавал признаков жизни, не дышал и был синего цвета. ФИО11 стал оказывать первую помощь, делать массаж сердца. Далее Зубарева А.М. увезла бригада скорой помощи.

По существующей технологии перед проведением монтажных и ремонтных работ, с целью удаления взрывоопасных веществ (газовоздушной смеси), трубопроводы продуваются инертным газом.

Согласно наряду-допуску на производство работ в местах действия опасных или вредных факторов от 27.09.2017 года проводился контроль загазованности воздуха рабочей зоны детектором газов GasAlеrt на показатели: метан, сероводород, диоксид серы, кислород. Согласно приложению к наряду-допуску в 11.00 и 13.30 29.09.2017 года НКПР составил 0%.

Вдыхание воздуха с повышенной объемной долей инертного газа (в данном случае газообразного азота) и пониженной объемной долей кислорода вызвало острое отравление и удушье.

Причиной профессионального заболевания послужило: кратковременное, однократное воздействие на организм газообразного азота при одновременном снижении объемной доли кислорода.

Наличие вины работника (в процентах) и ее обоснование не установлено. На основании результатов расследования установлено, что настоящее заболевание (отравление) является профессиональным и возникло в результате: кратковременного однократного воздействия азота, путь поступления - ингаляционный. Непосредственной причиной заболевания послужил газообразный азот в воздухе рабочей зоны при одновременном снижении объемной. Лицом, допустившим нарушения государственных санитарно-эпидемиологических правил и иных нормативных актов является ООО ИК «Энергетические технологии», поскольку ими не была обеспечена организация безопасных условий труда работающих, не организовано проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, на рабочем месте монтажника технологических трубопроводов, что является непосредственным нарушением ст. 25 Федеральный закон от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-зпидемиологическом благополучии населения", где сказано, что «Индивидуальные предприниматели и юридические лица обязаны осуществлять санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия по обеспечению безопасных для человека условий труда и выполнению требований санитарных правил и иных нормативных правовых актов Российской Федерации к производственным процессам и технологическому оборудованию, организации рабочих мест, коллективным и индивидуальным средствам защиты работников, режиму труда, отдыха и бытовому обслуживанию работников в целях предупреждения травм, профессиональных заболеваний, инфекционных заболеваний и заболеваний (отравлений), связанных с условиями труда», «Условия труда, рабочее место и трудовой процесс не должны оказывать вредное воздействие на человека. Требования к обеспечению безопасных для человека условий труда устанавливаются санитарными правилам и иными нормативными правовыми актами российской Федерации».

ООО ИК «Энергетические технологии» не было организовано проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, на рабочем месте монтажника технологических трубопроводов, что является нарушением требований п. 1.5 СП 1.1.1058-01 «Организация и проведение производственного контроля за соблюдением Санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических), мероприятий», согласно которому «Юридические лица и индивидуальные предприниматели в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний и санитарно-эпидемиологических заключений должностных лиц органов, уполномоченных осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в том числе разрабатывать и проводить санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, обеспечивать безопасность для здоровья человека выполняемых работ и оказываемых услуг.

Извещение о случае профессионального заболевания было направлено в центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора 06.06.2018 года.

