ООО "Русоль": травма работника

Недостатки: 

Номер дела: 2-2397/2018 ~ М-1059/2018

Дата решения: 31.08.2018

Дата вступления в силу: 04.02.2019

Истец (заявитель): [М.] [Т.] [М.] [Ч.] [Р.] [А.] [М.] [Т.] [М.]

Ответчик: ООО "Русоль"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО

Решение по гражданскому делу

Дело № 2-2397/2018

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

31 августа 2018 года

Свердловский районный суд г. Костромы в составе председательствующего судьи [Т.] О.Д. при секретаре [Н.] С.А. с участием прокурора [Т.] М.В., представителя истцов [М.] А.Н., представителя ответчика [О.] А.С., представителя третьего лица Оренбургского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации Хрулевой О.Г., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску [Ч.] Р.А., [М.] Т.М. к ООО «Руссоль» о возмещении вреда, причиненного гибелью работника,

УСТАНОВИЛ:

[Ч.] Р.А. и [М.] Т.М. обратились в суд с указанным иском, мотивируя требования тем, что <дата> по адресу: <адрес> на территории Новомосковского завода по переработке соли ООО «Руссоль» во время пуско-наладочных работ произошло обрушение конструкций и оборудования цеха выварки соли, в результате которого погиб помощник оператора цеха Ч.А.И. <дата> года рождения, который являлся единственным сыном истца [Ч.] Р.А. и единственным внуком истца [М.] Т.М. Между истцами и погибшим была очень близкая связь. [Ч.] Р.А. на момент смерти сына являлась пенсионером и состояла на его на иждивении, получала ? долю дохода от работы сына у ответчика, исходя из заработка 28000 руб. в месяц (28000х5(месяцев):2=70000 руб.), а также ? долю от его дополнительных доходов, связанных с постоянным оказанием услуг населению, в среднем составляющих 50000 руб. в месяц (50000 х5(месяцев):2=125000 руб.). В счет возмещения вреда в пользу [Ч] Р.А. за 5 месяцев подлежит взысканию единовременно 195000 руб. Для самостоятельного существования дохода [Ч.] Р.А. с учетом ее постоянной нуждаемости в еде, лекарствах, одежде, уходе не хватило бы. Основным и постоянным источником для ее полного обеспечения являлась помощь сына и она находилась на его полном содержании. Истцом [Ч.] Р.А. понесены расходы на погребение Ч.А.И. в размере 117398 руб., что подтверждается соответствующими документами. Истцы полагают, что в данном случае смерть Ч.А.И. наступила в движущем механизме – кабине оператора от падения стены, поэтому суд вправе признать кабину и ее составные части, включая крепление и стену, источником повышенной опасности, принадлежащим ответчику. Работодатель обязан был обеспечить безопасные условия труда, но не сделал этого. При определении размера компенсации необходимо принимать во внимание возраст истцов. [Ч] Р.А. в недетородном возрасте осталась без детей, без материальной и семейной поддержки, испытала стресс в связи со смертью сына. [М.] Т.М. лишилась единственного внука, осталась без семейной поддержки в преклонном возрасте. Каждому из истцов причинен огромный вред. Гибель Ч.А.И. нарушила целостность семьи, состоящей фактически из 2 пенсионеров, нарушила их планы на будущее, изменила жизнь. Нарушено право матери на заботы со стороны своего ребенка, на получение от него материальной и духовной помощи, она утратила возможность быть бабушкой и иметь внуков. Данный вред несоизмерим с материальной оценкой. Истцы потеряли близкого человека, целостность семьи нарушена навсегда. Ссылаясь на положения ст. ст. 1064, 1079, 1088, 1089, 1094, 1100 ГК РФ, просили взыскать с ответчика в пользу [Ч] Р.А. расходы на погребение в сумме 117398 руб., признать ее право на получение от [Ч.] А.И. содержания ко дню его смерти, установив факт нахождения на иждивении, и взыскать причиненный ущерб 195000 руб., компенсацию морального вреда 5000000 руб., расходы на услуги представителя 50000 руб., взыскать с ответчика в пользу [М] Т.М. компенсацию морального вреда 3000000 руб.

В ходе рассмотрения дела к производству суда приняты уточненные и увеличенные требования, в части расходов на погребение [Ч.] Р.А. просила взыскать 117998 руб., а также просила установить факт своего нахождения на иждивении сына Ч.А.И., в остальной части исковые требования оставлены без изменения. Уточненное требование о признании за [Ч.] Р.А. права на получение от сына Ч.А.И. содержания ко дню смерти в качестве самостоятельного требования не принято к производству суда.

В судебном заседании истцы [Ч.] Р.А. и [М.] Т.М., уведомленные о времени и месте рассмотрения дела, не участвуют. В ходе рассмотрения дела [Ч.] Р.А. поддержала заявленные требования. Пояснила, что с сыном проживала с рождения до развода с мужем в 2003 году в <адрес>, после развода переехала в <адрес> к своей матери [М.] Т.М. С 2004 года сын переехал к ним, закончил в г. Костроме 11 класс, после службы в армии так же проживал с ней и [М.] Т.М. по адресу: <адрес>. С сыном у них сложились теплые близкие отношения, он заботился о ней и о бабушке, помогал в быту и материально. В июле 2017 году в связи с ухудшением здоровья другой бабушки – матери отца – уехал в <адрес> ухаживать за ней, в последующем бабушка умерла, а сын сообщил, что нашел там работу с перспективой. После этого не вернулся. После его смерти наблюдалась у психолога по месту работы в ОГБУЗ «Костромской онкологический диспансер», а также приводила психолога по месту жительства к своей матери [М.] Т.М., у которой значительно ухудшилось здоровье, она почти перестала выходить из дома.

