ООО "Илим Тимбер Индастри" Филиал ОАО "Илим Тимбер" в г. Братске: травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-3738/2018

Дата решения: 09.10.2018

Дата вступления в силу: 16.11.2018

Истец (заявитель): Попова Галина Николаевна

Ответчик: ООО "Илим Тимбер Индастри" Филиал ОАО "Илим Тимбер" в г. Братске

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН



Решение по гражданскому делу

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

09 октября 2018 года                             г. Братск

Братский городской суд Иркутской области в составе:

председательствующего судьи Шаламовой Л.М.,

при секретаре Ефимовой Ю.Д.,

с участием прокурора Корневой Т.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-3738/2018 по исковому заявлению Поповой Галины Николаевны к обществу с ограниченной ответственностью «Илим Тимбер Индастри» о взыскании компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Истец Попова Г.Н. обратилась в суд с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Илим Тимбер Индастри» (далее – ООО «Илим Тимбер») в котором просит взыскать в ответчика денежные средства в размере 700 000 руб., в счет компенсации причиненного морального вреда.

В обоснование исковых требований Попова Г.Н. указала, что она работала в ООО «Илим Тимбер Индастри» в должности оператора на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке 5 разряда. 10.04.2018 с ней на производстве произошел несчастный случай, при следующих обстоятельствах: в смену с 20 часов 00 минут 09.04.2018 до 08 часов 00 минут 10.04.2018 она работала оператором линии сортировки сушильной машины. Перед началом работы она присутствовала на предсменной планерке, где получила ежесменный инструктаж. До начала работы и в течении смены замечаний по работе оборудования, жалоб на самочувствие от нее не поступало. Признаков алкогольного опьянения не наблюдалось. Согласно показаний отраженных в протоколе пострадавшей от 10.05.2018, она производила ручную поправку готовой пачки на выкатном устройстве, так как выкатное устройство работало некорректно. Подъёмные столы и прочее оборудование линии сортировки при этом отключено не было. В процессе поправки готовой пачки она попала под воздействие поднимающегося подъемного стола № 2, в результате чего оказалась зажата между подъемным столом № 2 и подъемным столом № 3, стоящим в верхнем положении, и получила травму.

Согласно выписки из истории болезни ***, Нейрохирургического отделения ОГАУЗ «Братская городская больница № 1» ей был поставлен основной диагноз: Сочетанная травма ОЧМТ, ушиб головного мозга тяжелой степени. Перелом костей свода, основания черепа с обеих сторон. Субарахеоидальное кровоизлияние. Пневмоцефалия. Отоназогематоликворея с двух сторон. Закрытая травма грудной клетки с повреждением левого легкого. Пневмоторакс слева. Ушиб сердца. Двусторонняя пневмония сочетанного генеза (посттравматическая ИВЛ-ассоциированная) тяжелое течение. Острый эксудитивный отит слева. Постгемморрагическая анемия тяжелой степени.

На основании ст. 21 ТК РФ имеет право на возмещение вреда, причиненного в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном ТК РФ, иными федеральными законами.

В судебном заседании истец Попова Г.Н. исковые требования поддержала по основаниям изложенным в иске, дополнительно суду пояснила, что помнит только как 10.04.2018 она пришла на работу, приступила к работе, больше ничего не помнит. Очнулась она уже только в больнице, при этом чувствовала жуткие боли. Объяснения по обстоятельствам происшествия она давала в больнице, но самого происшествия она не помнит, при этом, что говорила при расследовании несчастного случая пояснить не может, поскольку в этот момент чувствовала себя плохо, практически не ориентировалась в произошедшем. Считает, что она не могла нарушить технику безопасности при работе на линии, ранее она никогда между подъемными столами не лазила, возможно она зацепилась или запнулась и оказалась зажата между ними, в результате чего ей раздавило голову. Со слов врачей и супруга ей известно, что она находилась в коме 2 недели. Врачи с момента ее поступления в больницу говорили, что она не выживет. Ей пришлось заново учиться ходить, развивать моторику рук. Когда она впервые после происшествия увидела себя в зеркале ей больше не хотелось жить, ее лицо стало безобразным, пострадали глаза. Она утратила радость жизни, у нее появилась апатия, она ничего не может делать, не может кушать, самостоятельно гулять, плохо видит, может ходить только с посторонней помощью. Жизнь для нее остановилась. Положительных прогнозов на ее выздоровление врачи не дают.