В соответствии с санитарно-гигиенической характеристикой условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания (отравления) от 05.10.2017 г. , составленной ОЭФПС ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Оренбургской области», утвержденной руководителем Управления Роспотребнадзора по Оренбургской области 09.10.217 года, было установлено, что 29.09.2017 года монтажник технологических трубопроводов Зубарев А.М. выполнял работы на установке Гелиевого завода, работы выполнялись на открытой площадке непосредственно на установке и прилегающей территории. Аварийных ситуаций на данной установке, скважине до настоящего момента не зафиксировано. Согласно инструкции по охране труда для монтажника технологических трубопроводов от 28.03.2017 года, утвержденной Управляющим Индивидуальным предпринимателем ООО ИК «Энергетические технологии» на монтажника технологических трубопроводов в процессе работы могут воздействовать следующие опасные и вредные производственные факторы: расположение рабочих мест вблизи перепада по высоте 1,8 м и более; передвигающиеся тубы конструкции и другие грузы; обрушение незакрепленных элементов трубопроводов, конструкций и сооружений; падение вышерасположенных материалов, инструмента, движущиеся машины и механизмы, их подвижные органы и части; опрокидывание машин, падение их частей; отлетающие частицы металла и абразивных кругов (при зачистке металла острые кромки, заусенцы и шероховатость на поверхности труб, заготовок и конструкций; повышенное значение напряжения в электрической цепи, обрушающиеся горные породы (при работе в траншеях), пониженная (-35 ОС) и повышенная (+40 ОС) температура на рабочем месте (обслуживание оборудования на открытом воздухе). Монтажник технологических трубопроводов в процессе своей деятельности производит следующие манипуляции: отборка, разборка и стыковка под сварку труб из стали, полиэтилена, винипласта, алюминия, меди и латуни; соединение трубопроводов при помощи муфт, фланцев, пайки; установка арматуры, зачистка сварных швов под антикоррозионные покрытия, установка гидравлических и электрических приводов на арматуру, установка закладных конструкций для средств контроля и автоматизации, изготовление по месту деталей элементов трубопроводов из полиэтилена, поливинилхлорида, винипласта, алюминия, меди и латуни, монтаж трубопроводов.

Кроме того, было установлено, что в ООО ИК «Энергетические технологии» отсутствует программа производственного контроля за соблюдением санитарных норм и правил. Производственный контроль за соблюдением санитарных норм и правил не проводился.

Таким образом, указанная санитарно-гигиеническая характеристика условий труда подтверждает факт того, что при работе в емкостях, продуваемых азотом, из-за низкого парционального давления кислорода может развиться внезапная потеря сознания.

Согласно выписке из истории болезни ГАУЗ ГКБ им.Пирогова г.Оренбурга следует, что Зубарев А.М. находился на стационарном лечении с 29.09.2017 года по 03.10.2017 года с диагнозом отравление азотом тяжелой степени, острая дисметаболичекая энцелофалопатия, нейротоксический синдром.

Представленными медицинскими документами подтверждается, что Зубарев А.М. с 04.10.2017 г. по 18.10.2017 года находился на амбулаторном лечении в ГАУЗ «Оренбургская районная больница».

Согласно листков нетрудоспособности Зубарев А.М. проходил лечение и был нетрудоспособен в период с 29.09.3017 года по 18.10.2017 года.

По ходатайству истца и представителя ответчика в судебном заседании были допрошены свидетели.

Свидетель ФИО5, являющийся начальником линии, в судебном заседании пояснил, что Зубарев А.М. не должен был производить зачистку шва изнутри трубы, это не входило в перечень работ и технологического процесса сварки.

Свидетель ФИО4, работающий матером, в судебном заседании пояснил, что в 29.09.2017 года должны были быть произведены демонтаж и монтаж крана. Указаний по поводу зачистки изнутри трубы он не давал. Газоопасные работы не входили в перечень работ в этот день. Все работники в бригаде подчиняются ему. В момент проведения работ Зубаревым он находился в метрах 5-6 от него. Воздух проверял каждый час.

Свидетель ФИО3, работающий монтажником, в судебном заседании пояснил, что 29.09.2017 года должны были установить задвижки для газовой трубы. Смонтировали I задвижку – заварили один стык. Зубарев распорядился, чтобы он и Иванов подготавливали вторую задвижку, а сам стал зачищать задвижку изнутри от краски. Через минуту услышал крик, потом второй. Подбежав с Ивановым мы увидели, что в проеме II трубы лежал без сознания Зубарев. Сделали ему исскуственное дыхание и он пришел в себя. Мастер не давал указания по зачистке сварки внутри трубы.

Свидетель Попов СВ., работающий резчиком, в судебном заседании пояснил, что во время происшествия находился рядом. Со слов Зубарева знает, что он получив приказ от мастера зачистить сварочный шов, полез в трубу, там он и получил отравление. Все указания даются мастером, он непосредственно не слышал от мастера указаний зачищать швы.

Свидетель ФИО2, являющийся ответственным за проведение огневых работ, в судебном заседании пояснил, что являлся ответственным за проведение огневых работ на объекте. В период проведения работ рядом не находился, оказался на месте происшествия только тогда, когда Зубарев уже лежал на земле и ему оказывали первую медицинскую помощь.