Представитель истцов [М.] А.Н. поддержала заявленные требования по основаниям, изложенным в иске. Полагала, что гибель [Ч.] А.И. произошла по вине работодателя ООО «Руссоль», не обеспечившего безопасные условия труда. Оборудование, задействованное в производственном процессе, является источником повышенной опасности. Пояснила, что с заявленного ответчика взыскивают причиненный вред в полном объеме, иных виновных лиц не усматривают. [Ч.] Р.А. ко дню смерти сына имела право на получение от него содержания и находилась на его иждивении, поскольку собственный заработок полностью расходовала на погашение долгов в связи с ремонтом дома и на содержание своей престарелой матери [М.] Т.М. Право родителей на получение содержания от взрослых детей предусмотрено Конституцией РФ и Семейным кодексом РФ. Поскольку с доходов погибшего, за счет которых он предоставлял содержание матери, не уплачивались взносы в Фонд социального страхования РФ, надлежащим ответчиком по выплатам в возмещение вреда является причинитель вреда – ООО «Руссоль». Выплата в возмещение морального вреда, которую ответчик произвел [Ч.] Р.А., определена коллективным договором ООО «Руссоль», в котором истец не участвует, и не обеспечивает полное возмещение вреда.

Представитель ответчика [О.] А.С. заявленные требования не признал. В письменных отзывах указал, что истцом неверно определен ответчик по делу, т.к. ООО «Руссоль» не является лицом причинившим вред. В рамках уголовного дела № 1.17.02700025.210081, возбужденного по ч. 2 ст. 216 УК РФ по факту несчастного случая, произошедшего с Ч.А.И., следственными органами проведены строительные экспертизы по установлению причин обрушений строительных конструкций. Заключением эксперта ООО «ТСК «Стройэкспертиза» от <дата> установлено, что причиной обрушения металлических конструкций перекрытия корпуса по выпариванию соли ФПС Новомосковск ООО «Руссоль» является ошибка в проектном решении крепления балки перекрытия с колоннами в рабочей документации, разработанной ООО «Инженерная группа БСБ». Заключением экспертов ФБУ «Тульская лаборатория судебной экспертизы Минюста России» установлено, что причиной обрушения является неверный расчет разрушенного узла, данные для верного расчета представлены ООО «Руссоль» проектной организации. К аналогичному выводы пришли эксперты ООО «ЭКС ПП Экологические технологии» и ЦНИИСК им В.А. [К.] отраженному в экспертном заключении от <дата>. Несчастный случай не связан с действиями или бездействием ООО «Руссоль», что установлено тремя экспертными организациями. Виновными лицами являются организация проектировщик здания - ООО «Инженерная группа «БСБ», экспертная организация, осуществлявшая проверку проектной документации и выдавшая положительное заключение - ООО «Энергонефтегаз - сервис». Доводы, что смерть потерпевшего произошла в результате воздействия кабины оператора, являются необоснованными. Оборудование под названием «кабина оператора» проектом производственного корпуса по выпариванию соли не предусмотрено. В соответствии с актом расследования несчастного случая на производстве от <дата> и заключением судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшего произошла от асфиксии под завалами соли. В рассматриваемом случае отсутствуют какие-либо особые свойства предметов, используемых в процессе деятельности компании, которые позволяли бы отнести рассматриваемый случай к причинению вреда источником повышенной опасности. Порядок приемки в эксплуатацию законченных строительством объектов соответствовал СНиП 3.01.04-87 «Приемка в эксплуатацию законченных строительством объектов. Основные положения», утв. Постановлением Госстроя СССР от 21.04.1987 №84, согласно п. п. 1.5, 1.7 которого зконченные строительством объекты производственного назначения подлежат приемке в эксплуатацию государственными приемочными комиссиями только в том случае, когда они подготовлены к эксплуатации (укомплектованы эксплуатационными кадрами, обеспечены энергоресурсами, сырьем и др.), на них устранены недоделки и на установленном оборудовании начат выпуск продукции (оказание услуг), предусмотренной проектом, в объеме, соответствующем нормам освоения проектных мощностей в начальный период. Таким образом, начало выпуска продукции относится к комплексному опробованию оборудования и оно должно быть осуществлено до ввода объекта в эксплуатацию. Перечень необходимых расходов на погребение установлен ст. 9 Федерального закона от 12.01.1996 №8-ФЗ, документально подтверждены расходы на 28205 руб. Расходы за поминальные обеды, спиртные напитки не являются расходами на погребение в соответствии с Федеральным законом «О погребении и похоронном деле», так как выходят за пределы обрядовых действий по непосредственному погребению тела, не относятся к необходимым и разумным. ООО «Руссоль» в добровольном порядке оплатило расходы на погребение в размере 84000 руб., которые выданы под отчет главному инженеру ЦПС Новомосковск С. и потрачены на оплату ритуальных услуг и принадлежностей, а также доставку потерпевшего в г. Кострому, что подтверждается авансовым отчетом от <дата> и приложенными к нему квитанциями по оплате. [Ч.] Р.А. не предоставлено доказательств нахождения на иждивении у Ч.А.И. У истца отсутствует право на получение возмещения вреда в соответствии со ст. 1088 ГК РФ, не представлено доказательств в обоснование размера заявленного требования. Иждивение подразумевает нахождение лица на полном содержании кормильца или получение от него такой помощи, которая является для него постоянным и основным источником средств к существованию. Из сведений Пенсионного фонда РФ и ФНС России следует, что доходы [Ч] Р.А. в несколько раз превышали доходы потерпевшего. Ч.А.И. в период с марта 2016 года по январь 2017 года, а также в период с июня по конец августа 2017 года не был официально трудоустроен и не получал дохода, не имел возможности оказывать какой-либо помощи матери. Наличие на праве собственности [Ч] Р.А. в период 2010-2018 годов транспортного средства ДЭУ МАТИЗ, а также выкуп у отца погибшего 1/3 доли в квартире по договору от <дата> свидетельствуют о наличии у истца собственных средств, достаточных для проживания и накопления активов. Из показаний свидетелей следует, что Ч.А.И. сам пользовался ноутбуком DEXP, документы о приобретении которого представлены в обоснование доводов о дарении ноутбука матери. Из платежных документов на смартфон Mikromax Canvas и планшет Huawei следует, что они оплачены [М.] Т.М. и [Ч.] Р.А., доказательств соответствующих перечислений денежных средств Ч.А.И. не представлено. Заказчиком на ремонт транспортного средства по представленным документам выступает сама [Ч.] Р.А. Представленные справки о дополнительных доходах Ч.А.И. не подтверждены данными налоговых органов, Фонда социального страхования и Пенсионного фонда РФ, в справке ИП Г. указана неправильная дата рождения Ч.А.И. и не указан характер оказываемых услуг, сайт Т., согласно указанной в нем информации, разработан иной организацией, обслуживание подобного сайта, исходя из имеющихся предложений, составляет 1000 руб. в год. В соответствии с технологическим профилем сайта до ноября 2017 года его продвижением никто не занимался. Поведение истцов после смерти Ч.А.И., в частности, покупка автомобиля после получения компенсации морального вреда, не свидетельствует о нуждаемости или утрате единственного источника доходов. Истец [Ч.] Р.А. получила возмещение морального вреда в размере 1008000 руб. во внесудебном порядке. ООО «Руссоль» и [Ч.] Р.А. <дата> заключили соглашение о компенсации морального вреда в связи с гибелью Ч.А.И. на производстве. Платежным поручением № от <дата> компенсация перечислена на счет [Ч.] Р.А. Заключенным соглашением, а также заявлением от <дата>, удостоверенным нотариусом, [Ч.] Р.А. гарантировала, что иных лиц, имеющих прав на получение компенсации морального вреда, не имеется. Оснований для повторного взыскания с ответчика морального вреда в пользу истцов не имеется. Умолчание [Ч.] Р.А. о наличии иных лиц, претендующих на получение компенсации морального вреда, а также отсутствие обращений со стороны [М.] Т.М. до выплаты ответчиком компенсации в добровольном порядке расценивается ООО «Руссоль» как недобросовестное поведение. Наличие факта родственных отношений не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. Выписка из психологического заключения [Ч.] Р.А. является сомнительным доказательством, поскольку выполнена ее коллегой по работе в ОГБУЗ «Костромской онкологический диспансер», в нем не указаны исследования, на основании которых сделаны выводы, данные взяты со слов [Ч.] Р.А. и не являются объективными. Поведение истца после трагедии не соответствует описываемому, потере интереса к жизни – активно занимается финансовыми вопросами, собирает документы и получает компенсацию морального вреда от ООО «Руссоль», заключает соглашение с бывшим супругом по поводу иждивения, получает наследство, выкупает у бывшего супруга 1/3 долю квартиры в <адрес>, покупает автомобиль Ниссан Альмера, обращается с иском к ООО «Руссоль» с суммой требований 5000000 руб. Истцами в материалы дела не представлены достаточные доказательства, свидетельствующие о причинении им морального вреда. Не представлено доказательств несения судебных расходов в связи с рассмотрением настоящего дела.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, Оренбургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ [Х.] О.Г. полагала исковые требования в части установления факта иждивения [Ч.] Р.А. и возмещения вреда в связи с потерей кормильца не подлежащими удовлетворению, в остальной части – оставила на усмотрение суда. В письменных возражениях указала, что не может быть признано иждивенцем лицо, которое получало от кормильца помощь эпизодически, нерегулярно и в размерах, недостаточных для того, чтобы служить постоянным и основным источником средств существования. Представленные в материалы дела документы не подтверждают доводы [Ч.] Р.А. о получении ею постоянной материальной помощи со стороны умершего сына, которая являлась бы для нее существенной, не представлены документы, подтверждающие дополнительный заработок Ч.А.И. Какие-либо доказательства, подтверждающие оплату непосредственно Ч.А.И. лекарственных средств, одежды, еды в материалах дела отсутствуют. <дата> ООО «Руссоль» представлен акт о несчастном случае на производстве от <дата> в отношении Ч.А.И. Заключением ГУ - Оренбургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ от <дата> № несчастный случай с Ч.А.И. признан страховым. В соответствии с ч. 2 ст. 7 Федерального закона от <дата> № 125-ФЗ право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного лица имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на его иждивении или имевшие право на получение от него содержания ко дню смерти.