Представитель истца Будкова Е.А., действующая на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования Поповой Г.Н. поддержала, просила заявленные требования удовлетворить в полном объеме.

В судебном заседании представитель ответчика Савченко Е.А., действующая на основании доверенности, в судебном заседании с исковыми требования истца в заявленном размере не согласилась, суду пояснила, что 10.04.2018 с Поповой Г.Н. оператором на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке 5 разряда произошел несчастный случай, в результате которого истица получил травму: сдавление головы, перелом свода основания черепа с двух сторон, субарахноидальное кровоизлияние, пневмоцефалия, отоназогемоликворея с двух сторон. Согласно медицинскому заключению, выданному 10.04.2018 ОГАУЗ «Братская городская больница № 1», степень тяжести травмы - тяжелая. После несчастного случая истица была доставлена в медицинское учреждение, проходила длительное лечение, что подтверждается листками нетрудоспособности.

Для расследования несчастного случая, произошедшего с Поповой Г.Н., приказом от ДД.ММ.ГГГГ *** в соответствии с требованиями ст. 229 ТК РФ создана комиссия.

Как установлено в ходе расследования, причинами, вызвавшими несчастный случай, явились: Нарушение технологического процесса. Нарушение оператором на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке 5 разряда требований инструкции № ОТ 025-2-1 «По охране труда оператора на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке, работающего на сушильных машинах цеха переработки шпона», пункта 3.18.4 «Оператору на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке запрещается разбирать заломы шпона на транспортерах линии сортировки шпона, загрузочном и разгрузочном устройстве, перекрестной станции и внутри сушильной машины не отключив электропитание», пункта 4.1 «При возникновении аварийной ситуации оператор на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке (сушильные машины) обязан сообщить о произошедшем мастеру (смены). Оператор на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке (сушильные машины) обязан приступить к эксплуатации оборудования после устранения неисправностей и с разрешения мастера (смены)»; Неудовлетворительная организация работ. Недостаточный контроль мастером (смены) выполнения персоналом всех требований охраны труда в полном объеме, что выразилось в нарушении мастером (смены) требований пункта 4.3.20 Должностной инструкции «Мастер (смены) обеспечивает соблюдение персоналом смены требований инструкций по охране труда, пожарной безопасности, инструкций по эксплуатации оборудования, безопасное выполнение производственных операций».

По результатам освидетельствования ДД.ММ.ГГГГ Поповой Г.Н. была установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 60 % на период с 23.08.2018 по 01.09.2019, третья группа инвалидности.

Трудовой договор с истцом прекращен с 07.09.2018 на основании ее личного заявление.

Исходя из положений действующего законодательства основаниями ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда являются: наличие морального вреда; неправомерное поведение (действие или действие) работодателя, нарушающее права работника; причинная связь между правомерным поведением работодателя и страданиями работника; вина работодателя.

В соответствии с Актом № 2 о несчастном случае на производстве от 18.05.2018 года причиной несчастного случая, в том числе, стало нарушение истицей технологического процесса, нарушение оператором на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке 5 разряда требований инструкции № ОТ 025-2-1.

Принимая во внимание вышеизложенное, просит суд в удовлетворении исковых требований к ООО «Илим Тимбер» о взыскании суммы в размере 700 000 рублей в счет компенсации морального вреда отказать, учесть причины, приведшие к несчастному случаю, наличие вины в произошедшем пострадавшего работника.

Выслушав истца и его представителя, представителя ответчика, допросив свидетеля, изучив письменные материалы дела, в том числе предмет и основание заявленного иска, исследовав и оценив все представленные по делу доказательства, заслушав заключение прокурора, полагавшей требования истца о взыскании компенсации морального вреда законными и обоснованными, подлежащими удовлетворению с учетом принципа разумности и справедливости, суд приходит к следующему.

В соответствии с Конституцией РФ в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей (часть 2 статьи 7), каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (часть 3 статьи 37), каждый имеет право на охрану здоровья (часть 1 статьи 41), каждому гарантируется право на судебную защиту (часть 1 статьи 46).

Из данных положений Конституции РФ в их взаимосвязи следует, что каждый имеет право на справедливое и соразмерное возмещение вреда, в том числе и морального, причиненного повреждением здоровья вследствие необеспечения работодателем безопасных условий труда, а также имеет право требовать такого возмещения в судебном порядке.

Порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, регулируется Федеральным законом от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", абзац второй пункта 3 статьи 8 которого предусматривает, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

Надлежащим ответчиком по требованиям о компенсации морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве является работодатель (страхователь) или лицо, ответственное за причинение вреда (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний").

Порядок и условия возмещения морального вреда работнику определены статьей 237 Трудового Кодекса РФ, согласно которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации" разъяснено, что размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Из приведенных нормативных положений следует, что по общему правилу необходимыми условиями для возложения на работодателя обязанности по компенсации морального вреда работнику являются: наступление вреда, противоправность деяния причинителя вреда, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью деяния причинителя вреда, вина причинителя вреда.

Применительно к спорным правоотношениям основанием ответственности работодателя за вред, причиненный здоровью работника, является вина в необеспечении им безопасных условий труда, причем обязанность доказать отсутствие своей вины в причинении вреда здоровью работника лежит на работодателе.

Исходя из положений ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Трудовое законодательство предусматривает в качестве основной обязанности работодателя обеспечивать безопасность труда и условия, отвечающие требованиями охраны и гигиены труда, то есть создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью работника. В случае, если все же работнику был причинен вред жизни или здоровью, работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, федеральными законами и иными правовыми актами.

Виды, объем и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральным законом ( ст. 184 ТК РФ).

В соответствии с п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред.

Анализируя исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, суд находит установленным, что истец с 01.12.2018 по 07.09.2018 состояла с ООО «Илим Тимбер» в трудовых отношениях в качестве оператора на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке.

Указанные обстоятельства не являются предметом спора между сторонами или признаны и подтверждаются представленными в материалы дела доказательствами.

Как установлено судом из материалов дела. 10.04.2018 при выполнении трудовых обязанностей с Поповой Г.Н. произошел несчастный случай на производстве в результате которого Поповой Г.Н. была причинена производственная травма в виде сдавления головы, перелома свода основания черепа с двух сторон, субарахноидального кровоизлияния, пневмоцефалии, отоназогемоликвореи с двух сторон, что подтверждается актом о несчастном случае на производстве № 2 от 18.05.2018, актом о расследовании тяжелого несчастного случая на производстве от 18.05.2018, выпиской из истории болезни ***.

Указанные телесные повреждение по признаку опасности для жизни человека квалифицируются как тяжкий вред здоровью.

Как следует из п. 9 акта о несчастном случае на производстве № 2 от 18.05.2018 (форма Н-1), причинами несчастного случая явились: Нарушение технологического процесса. Нарушение оператором на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке 5 разряда требований инструкции № ОТ 025-2-1 «По охране труда оператора на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке, работающего на сушильных машинах цеха переработки шпона», пункта 3.18.4 «Оператору на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке запрещается разбирать заломы шпона на транспортерах линии сортировки шпона, загрузочном и разгрузочном устройстве, перекрестной станции и внутри сушильной машины не отключив электропитание», пункта 4.1 «При возникновении аварийной ситуации оператор на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке (сушильные машины) обязан сообщить о произошедшем мастеру (смены). Оператор на автоматических и полуавтоматических линиях в деревообработке (сушильные машины) обязан приступить к эксплуатации оборудования после устранения неисправностей и с разрешения мастера (смены)»; Неудовлетворительная организация работ. Недостаточный контроль мастером (смены) выполнения персоналом всех требований охраны труда в полном объеме, что выразилось в нарушении мастером (смены) требований пункта 4.3.20 Должностной инструкции «Мастер (смены) обеспечивает соблюдение персоналом смены требований инструкций по охране труда, пожарной безопасности, инструкций по эксплуатации оборудования, безопасное выполнение производственных операций».

Согласно выписке из истории болезни *** в период с 10.04.2018 по 16.05.2018 Попова Г.Н. находилась на стационарном лечении в нейрохирургическом отделении ОГАУЗ «Братская городская больница № 1», далее продолжила лечение амбулаторно и находилась на листе нетрудоспособности вплоть до 22.08.2018, что следует из листков нетрудоспособности.

В соответствии со справкой серии *** истцу установлена третья группа инвалидности сроком до 01.09.2019.