В соответствии со ст. 1099 ГК РФ, основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными гл. 4 и ст. 151 ГК РФ.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно ст. 237 Трудового Кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора.

Согласно разъяснений данных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 года N 10, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина (п. 2 Постановления).

Верховный Суд Российской Федерации в п. 32 постановления Пленума № 1 от 26.01.2010 года «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» указал, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания. При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Согласно п. 8 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 года N10, размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

При определении размера компенсации морального вреда, суд принимает во внимание характер полученных истцом повреждений и их последствия.

Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации», в соответствии со ст. 237 Трудового Кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Из содержания статьи 237 Трудового Кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что размер компенсации морального вреда в случае причинения его работнику неправомерными действиями работодателя определяется судом при наличии спора между работником и работодателем о размере такой компенсации.

Вместе с тем, по смыслу закона грубой неосторожностью потерпевшего - истца по делам рассматриваемой категории, в смысле определенном ст. 1083 ГК РФ, могут быть признаны только такие его неосторожные действия, либо бездействие, которые в значительной мере обусловили наступление соответствующего события или обусловили увеличение тяжести его последствий.

С учётом всех приведенных обстоятельств, оценив представленные доказательства, суд приходит к выводу, что вина ответчика доказана, поскольку ООО ИК «Энергетические технологии» не обеспечена организация безопасных условий труда работающих, не организовано проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, на рабочем месте монтажника технологических трубопроводов, в результате чего Зубарев А.М. получил вред здоровью в виде острого отравления и удушья и было установлено профессиональное заболевание.

Таким образом, суд считает возможным взыскать в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 200 000 рублей.

Довод представителя ответчика о том, что в произошедшем 29.09.2018 г. несчастном случае есть грубая неосторожность работника Зубарева А.М. который, несмотря на проведенный инструктаж, ознакомление с наряд-допуском действовал вопреки технологической карты, нарушил правила охраны труда и техники безопасности, суд считает несостоятельным, так как обстоятельства, на которые указывает ответчик в обоснование данных доводов, в смысле определенном ст. 1083 ГК РФ не могут указывать на наличие признаков именно грубой неосторожности, поскольку названные действия истца в значительной мере не обусловили наступление рассматриваемого события, и не обусловили увеличение тяжести его последствий, вместе с тем данные доводы опровергаются Актом о случае профессионального заболевания от 27.12.2018 года, утвержденного заместителем руководителя Управлением Роспотребнадзора по Оренбургской области 27.12.2018 года, которым факт неосторожности истца вообще не установлен.

Довод ответчика о том, что Зубарев А.М. по собственной инициативе стал зачищать сварной шов, поскольку мастер ему такого задания не давал, суд считает так же несостоятельным, поскольку согласно инструкции по охране труда для монтажника технологических трубопроводов от 28.03.2017 года, утвержденной Управляющим Индивидуальным предпринимателем ООО ИК «Энергетические технологии», монтажник технологических трубопроводов в процессе своей деятельности производит следующие манипуляции: отборка, разборка и стыковка под сварку труб из стали, полиэтилена, винипласта, алюминия, меди и латуни; соединение трубопроводов при помощи муфт, фланцев, пайки; установка арматуры, зачистка сварных швов под антикоррозионные покрытия, установка гидравлических и электрических приводов на арматуру, установка закладных конструкций для средств контроля и автоматизации, изготовление по месту деталей элементов трубопроводов из полиэтилена, поливинилхлорида, винипласта, алюминия, меди и латуни, монтаж трубопроводов. Таким образом зачистка сварных швов входит в технологический процесс производства монтажных работ.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования Зубарева Александра Михайловича к обществу с ограниченной ответственностью ИК «Энергетические технологии» о возмещении компенсации морального вреда, удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью ИК «Энергетические технологии» в пользу Зубарева Александра Михайловича 200000 (двести тысяч) рублей в счет компенсации морального вреда.

Решение суда может быть обжаловано в течение месяца со дня изготовления решения суда в окончательной форме в Оренбургский областной суд через Оренбургский районный суд путем подачи апелляционной жалобы.

Судья

Мотивированное решение изготовлено 26.06.2019 года.

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.