ООО "Исетская строительная компания": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-583/2020 ~ М-5108/2019

Дата решения: 17.02.2020

Дата вступления в силу: 26.03.2020

Истец (заявитель): Зеленков Виктор Егорович

Ответчик: ООО "Исетская строительная компания"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

66RS0006-01-2019-005051-98

№ 2-583/2020                                                                                                                                     

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

г. Екатеринбург                                                                     17 февраля 2020 года

Орджоникидзевский районный суд города Екатеринбурга в составе председательствующего судьи Лащеновой Е.А. при помощнике Брик Д.А. с участием помощников прокурора Усова П.В., Меньшиковой В.В. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Зеленкова В. Е. к Обществу с ограниченной ответственностью «Исетская строительная компания» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве,

УСТАНОВИЛ:

Зеленков В.Е. обратился в суд с иском к ООО «Исетская строительная компания» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве.

В обоснование иска указано, что истец находился в трудовых отношениях с ЗАО «Исетская строительная компания», правопреемником которого является ответчик, с 09 января 2006 года. 29 февраля 2008 года истец повредил здоровье в результате несчастного случая на производстве, произошедшего в период работы в должности электрогазосварщика 5 разряда. В ходе установки опалубки 29 февраля 2008 года потребовалось демонтировать опалубку торца перекрытия, примыкающего к проему шахты лифта. Истец вместе с братом З.В.Е. встали на подмости и принялись с помощью лома отделять опалубку от бетона. При выполнении этой работы произошло смещение подмостей относительно стен шахты лифта, защелки, очевидно, вышли из проемов, в результате чего подмости потеряли устойчивость и упали на дно шахты вместе с ними. При падении брат истца оказался зажатым между стеной шахты и подмостями, в результате чего получил смертельную травму, а истец получил тяжелую травму «открытый перелом IA костей правой голени». По факту произошедшего был составлен Акт < № > о несчастном случае на производстве по форме Н-1. Работодателем был допущено грубое нарушение техники безопасности, что привело к смерти и травме работников. В результате полученной травмы открытого перелома IA костей правой голени период временной нетрудоспособности истца составил 172 календарных дня с 29 февраля 2008 года по 18 августа 2008 года. Несмотря на травму, сокращенного рабочего дня, истцу не установили, возможности организации облегченного труда не предоставили. У истца отсутствовала возможность перевода на другую работу, возможность переквалификации или переобучения. Он был вынужден оставаться на прежнем месте работы, так как был уверен, что с травмой ноги не сможет трудоустроится. Принимая во внимание обстоятельства несчастного случая на производстве, учитывая его основные причины, тяжесть перенесенных истцом физических и нравственных страданий, длительность лечения, нравственные страдания в связи с утратой профессиональной трудоспособности, которая лишила истца возможности вести нормальный образ жизни, а также психологическую травму от умирающего на его глазах брата, которому он ничем не смог помочь, истец считает, что у него есть правовые основания для предъявления требования к ответчику о выплате ему компенсации причиненного морального вреда в размере 500 000 рублей. 21 октября 2019 года в адрес ответчика была направлена претензия в порядке досудебного урегулирования спора, однако ответа на нее не получено. На основании изложенного истец просит взыскать с ответчика компенсацию морального вреда 500 000 рублей, расходы по оплате юридических услуг 25 000 рублей, почтовые расходы 126 рублей 04 копейки и расходы по оплате государственной пошлины 300 рублей.

В судебном заседании истец Зеленков В.Е. и его представитель Плужников Е.П., действующий на основании доверенности требования иска поддержала по изложенным в нем доводам и настаивали на его удовлетворении. Кроме того истец пояснил, что сумма компенсации морального вреда складывается из компенсации за повреждение здоровья истца в сумме 250 000 рублей и компенсации морального вреда причиненного смертью брата в сумме 250 000 рублей.