Из справки серии *** следует, что Поповой Г.Н. была установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 60 % на период с 23.08.2018 по 01.09.2019.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля П.В.В., муж истца, суду показал, что 10.04.2018 ему позвонили и сообщили, что на работе его жену задавило и ее с тяжелыми травмами увезли в больницу. По приезду в больницу он узнал, что она находится в реанимации, затем она впала к коми, в таком состоянии она находилась в течение 14 дней, в сознание не приходила. Врачи положительных прогнозов не давали и говорили, что она не выживет. О несчастном случае он сообщил сыну, и он приехал из Москвы. Позже она пришла в сознание, долгое время проходила лечение, лечится и в настоящее время, но врачи и сейчас не дают положительных прогнозов на ее выздоровление. Он помогал ей вновь учиться ходить. После этого случая их семейная жизнь очень изменилась, супруга не испытывает радости в жизни, не может смотреть на себя, стесняется своего вида. Она больше не сможет работать, не может выполнять работу по дому, она просто сидит у окна и ждет, когда он придет с работы. Она плохо видит, поэтому ей трудно передвигаться самостоятельно.

Оценивая представленные в материалы дела доказательства каждое в отдельности и в совокупности друг с другом, применяя к возникшим правоотношениям вышеприведенные нормы материального права, исходя из анализа представленных в материалы дела документов, суд приходит к выводу, что Попова Г.Н. в момент несчастного случая находился на рабочем месте, выполняла задание работодателя, несчастный случай произошел на территории работодателя – ответчика. По результатам расследования произошедшего с истцом несчастного случая установлена вина как работодателя, допустившего неудовлетворительную организацию производства работ, так и работника, который нарушил технологический процесс.

Исходя из вышеназванных правовых норм и установленных по делу обстоятельств, суд приходит к выводу о совместном характере вины работника и работодателя в произошедшем с истцом несчастном случае на производстве.

В результате полученной на производстве травмы истец длительное время находилась на лечении, при этом, степень тяжести полученных истцом травм установлена как тяжелая, после происшествия истцу установлена третья группа инвалидности с утратой трудоспособности 60 %

Суд считает, что совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе пояснениями стороны истца, свидетеля П.В.В., показания которого, суд принимает в качестве допустимого доказательства по дела, справками МСЭ, медицинскими документами, материалами расследования несчастного случая, подтверждается тот факт, что в результате произошедшего несчастного случая на производстве истец испытывала и продолжает испытывать нравственные и физические страдания в виде постоянных болей, она вынуждена принимать лекарственные средства, нуждается в посторонней помощи, тем самым Попова Г.Н. ограничена в ведении полноценной жизни, с чем связаны ее переживания.

Действующее законодательство предусматривает единственный способ компенсации морального вреда - выплату денежных средств.

При определении размера морального вреда суд исходит из конкретных обстоятельств дела, учитывает объем и характер причиненных работнику нравственных и физических страданий, индивидуальные особенности потерпевшего, степень нравственных и физических страданий истца, конкретные обстоятельства, при которых был причинен вред здоровью, наступившие последствия, вид и характер телесных повреждений, продолжительность нравственных и физических страданий (продолжительность лечения). Также суд принимает во внимание и совместный характер вины истца и ответчика в произошедшем с истцом несчастном случае, в результате которого им получен вред здоровью.

С учетом всех заслуживающих внимание обстоятельств, суд находит размер компенсации морального вреда в сумме 200 000 руб., разумным и справедливым, обоснованным и соразмерным тем физическим и нравственным страданиям, которые испытывал и продолжает испытывать истец. Таким образом, в пользу истца с ответчика подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере 200 000 руб. В удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда в большем размере в сумме 500 000 руб. истцу следует отказать.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 ГПК РФ, судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина - в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

В соответствии со ст. 333.19 НК РФ, ч. 2 ст. 61.1 БК РФ, государственная пошлина по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, подлежит зачислению в бюджет муниципального образования г. Братска.

Таким образом, с ответчика в пользу бюджета МО г. Братска Иркутской области подлежит взысканию государственная пошлина в размере 300 рублей, от уплаты которой истец Попова Г.Н. была освобождена.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Поповой Галины Николаевны удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Илим Тимбер Индастри» в пользу Поповой Галины Николаевны компенсацию морального вреда в сумме 200 000 рублей.

В удовлетворении требования Поповой Галины Николаевны в части взыскания с общества с ограниченной ответственностью «Илим Тимбер Индастри» денежных средств в сумме 500 000 руб., в счет компенсации причиненного морального вреда – отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Илим Тимбер Индастри» в бюджет муниципального образования города Братска государственную пошлину в размере 300 рублей.

Решение может быть обжаловано сторонами, прокурор вправе принести апелляционное представление в Иркутский областной суд через Братский городской суд Иркутской области в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья                                    Л.М.Шаламова

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.