Привлеченные к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, ООО «Инженерная группа «БСБ», Государственная инспекция труда в Тульской области, уведомленные о времени месте рассмотрения дела, в судебном заседании не участвуют.

Выслушав, участников процесса, заключение прокурора [Т.] М.В., полагавшей исковые требования подлежаими частичному удовлетворению, исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В силу п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

Согласно ст. 1079 ГК РФ, юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Как следует из разъяснений, приведенных в п. п. 18, 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», в силу ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины. По смыслу ст. 1079 ГК РФ, источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами. Учитывая, что названная норма не содержит исчерпывающего перечня источников повышенной опасности, суд, принимая во внимание особые свойства предметов, веществ или иных объектов, используемых в процессе деятельности, вправе признать источником повышенной опасности также иную деятельность, не указанную в перечне. При этом надлежит учитывать, что вред считается причиненным источником повышенной опасности, если он явился результатом его действия или проявления его вредоносных свойств. В противном случае вред возмещается на общих основаниях (например, когда пассажир, открывая дверцу стоящего автомобиля, причиняет телесные повреждения проходящему мимо гражданину).

Как следует из материалов дела, <дата> в 4 час. 55 мин. произошел несчастный случай на производстве в ФПС Новомосковск ООО «Руссоль», повлекший гибель работника – помощника оператора автоматизированных систем управления технологическим процессом Ч.А.И.