Представитель ответчика Клепинина М.С., действующая на основании доверенности, в судебном заседании с исковыми требованиями не согласилась по доводам письменного отзыва, в котором указала, что истец являлся работником ЗАО «Исетская строительная компания» с 10 января 2006 года на основании Трудового договора < № >. В соответствии с личным заявлением работника от 21 августа 2017 года ООО «Исетская строительная компания» был издан приказ о прекращении действия Трудового договора с работником. ЗАО «Исетская строительная компания» прекратило деятельность в связи с реорганизацией в форме преобразования. Правопреемником при реорганизации является ООО «Исетская строительная компания». Истцом не представлены доказательства обращения с заявлением об установлении ему сокращенного рабочего дня, установлении облегченного труда, о переводе на другую работу, а также документов, подтверждающих невозможность осуществлять свою трудовую функцию на прежней должности с прежним графиком работы. Доказательств наличия медицинских показаний для назначения сокращенного рабочего дня, установления облегченного труда, не представлено, так же как и доказательств намерения истца пройти обучение или поменять квалификацию. После прохождения лечения трудоспособность истца была полностью восстановлена. Согласно заключению предварительного (периодического) медицинского осмотра (обследования) от 04 февраля 2013 года Зеленков В.Е. не имеет медицинских противопоказаний к работе с вредными и/или опасными веществами и производственными факторами, годен по специальности. В связи с поступившей ответчику претензией было принято решение о частичном удовлетворении требований в добровольном порядке. 13 декабря 2019 года ответчик попытался перечислить денежные средства в размере 50 000 на счёт, указанный истцом в претензии. Однако, операция не была совершена ввиду некорректных реквизитов для перечисления. 17 декабря 2019 года в адрес истца был направлен ответ на претензию с просьбой предоставить корректные реквизиты, однако данное письмо не было получено истцом. Доказательств наступления тяжких последствий для физического и психического здоровья истца, не представлено. Истец не обращался за возмещением морального вреда на протяжении 12 лет. Требования истца о компенсации морального вреда 500 000 рублей являются завышенными, не обоснованными, не соразмерными, не соответствующими обстоятельствам дела. Полагала, что надлежащий размер компенсации морального вреда составляет 50 000 рублей. Представленная истцом расписка не подтверждает факт оплаты юридических услуг, так как подписана только представителем. Полагала, что заявленная к возмещению сумма 25 000 рублей явно не соответствует сложности дела, в связи с чем просила снизить размер расходов на представителя до 5 000 рублей.

В дополнениях к возражениям представитель ответчика указала, что истцу в ноябре 2008 года была выплачена материальная помощь в размере 20 000 рублей, что эквивалентно 46 832 рублям 56 копейкам на 15 февраля 2020 года в пересчете на основании курса доллара с 01 ноября 2008 года и 15 февраля 2020 года. Семье погибшего З.В.Е. в апреле 2008 году было перечислено 166 925 рублей 28 копеек, что эквивалентно 450 672 рублям 21 копейке; в июне 2008 года было перечислено 505 000 рублей, что эквивалентно 1 349 883 рублям 33 копейкам в пересчете на основании курса доллара с 01 апреля 2008 года, 31 мая 2008 года и 15 февраля 2020 года соответственно. Таким образом, выплаченная сумма составила 1 800 555 рублей 54 копейки.

Заслушав истца, представителей сторон, исследовав письменные материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшего, что исковые требования подлежат удовлетворению и сумма компенсации морального вреда должна быть определена на усмотрение суда, сопоставив в совокупности все представленные по делу доказательства, суд пришел к следующему.

В силу ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений.

Среди основных принципов правового регулирования трудовых отношений, закрепленных ст. 2 Трудового Кодекса Российской Федерации, предусмотрен такой, как обязательность возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Трудовое законодательство предусматривает в качестве основной обязанности работодателя обеспечить безопасность труда и условия, отвечающие требованиям охраны и гигиены труда, то есть создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью работника.

В соответствии со ст. 212 Трудового Кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий труда и охраны труда возлагаются на работодателя. В случае если работнику был причинен вред жизни или здоровью, работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской Федерации, федеральными законами и иными правовыми актами (ст. 22 Трудового Кодекса Российской Федерации).

Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В силу ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик.

Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред (пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года №1).

Истец считает, что в соответствии со ст. 237 Трудового Кодекса Российской Федерации, ответчик, как сторона Трудового договора, обязан возместить причиненный ему моральный вред, то есть физические и нравственные страдания, выразившиеся в ухудшении его здоровья, длительном лечении, постоянном чувстве дискомфорта, боли, которые он испытывает до настоящего времени, а также моральный вред причиненный смертью близкого человека - брата.

Как указано в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в физической боли, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. (п. 2 постановления).

Согласно разъяснениям п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года №1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

В силу п. 2 ч. 3 ст. 8 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Судом установлено, что на основании Трудового договора < № > от 10 января 2006 года Зеленков В.Е. был принят на работу в ЗАО «Исетская строительная компания» на должность электрогазосварщика, занятого на резке и ручной сварке 5 разряда (л.д. 156-158), приказ < № > от 10 января 2006 года (л.д. 162).