В связи с происшествием проведена проверка Инспекцией Тульской области по Государственному архитектурно-строительному надзору. Согласно акту проверки от <дата> ООО «Руссоль» <дата> представлено извещение об окончании строительства с представлением акта приемки и заявлений от Общества, что объект построен в соответствии с проектной документации и требованиями «Технического регламента по безопасности зданий и сооружений», представлена исполнительная документация. <дата> Общество обратилось с письмом об отзыве представленных для итоговой проверки документов. В 2016 году из-за имеющихся недостатков (отсутствия должным образом оформленной исполнительной документации и допущенных нарушений при производстве монтажа несущих стальных конструкций) ООО «Инспектор», выполнено обследование строительных конструкций объекта. Ряд смонтированных несущих конструкций находились в ограниченно-работоспособном состоянии (фундаментная плита, колонны К1, лестницы и площадки, балки перекрытия и балки покрытия), были даны рекомендации по восстановлению работоспособного состояния конструкций перед вводом объекта в эксплуатацию, которые не выполнены перед загружением расчетными нагрузками: загружение конструкций расчетными нагрузками выполнено без достижения бетоном прочности не менее 100% проектной (не внесены изменения в проектную документацию), по узлам примыкания ригелей к стыкам покрытия и перекрытия к колоннам установлены нарушения требований проектной документации: отверстия под болтовые соединения имеют овальную форму с неровными краями. Исполнительная документация по устранению указанных нарушений не представлена. В нарушение требований проектной документации на объекте, не введенном в эксплуатацию, производились работы по получению из концентрированных хлор натриевых рассолов поваренной соли посредством испарения и кристаллизации с помощью системы механической испарительной рекомпрессии, о чем свидетельствует наличие соли - готового продукта в двух силосах, полученной в ходе выпаривания и очистки сырья. Данные работы не входят в комплекс пусконаладочных работ и должны выполняться после ввода объекта в эксплуатацию в период освоения проектной мощности. В этот период в осях В-Г/1-3 с отметки +15.900 обрушились 2 силосные емкости с солью с проектного положения. Балка Б3.43, которая должна быть расположена в осях 2/В-Г на отметке +15.900 обрушена и застряла на нижнем уровне между колоннами. Болты в узлах крепления балки Б3.43 срезаны. Вторая главная балка Б3.54 смещена в узлах крепления. Сорваны и второстепенные балки на отм. +15900 в осях 1-3/В-Г, на которые опирались силоса. В нарушение требований проектной документации отсутствуют акты приемки работ по монтажу технологического оборудования, не представлена исполнительная документация (акты освидетельствования скрытых работ, паспорта на примененные несущие конструкции и материалы). Представленный общий журнал работ, зарегистрированный в инспекции <дата>, не содержит сведений обо всех работах, произведенных на объекте. Данные нарушения стали возможными из-за невыполнения требований ч. 3 и ч. 6 cт. 52 и ч. 2 и ч. 4 cт. 53 Градостроительного кодекса РФ.

Постановлением Инспекции Тульской области по Государственному архитектурно-строительному надзору от <дата> № по делу об административном правонарушении ООО «Руссоль» по указанным фактам привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст. 9.4 КоАП РФ за нарушения требований проектной документации, которые затрагивают безопасность строительных конструкций и повлекли причинение вреда жизни человека, с назначением административного штрафа 300000 руб. Постановление вступило в законную силу (было обжаловано ООО «Руссоль» в Арбитражный суд Оренбургской области, определением суда от 26.01.2018 производство по делу прекращено в связи с отказом ООО «Руссоль» от заявленных требований о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении).

Согласно актам о несчастном случае на производстве, о расследовании несчастного случая на производстве, составленным комиссией, включающей работников ООО «Руссоль», государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Тульской области, главного специалиста ГУ Тульского регионального отделения Фонда социального страхования РФ, представителей <адрес> союза организаций профсоюзов «Тульская Федерация профсоюзов», Администрации муниципального образования <адрес>, утвержденным директором ООО «Руссоль» <дата>, несчастный случай произошел в производственном здании отделения выварки соли ФПС Новомосковск ООО «Руссоль» по адресу: <адрес> с установленным в нем оборудованием, предназначенным для выварки соли. Здание семиуровневое, высота до низа несущих конструкций переменная на всех уровнях от 4, 160 м до 5, 500 м. Высота здания 38, 1 м. Опасный производственный фактор — обрушение конструкций здания. Оборудование, использование которого привело к несчастному случаю: элементы крепления емкостей для хранения соли (силосов), соль, обломки емкостей для хранения соли. Накопительная емкость для сыпучих продуктов из стеклопластика - высота в сборе 13245 мм, диаметр 3250 мм. <дата> в 24 часа оператор автоматизированных систем управления технологическим процессом (далее АСУТП) Д. и помощник оператора АСУТП Ч.А.И. заступили на смену, получив наряд под роспись от начальника отделении выварки соли С. - опытное (пробное) производство соли, контроль за технологическим процессом, с периодическим осмотром оборудования на безопасном расстоянии. В начале смены помощник оператора АСУТП Ч.А.И. провел обход с целью осмотра оборудования. Произведя осмотр, доложил оператору АСУТП Д., что оборудование работает исправно. В 4 часа Ч.А.И. пошел на осмотр оборудования, взяв с собой рацию и мобильный телефон. Согласно протоколу опроса оператора АСУТП Д., осмотр оборудования Ч.А.И. начал с 6 этажа производственного корпуса выварки соли. Ориентировочно в 4 часа 35 минут оператор АСУТП Д. почувствовал сильный удар. Его сбило с ног, произошло отключение электроэнергии и был слышен шум. Он нашел рацию и начал вызывать помощника оператора АСУТП Ч.А.И. Ответ получен не был. Поднявшись на 6 этаж производственного корпуса выварки соли, Д. увидел пропасть и лежащий внизу силос, главному инженеру ЦПС Новомосковск С. Прибыв на место аварии, главный инженер С. обнаружил частичное разрушение конструкции каркаса производственного корпуса в районе расположения силосов, обрушение несущих балок, креплений, оборудования. Из протокола опроса главного инженера ЦПС Новомосковск С. следует, что ориентировочно в 4 часа 55 минут <дата> оператор АСУТП Д. сообщил, что произошла авария, он не может найти помощника оператора АСУТП Ч.А.И. На место аварии прибыло аварийно-спасательное формирование, были оповещены оперативные службы <адрес>. Предварительные поиски Ч.А.И. к результату не привели. После прибытия сотрудников МЧС и техники около 13 час. обнаружен труп Ч.А.И. под завалами соли, был частично зажат элементами каркаса здания производственного корпуса и оборудования.

Согласно заключению ГУЗ <адрес> «Бюро судебно-медицинской экспертизы» от 07.09-<дата>, смерть Ч.А.И. <дата> г.р. наступила от компрессионной асфиксии сдавления груди и живота тяжестью. Этиловый спирт в крови не обнаружен.

Ч.А.И. принят на работу в ООО «Руссоль» <дата> на должность помощника оператора АСУТП (трудовой договор от <дата> №, приказ о приеме на работу от <дата>-17 №-к). Отработал <дата>, <дата>, <дата>. Вводный и первичный инструктажи проведены <дата>, стажировка - с <дата> по <дата>, обучение по охране труда по профессии или виду работы - <дата>. На момент несчастного случая специальная оценка условий труда в ЦПС Новомосковск не проводилась, поскольку проводится при вводе в эксплуатацию вновь организованных рабочих мест в течение 12 месяцев. <дата> получен приказ директора ООО «Руссоль» №к перевести всех операторов АСУТП и помощников операторов АСУТП на круглосуточный график работы с <дата>. <дата> получено распоряжение главного инженера ЦПС Новомосковск С. начать подготовку к запуску отделения выварки соли (разогрев выпарного аппарат до рабочей температуры, набрать рабочую плотность рассола, проверить и запустить оборудование без подачи соли). Все было проверено, отклонений в работе оборудования и механизмов не было, все работало в штатном режиме. <дата> по распоряжению главного инженера ЦПС Новомосковск С. в 11 час. 30 мин. осуществлен пробный запуск технологического процесса выварки соли, запущена подача соли из выпарного аппарата в центрифугу, на сушило и далее, согласно технологического процесса, начали набирать емкости для хранения соли (силоса). С <дата> оператор АСУТП Д. и помощник оператора АСУТП Ч.А.И. переведены на график 4 бригады в 3 смены, с приказом ознакомлены. Д. и Ч.А.И. заступили на смену с 00 ч. <дата>, согласно графику.

ООО «Руссоль» <дата> заключен договор с ООО «Инженерная группа «БСБ» на разработку проектной и рабочей документации, а также сопровождение экспертизы проектной документации для объекта: «Производственный корпус по выпариванию соли». Заключению данного договора предшествовало: подготовка технического задания; разработка технической документации на технологическое оборудование завода по производству соли фирмой Еbnег; проведение тендера на отбор проектировщика на проектирование здания производственного корпуса по выпариванию соли. Вся исходная документация, в том числе и подраздел 7 раздела 5 (Технологические решения), в котором было указано расположение оборудования, а также нагрузки, в том числе от силосов для хранения соли переданы в адрес ООО «Инженерная группа «БСБ» с сопроводительными письмами. <дата> информация о нагрузках по силосам направлена на электронный почтовый адрес

После обрушения ООО «Руссоль» заключило договор с ООО «ЭКС ПП Экологические технологии» на обследование здания, поставлен вопрос о причинах обрушения каркаса. Как следует из заключения ООО «ЭКС ПП Экологические технологии», согласно техническому заданию ООО «Руссоль», нагрузка от оборудования В 0820 и В 0830, расположенного на отметке +15, 900 в осях В-Г/1.2и В-Г/2-3 равна 102 тонны от каждого силоса. В проекте, разработанном ООО «Инженерная группа БСБ» указано, что поперечная сила в балке Б3.43, на которую опираются указанные силоса, равны 63, 3 тонны. Поверочный расчет, выполненный в рамках обследования, показал, что при проектной нагрузке в 102 т. от каждого силоса, усиление в балке Б3.43 равно 68, 42 тс. В момент обрушения в силосе № находилось 94 т. соли, а в силосе № – 56 т., поперечная сила в балке Б3.43 составляла 55, 53 тс., что ниже проектного усиления прикрепления.. При проведении поверочных расчетов несущей способности узла установлено, что фактическая несущая способность узла крепления балки Б3.43 к колонне составляет 23, 883 т., на момент аварии узел крепления балки был перегружен в 2, 32 раза (55, 53/23, 883). В результате анализа представленных заказчиком проектных материалов и выполнения поверочных расчетов несущих конструкций производственного корпуса установлено, что несущая способность узлов недостаточна для восприятия нагрузок от технологического оборудования, из чего следует вывод, что проектные решения, разработанные ООО «Инженерная группа БСБ», не соответствуют требованиям технического задания ООО «Руссоль». Существенных отклонений от проекта не выявлено. К основным дефектам монтажа можно отнести: отклонение каркаса от вертикали до 70 мм; прожигание отверстий под болты; короткие болты. Несущие металлоконструкции каркаса производственного корпуса по выпариванию соли, его элементы (метизы, болты и т.п.), узлы соединения, на которые опирались бункера хранения соли, смонтированные ООО «Фриз» на основании договора с ООО «Руссоль», в целом соответствуют проектным решениям. Основной причиной аварии можно считать недостаточную несущую способность узлов балок для восприятия технологических нагрузок от оборудования. Для дальнейшей безопасной эксплуатации здания требуется восстановить разрушенную часть каркаса и выполнить усиление узлов и элементов в соответствии с разработанным проектом усиления.

По факту несчастного случая <дата> возбуждено уголовное дело №.17.02700025.210081 по ч. 2 ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ, повлекшее по неосторожности смерть человека), расследование которого на момент рассмотрения настоящего гражданского дела не окончено. В рамках уголовного дела ООО «ТСК «Стройэкспертиза» проведена судебная строительно-техническая экспертиза по установлению причин обрушения строительных конструкций с обследованием участка обрушения строительных конструкций производственного цеха по выпариванию соли ООО «Руссоль». Установлено, что шарнирное соединение главной балки Б-3.43 к стенке колонны каркаса на отметке +15.900 на 5 болтах соответствует проектному решению рабочей документации, разработанной ООО «Инженерная группа «БСБ». Проверочным расчетом ООО «ТСК «Стройэкспертиза» установлено, что несущая способность болтового соединения в 2 раза меньше, чем возникающие усилия прикрепления балки Б-3.43 к колонне каркаса. Нарушение целостности (разрушение) узла соединения указанной балки с колоннами на отметке +15, 900 произошло в результате среза (разрушения) болтов, соединяющих балку с колоннами на отметке 15, 900, так как количество установленных болтов в узле недостаточно для восприятия усилия, действующего на балку 63, 3 тс при способности болтов, примененных в узле соединения воспринять только 30 тс. Сделан вывод, что причиной обрушения металлических конструкций перекрытия является ошибка в проектном решении прикрепления балки перекрытия Б-3.43 с колоннами в рабочей документации ООО «Инженерная группа БСБ».