ЗАО «Исетская строительная компания» прекратило деятельность в связи с реорганизацией в форме преобразования. Правопреемником при реорганизации является ООО «Исетская строительная компания» (л.д. 101-109).

На основании заявления истца (л.д. 163), он был уволен из ООО «Исетская строительная компания» 21 августа 2017 года с занимаемой должности по инициативе работника, что подтверждается копией приказа < № > от 21 августа 2007 года (л.д. 164).

Представленными по делу доказательствами подтверждается, что в период работы истца 29 февраля 2016 года с истцом и З.В.Е. произошел несчастный случай на производстве.

Согласно акту < № > о несчастном случае на производстве (л.д. 28-32) комиссией установлено, что групповой несчастный случай со смертельным исходом произошел на строительном объекте «Многофункциональный комплекс с «Конгресс - холлом», расположенном на ул. 9 Января в г. Екатеринбурге. Несчастный случай произошел при следующих обстоятельствах: 29 февраля 2008 года бригада бетонщиков в составе: Ч.А.В., Р.А.Л.., К.А.В., электрогазосварщика Зеленкова В., под руководством бригадира З.В.Е., по заданию прораба М.М.А. устанавливала опалубку стен 3-го этажа здания на отметке +7,720м в осях Дв-Ев по ряду 1в и в рядах 1в-3в по оси Ев. 24 февраля 2008 года по заданию прораба М.М.А. шахтные подмости, находящиеся в шахте лифта в осях Дв-Ев, рядах 1в-2в, были переставлены бетонщиком С.И.И. с отметки 4,120 м (перекрытие 1-го этажа) на отметку 7,220 м (перекрытие 2-го этажа). С.И.И., выполнив задание, не установил допустимый зазор между стеной и подмостями путем забивания клиньев, не убедился в том, что все защелки оказались в гнезде, т.е. не произвел необходимые работы по подготовке подмостей к безопасной эксплуатации. В ходе установки опалубки 29 февраля 2008 года потребовалось демонтировать опалубку торца перекрытия, примыкающего к проему шахты лифта (ось Гв). З.В.Е. вместе с братом Зеленковым В. встали на подмости и принялись с помощью лома отделять опалубку (доска ламинированной фанеры размером 2590x200мм) от бетона. При выполнении этой работы произошло смещение подмостей относительно стен шахты лифта, защелки, очевидно по ряду Дв, вышли из проема, в результате чего подмости потеряли устойчивость и упали на дно шахты (отметка - 2,06 м) вместе с находившимися на ней братьями Зеленковыми. При падении З.В.Е. оказался зажатым между стеной шахты и подмостями, в результате чего получил смертельную травму: «закрытая механическая травма туловища в виде переломов грудной клетки, правой лопатки, таза, позвоночника и повреждений аорты, легких, печени и мягких тканей». Зеленков В. получил тяжелую травму: « открытый IA перелом костей правой голени». З.В.Е. - смерть наступила вследствие закрытой механической травмы туловища в виде переломов грудной клетки, правой лопатки, таза, позвоночника и повреждений аорты, легких, печени и мягких тканей. Зеленков В. Е. - открытый IA перелом костей правой голени - тяжелый.

Причины, вызвавшие несчастный случай: производство работ на шахтных подмостях, установленных на высоте более 4-х метров, без приемки их в эксплуатацию специальной комиссией и без проведения испытания. Нарушение п.п. 7.4.14., 7.4.20 СНиП 12-03-2001 «Безопасность труда в строительстве. Часть 1. Общие требования»; неудовлетворительная организация работы по эксплуатации средств подмащивания: Нарушение п.п. 7.4.10,7.4.17, СНиП 12-03-2001 «Безопасность труда в строительстве. Часть 1. Общие требования», п.п. 2.2.4,2.2.21,2.3.1,3.1,3.3,6.2,63 ГОСТ 24258-88 «Средства подмащивания. Общие технические условия».