Согласно акту расследования несчастного случая, в качестве причин указаны несоответствие проектных решений ООО «Инженерная группа БСБ» в части расчетов нагрузки на узел крепления балки техническому заданию ООО «Руссоль», в качестве лиц, допустивших нарушение требований охраны труда – должностные лица ООО «Инженерная группа БСБ», а также ООО «Энергонефтегаз-сервис».

Государственный инспектор труда Государственной инспекции труда в <адрес>, главный специалист ГУ Тульского регионального отделения Фонда социального страхования РФ, представитель <адрес> союза организаций профсоюзов «Тульская Федерация профсоюзов» акты о несчастном случае и о расследовании подписали с особыми мнениями, в которых указали о несогласии с решением комиссии в части установления причин несчастного случая. Полагали причины, указанные в акте, техническими причинами разрушения конструкции и создания аварийной ситуации. Не дана оценка действиям (бездействию) работодателя (его представителей) по осуществлению мероприятий охраны труда в целях сохранения жизни и здоровья работников. Не указано, почему при разрушении конструкции пострадал работник Ч.А.И.; невыполнение каких мероприятий системы охраны труда, направленных на сохранение жизни и здоровья работника, послужило причинами получения работником смертельных повреждений здоровья вследствие разрушения конструкции. С учетом результатов проверки <адрес> по Государственному архитектурно-строительному надзору полагали, что ООО «Руссоль» как работодатель не приняло надлежащих мер к обеспечению безопасности работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов. В предоставленном положении о системе управления охраной труда ООО «Руссоль», утв. директором <дата>, не указаны процедуры управления профессиональными рисками; отсутствует управление профессиональными рисками; отсутствует организация и проведения оценки условий труда; отсутствует информирование работников об условиях труда на их рабочих местах, уровнях профессиональных рисков, а также о предоставляемых им гарантиях, полагающихся компенсациях; не организована процедура управления профессиональными рисками, исходя из специфики деятельности, не установлен порядок реализации следующих мероприятий по управлению профессиональными рисками: не выявлены опасности, оценки уровней профессиональных рисков, снижение уровней профессиональных рисков, в том числе не идентифицированы опасности аварий, происшедшего вследствие разрушения конструкции, не проведена оценка уровня риска аварий и не приняты меры по исключению или снижению данного риска, а именно реализация инженерных (технических) методов ограничения риска воздействия опасностей на работников; обществом не организован контроль за состоянием условий и охраны труда. Не обеспечены условия труда, соответствующие требованиям охраны труда, не организована безопасная эксплуатация производственных зданий сооружений, оборудования, безопасность технологических процессов и используемых в производстве сырья и материалов в производстве сырья по выпариванию соли (готовой продукции). ООО «Руссоль» нарушены требования ст. 22, 212, 215, 219, 225 Трудового Кодекса РФ и п.п. 29, 33, 35, 39, 60, 61 Типового положения о системе управления охраной труда, утвержденного приказом Министерства труда и социального развития РФ от <дата> №н, так как профриски ни в Положении о СУОТ ни в Обществе фактически не оценены. Основной причиной несчастного случая является неудовлетворительная организация производства работ, выразившаяся в необеспечение безопасности работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, в необеспечении управления профессиональными рисками, в отсутствии информирования работников о рисках. У работодателя отсутствуют акты приемки работ по монтажу технологического оборудования, не представлены акты освидетельствования скрытых работ, паспорта на примененные несущие конструкции и материалы. Фактически ООО «Руссоль» не осуществляло надлежащим образом контроль за выполнением работ, которые оказывают влияние на безопасность объекта строительства. Испытание конструкций до направления туда работников для осуществления трудовых функций, не проводилось. В акте расследования не отражены должностные лица, на которых нормативными документами были возложены соответствующие функции. Полагали, что ответственным лицом должен быть указан главный инженер цеха переработки соли ООО «Руссоль» С., а ошибка, допущенная в проектном решении крепления балки перекрытия, является сопутствующей причиной несчастного случая.

Обстоятельства, отраженные в актах расследования несчастного случая, а также особых мнениях членов комиссии, подтверждены материалами расследования несчастного случая, проектной документации, договорами в рамках организации строительства, заключениями ООО «ЭКС ПП Экологические технологии» и ООО «ТСК «Стройэкспертиза», актом <адрес> по Государственному архитектурно-строительному надзору.

Помимо приведенных документов, оценка причинам несчастного случая дана в экспертном заключении ФБУ Тульская ЛСЭ Минюста России от <дата> в рамках уголовного дела. Согласно выводам экспертов, построенная до обрушения конструкция (производственный корпус по выпариванию соли ФПС «Новомосковск» ООО «Руссоль») в разрушенном месте (местах) в осях 1-3/В-Г на отм. +15.900 соответствует по сечению несущих элементов конструкций и монтажному узлу (количеству болтов) проектной документации, чертежам КМД. Данные по нагрузкам от силосов В0820 и В0830, предоставленные проектной организацией ООО «Инженерная группа БСБ» ООО «Руссоль», а именно расчетная рабочая масса каждого из 2 силосов в 102 т., являются достоверными. Разрушенный узел с учетом нагрузки, которая следует из исходной документации, рассчитан неверно. Несущая способность разрушенного узла на действие поперечной силы составляет 30, 25 тс, что значительно ниже полученной в результате расчета поперечной силы 76, 54 тс. Причиной обрушения производственного корпуса по выпариванию соли ФПС «Новомосковск» является неверный расчет разрушенного узла. ООО «Инженерная группа БСБ» на основании представленных ООО «Руссоль» исходных данных по нагрузкам, действующим на разрушенный узел, имело возможность правильно спроектировать разрушенный узел (узлы).