Лицами, допустившими нарушение требований охраны труда являются:

- директор ЗАО «Исетская строительная компания» Д.Д.В. - не обеспечил безопасность работников при эксплуатации средств подмащивания, утвердил «Технологический проект ТК-ТО-ТП < № > на производство опалубочных работ по возведению конструкций стен и перекрытий из монолитного железобетона», по составу и содержанию не соответствующий требованиям, предъявляемым к организационно - технологической документации по охране труда (приложению Ж к СНиП 12-03-2001 «Безопасность труда в строительстве. Часть 1. Общие требования», своду правил СП 12-136-2002 «Решения по охране труда и промышленной безопасности в проектах организации строительства и проектах производства работ»), не организовал общее руководство работой структурных подразделений по обеспечению охраны труда, Д.Д.В. допустил нарушение ст. 212 Трудового Кодекса Российской Федерации;

- главный инженер ЗАО «Исетская строительная компания» Ш.В.Г. не осуществил контроль за соблюдением технологической документации, выполнением требований строительных норм и правил, допустил использование средств подмащивания, не соответствующих требованиям безопасности, не организовал разработку организационной технологической документации на применение средств подмащивания, содержащей конкретные проектные решения. Ш.В.Г. допустил нарушение п.п. 2,6,11,15 «Должностной инструкции главного инженера»;

- прораб М.М.А. не осуществил контроль за созданием безопасных условий труда на участке, за состоянием и применением средств подмащивания, за полнотой и качеством «Технологического проекта ТК-ТО-ТП < № > на производство опалубочных работ по возведению конструкций стен и перекрытий из монолитного железобетона», не организовал приемку и испытание шахтных подмостей после перестановки, не принял необходимых мер по исключению доступа работников на шахтные подмости, не принятых в эксплуатацию. М.М.А. допустил нарушение п.п. 2.2, 2.13, 2.15, 2.16, 2.21 «Должностной инструкции производителя работ»;

- мастер С.И.Г. не создал условия на закрепленном участке работ, необходимые для соблюдения работниками дисциплины труда. С.И.Г. допустил нарушение п.2.11 «Должностной инструкции мастера строительных и монтажных работ»;

- бетонщик С.И.И. при перестановке шахтных подмостей с одной отметки на другую, не обеспечил их устойчивость, не выполнил мероприятия по обеспечению безопасности при работе с подмостей, указанных в «Технологическом проекте ТК-ТО- ТП < № > на производство опалубочных работ по возведению конструкций стен и перекрытий из монолитного железобетона». С.И.И. допустил нарушение п.5 «Инструкции по охране труда для бетонщика».

Судом также установлено, что после несчастного случая со стороны ЗАО «Исетская строительная компания» истцу была выплачена материальная помощь в сумме 20 000 рублей, а семье З.В.Е. материальная помощь была выплачена в сумме 671 925 рублей 28 копеек.

Факт выплаты материальной помощи истцу и семье погибшего З.В.Е. истцом не оспорен и подтверждается также показаниями свидетеля М.М.А.

Доводы истца о не предоставления ему работодателем после полученной травмы сокращенного рабочего дня, возможности организации облегченного труда, перевода на другую работу, переквалификации или переобучения признаются судом несостоятельными, поскольку никаких доказательств данному обстоятельству истцом не представлено. Как верно отметил представитель ответчика истцом не представлено доказательств обращения с заявлением об установлении сокращенного рабочего дня, установлении облегченного труда, о переводе на другую работу, наличии намерения пройти обучение или поменять квалификацию, так же как не представлено истцом и доказательств, подтверждающих невозможность осуществлять свою трудовую функцию на прежней должности с прежним графиком работы, наличия медицинских показаний для назначения сокращенного рабочего дня, установления облегченного труда.

С учетом представленных по делу доказательств, принимая во внимание, что ответчиком не представлено доказательств отсутствия его вины в причинении вреда истцу, суд приходит к выводу, что на ответчика должна быть возложена ответственность в причинении истцу вреда здоровью.

Оценив степень нравственных и физических страданий истца, принимая во внимание действия ответчика после наступления несчастного случая (своевременное расследование, оказание материальной помощи, ее размер и время выплаты), принимая во внимание период нетрудоспособности истца после несчастного случая (172 дня), характер полученной в результате несчастного случая на производстве травмы и ее оценку как «тяжелая», наличие у истца до настоящего времени последствий данной травмы (ощущение боли и ограниченность в движении ноги), а также учитывая требования разумности и справедливости, суд считает возможным взыскать в пользу истца с ООО «Исетская строительная компания», как причинителя вреда здоровью, компенсацию морального вреда в размере 150 000 рублей.

Требования истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда причиненного смертью брата также подлежат частичному удовлетворению ввиду следующего.

Вопреки доводам ответчика, факт наличия между истцом и З.В.Е. родственных отношений подтвержден представленными в материалы дела доказательствами, а именно свидетельством о рождении З.В.Е., отцом которого является З.Е.Т., а матерью З.С.Б., военным билетом Зеленкова В. Е., где указано, что его отцом является З.Е.Т., братом З.В.Е.

Кроме того, сведения о том, что Зеленков В. Е. и З.В.Е. являются братьями указаны в акте < № > от 03 апреля 2008 года о несчастном случае на производстве: «З.В.Е. вместе с братом Зеленковым В. встали на подмости…», «…подмости потеряли устойчивость и упали … вместе с находившимися на ней братьями Зеленковыми».

Допрошенный в судебном заседании свидетель М.М.А., являвшийся очевидцем несчастного случая, также указал, что в бригаде Виктора и З.В.Е. считали братьями.

Учитывая совокупность имеющихся в материалах дела доказательств, а также тот факт, что в судебном заседании 05 февраля 2020 года ответчик наличие между Виктором и З.В.Е.и родственных отношений не оспаривал и занял противоположную позицию после объявленного в судебном заседании перерыва, суд приходит к выводу о наличии между истцом и З.В.Е. родственных отношений - указанные лица являлись братьями.

С учетом представленных по делу доказательств, принимая во внимание, что ответчиком не представлено доказательств отсутствия его вины в несчастном случае на производстве повлекшем смерть З.В.Е., суд приходит к выводу, что на ответчика должна быть возложена обязанность по компенсации истцу морального вреда причиненного смертью брата.

Оценивая степень нравственных и физических страданий истца причиненных смертью брата суд учитывает, что З.В.Е. и Зеленков В. Е. находились в близких отношениях, дружили семьями, часто встречались, участвовали в жизни друг друга и даже работали вместе в одной бригаде, смерть брата произошла на глазах истца в ситуации когда он не смог оказать помощь умирающему брату, поскольку сам получил повреждения. Также суд принимает во внимание и действия ответчика после наступления несчастного случая (своевременное расследование, оказание материальной помощи семье погибшего и ее размер), и учитывая требования разумности и справедливости, суд считает возможным взыскать в пользу истца с ООО «Исетская строительная компания», компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей.

В соответствии со ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В связи с чем с ответчика в пользу истца подлежит взысканию уплаченная при подаче иска государственная пошлина 300 рублей.

Почтовые расходы истца в сумме 126 рублей 04 копейки не подлежат возмещению за счет ответчика, поскольку данные расходы не являются необходимыми, обязательный досудебный порядок урегулирования данного спора законом не предусмотрено. Кроме того, данные расходы истца не подтверждены доказательствами, оригиналы платежных документов на указанную сумму в материалы дела не представлены.

Определяя размер подлежащих возмещению истцу расходов на оплату услуг представителя, суд руководствуется положениями ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, соблюдения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон, и тем самым - на реализацию требования статьи 17 Конституции Российской Федерации.

Согласно разъяснениям п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 года № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Заявленный истцом размер расходов по оплате услуг представителя в 25 000 рублей, с учетом возражений ответчика, суд находит не соответствующим требованиям разумности и объему проделанной работы.

Как следует из договора об оказании юридических услуг от 17 октября 2019 года и расписки (л.д. 9-10) истец заплатил 25 000 рублей Плужникову Е.П. за анализ, подготовку, составление и направление ответчику претензии, работу по досудебному урегулированию спора, представление интересов в суде первой инстанции.

При рассмотрении настоящего гражданского дела представитель истца Плужников Е.П. составил и подал исковое заявление, заявление об устранении недостатков искового заявления, а также участвовал в судебном заседании, давал пояснения и излагал мотивированные доводы относительно возражений ответчика.

С учетом конкретных обстоятельств дела, его сложности, объема и качества проведенной представителем работы, количества и продолжительности судебных заседаний, количества и качества подготовленных и представленных в суд документов, суд, учитывая возражения ответчика, признает разумной и справедливой сумму оплаты услуг представителя в размере 20 000 рублей, которые подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.

Доводы ответчика о том, что представленная расписка не подтверждает факт передачи денег, суд признает несостоятельными, поскольку из текста данной расписки явно следует кто, за что и от кого получил денежные средства. Более того данная расписка выполнена на самом договоре об оказании юридических услуг, в связи с чем оснований сомневаться в ее относимости и достоверности у суда не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 12, 56, 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Исетская строительная компания» в пользу Зеленкова В. Е. компенсацию морального вреда 250 000 рублей, расходы на оплату услуг представителя 20 000 рублей, расходы по оплате государственной пошлины 300 рублей, всего 270 300 рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Свердловский областной суд в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга.

Мотивированное решение будет изготовлено в течение пяти дней.

Судья                                                                                       Е.А. Лащенова

Мотивированное решение изготовлено 25 февраля 2020 года.

Судья                                                                                       Е.А. Лащенова

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.