На основании представленных документов суд соглашается с выводами строительных экспертиз, что технической причиной несчастного случая послужил неверный расчет нагрузки на крепление балки, что при заполнении емкостей солью в пределах проектных нагрузок повлекло разрушение крепления и обрушение конструкций и емкостей с солью.

Нарушения при осуществлении строительства, отраженные в акте проверки и постановлении об административном правонарушении Инспекции строительного надзора по <адрес> не находятся в прямой причинно-следственной связи с несчастным случаем, поскольку ранее проектная ошибка в расчетах крепления балки не выявлялась, однако в целом свидетельствуют об уровне организации работ по обеспечению безопасности строительных конструкций и материалов.

Исходя из предусмотренной ст. 1064 ГК РФ презумпции вины причинителя вреда, суд не находит доказанным со стороны ответчика как работодателя принятие исчерпывающих мер к обеспечению безопасных условий труда для работника Ч.А.И. при допуске его к исполнению должностных обязанностей при проведении опробования смонтированного оборудования на сложном производственном объекте до его ввода в эксплуатацию.

Несчастный случай произошел в здании Новомосковского завода по переработке соли ООО «Руссоль» по адресу: <адрес> на территории здания, принадлежащего на праве собственности ответчику, которое не введено в эксплуатацию в установленном порядке, что подтверждается проектной документацией, в которой ООО «Руссоль» выступает заказчиком, разрешением на строительство от <дата>, техническим планом здания от <дата>, выпиской из ЕГРН на земельный участок, актом проверки <адрес> по государственному архитектурно-строительному надзору и не оспаривалось ответчиком в ходе рассмотрения дела.

В момент несчастного случая Ч.А.И. находился на своем рабочем месте и исполнял должностные обязанности в соответствии с трудовым договором.

Каких-либо виновных действий со стороны потерпевшего, нарушения локальных нормативных актов предприятия по охране труда, способствовавших возникновению несчастного случая либо увеличению причиненного вреда, не имеется.

Согласно п. 7 ч. 1 ст. 39 Федерального закона от <дата> № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», ввод объекта в эксплуатацию является одной из форм обязательной оценки соответствия зданий и сооружений, а также связанных со зданиями и с сооружениями процессов проектирования (включая изыскания), строительства.

Порядок выдачи разрешения на ввод объекта в эксплуатацию определен в ст. 55 ГрК РФ. Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 55 ГрК РФ разрешение на ввод объекта в эксплуатацию представляет собой документ, который удостоверяет выполнение строительства, реконструкции объекта капитального строительства в полном объеме в соответствии с разрешением на строительство, соответствие построенного, реконструированного объекта капитального строительства градостроительному плану земельного участка или в случае строительства, реконструкции линейного объекта проекту планировки территории и проекту межевания территории, а также проектной документации.

Порядок приемки в эксплуатацию законченных строительством объектов установлен СНиП <дата>-87 «Приемка в эксплуатацию законченных строительством объектов. Основные положения», утв. Постановлением Госстроя СССР от <дата> №. Согласно п. 1.5. СНиП <дата>-87, до предъявления объектов государственным приемочным комиссиям рабочие комиссии, назначаемые заказчиком (застройщиком), должны проверить результаты испытаний и комплексного опробования оборудования. Результатом комплексного опробования оборудования на рабочих режимах по объектам производственного назначения должно быть начало выпуска продукции (оказание услуг), предусмотренной проектом, в объеме, соответствующем нормам освоения проектных мощностей в начальный период. В соответствии с п. 1.7 СНиП <дата>-87 законченные строительством объекты производственного назначения подлежат приемке в эксплуатацию государственными приемочными комиссиями только в том случае, когда они подготовлены к эксплуатации (укомплектованы эксплуатационными кадрами, обеспечены энергоресурсами, сырьем и др.), на них устранены недоделки и на установленном оборудовании начат выпуск продукции (оказание услуг), предусмотренной проектом, в объеме, соответствующем нормам освоения проектных мощностей в начальный период.

Таким образом, начало выпуска продукции в рамках комплексного опробования оборудования осуществляется до ввода объекта в эксплуатацию, регламентировано строительными нормами и правилами, соответственно, связано со строительными работами на незавершенном строительством объекте.

Приказом Минтруда России от <дата> N 336н утверждены Правила по охране труда в строительстве, которые устанавливают государственные нормативные требования охраны труда при проведении общестроительных и специальных строительных работ, выполняемых при новом строительстве, расширении, реконструкции, техническом перевооружении, текущем и капитальном ремонте зданий и сооружений (п. 1). В числе вредных и (или) опасных производственных факторов такого производства предусмотрены падающие предметы и материалы, самопроизвольно обрушающиеся конструкции зданий и сооружений, оборудования, горных пород и грунтов (пп. 2 п. 5).

Согласно п. 8 Правил, организация и проведение строительного производства должны осуществляться в соответствии с проектами организации строительства и проектами производства работ, которые должны предусматривать конкретные решения по безопасности и охране труда, определяющие технические средства и методы работ, обеспечивающие выполнение требований охраны труда.

Согласно п. п. 379, 380 Правил, испытания смонтированного оборудования и трубопроводов должны проводиться под непосредственным руководством специалистов монтажной организации. Перед испытанием оборудования руководителю работ необходимо, помимо прочего, ознакомить работников, участвующих в испытаниях, с порядком проведения работ и с мероприятиями по безопасному их выполнению; провести визуальную, а при необходимости с помощью приборов проверку крепления оборудования, состояния изоляции и заземления его электрической части, наличия и исправности арматуры, пусковых и тормозных устройств, контрольно-измерительных приборов и заглушек; определить границы опасной зоны, связанной с проведением испытаний, определить места и условия безопасного пребывания работников, занятых испытанием; определить работников, ответственных за выполнение мероприятий по обеспечению безопасности, предусмотренных программой испытаний.

Вместе с тем, представленные ответчиком инструкции по охране труда, с которыми ознакомлен погибший – Инструкция по охране труда помощника оператора АСУТП ЦПС Новомосковск № Н-01-516-17 от <дата>, Вводный инструктаж по охране труда ООО «Руссоль» от <дата>, Программа первичного инструктажа на рабочем месте для помощника оператора АСУТП отделения выварки соли от <дата>, носят общий характер, не учитывают особую опасность работ при проведении первичного опробования оборудования до достижения производственных мощностей и ввода производственного здания в эксплуатацию и не предусматривают дополнительных мер безопасности для данной стадии работ.

Согласно ст. 22 ТК РФ, работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

В силу ст. 212 ТК РФ работодатель обязан обеспечить безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов.

В соответствии со ст. 215 ТК РФ проекты строительства и реконструкции производственных объектов, машин, механизмов и другого производственного оборудования, технологических процессов должны соответствовать государственным нормативным требованиям охраны труда. Машины, механизмы и другое производственное оборудование, транспортные средства, технологические процессы, материалы и химические вещества, средства индивидуальной и коллективной защиты работников, в том числе иностранного производства, должны соответствовать государственным нормативным требованиям охраны труда и иметь декларацию о соответствии и (или) сертификат соответствия. Оценка соответствия проектов строительства, реконструкции производственных объектов требованиям охраны труда осуществляется путем проведения экспертизы проектной документации и осуществления государственного строительного надзора в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности. Новые или реконструируемые производственные объекты не могут быть приняты в эксплуатацию без заключений соответствующих федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих государственный контроль (надзор) в установленной сфере деятельности.

В рассматриваемом случае обеспечение приведенных требований Трудового Кодекса РФ работодателем ООО «Руссоль» не обеспечено.

Кроме того, работы по опробованию оборудования до принятия в эксплуатацию сложного производственного объекта и выхода на полные производственные мощности относятся к работам, связанным со строительством и несут повышенную опасность для непосредственно участвующих в них физических лиц. Производственный комплекс, в отношении которого проводилось опробование, включает оборудование – емкости-силоса, расположенные на значительной высоте, заполняемые значительным объемом и массой сыпучего продукта – соли, наполняемые с применением движущего механизма – конвейера. Опробование показало неготовность производственного комплекса к запуску. Несчастный случай произошел в результате срыва крепления балки здания при наполнении силоса солью свыше массы, которую выдерживало крепление, падения силоса с высоты, раскалывания и последующего засыпания солью помещений здания и находившегося в нем потерпевшего, что привело к асфиксии, повлекшей смерть.

При изложенных обстоятельствах работы по обследованию производственного комплекса в момент первичного запуска оборудования для выхода на проектную мощность, которые осуществлял Ч.А.И. непосредственно в момент наступления несчастного случая, повлекшие его смерть, связаны со строительством и с повышенной опасностью, а производственный объект в период его пробного запуска до ввода в эксплуатацию является источником повышенной опасности.

Ответчик должен отвечать за вред, причиненных в ходе таких работ, независимо от наличия его вины.

При этом суд учитывает, что оборудования «кабина оператора», заявленного в иске в качестве источника повышенной опасности, на производственном объекте не было.

Доводы ответчика о наличии вины ООО «Инженерная группа БСБ» и ООО «Энергонефтегаз-сервис» в произошедшем несчастном случае не являются основанием к отказу во взыскании причиненного вреда с заявленного по настоящему делу ответчика ООО «Руссоль».

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд рассматривает дело в пределах заявленных исковых требований.

Согласно ст. 1080 ГК РФ, лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их применительно к правилам, предусмотренным п. 2 ст. 1081 настоящего Кодекса.

В силу п. 2 ст. 1081 ГК РФ причинитель вреда, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения в размере, соответствующем степени вины этого причинителя вреда. При невозможности определить степень вины доли признаются равными.

На основании изложенного и учитывая правовую природу солидарной ответственности, по рассматриваемому иску суд полагает подлежащим привлечению к гражданско-правовой ответственности за причинение вреда ООО «Руссоль» как владельца источника повышенной опасности и работодателя, виновного в необеспечении безопасных условий труда.

Доводы о виновности иных лиц могут быть заявлены ответчиком в порядке п. 2 ст. 1081 ГК РФ в рамках отдельного судопроизводства.

Рассматривая требования [Ч.] Р.А. об установлении факта иждивения и взыскании вреда, причиненного смертью кормильца, суд приходит к следующему.

Согласно ст. 1088 ГК РФ, в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют: нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания; ребенок умершего, родившийся после его смерти; один из родителей, супруг либо другой член семьи независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими четырнадцати лет либо хотя и достигшими указанного возраста, но по заключению медицинских органов нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе; лица, состоявшие на иждивении умершего и ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет после его смерти. Один из родителей, супруг либо другой член семьи, не работающий и занятый уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего и ставший нетрудоспособным в период осуществления ухода, сохраняет право на возмещение вреда после окончания ухода за этими лицами. Вред возмещается: несовершеннолетним - до достижения восемнадцати лет; обучающимся старше восемнадцати лет - до получения образования по очной форме обучения, но не более чем до двадцати трех лет; женщинам старше пятидесяти пяти лет и мужчинам старше шестидесяти лет - пожизненно; инвалидам - на срок инвалидности; одному из родителей, супругу либо другому члену семьи, занятому уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, - до достижения ими четырнадцати лет либо изменения состояния здоровья.

В соответствии со ст. 1089 ГК РФ лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам ст. 1086 настоящего Кодекса, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни. При определении возмещения вреда этим лицам в состав доходов умершего наряду с заработком (доходом) включаются получаемые им при жизни пенсия, пожизненное содержание и другие подобные выплаты. При определении размера возмещения вреда пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, а также заработок (доход) и стипендия, получаемые этими лицами, в счет возмещения им вреда не засчитываются.

Согласно ст. 1086 ГК РФ, размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности. В состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам как по месту основной работы, так и по совместительству, облагаемые подоходным налогом. Не учитываются выплаты единовременного характера, в частности компенсация за неиспользованный отпуск и выходное пособие при увольнении. За период временной нетрудоспособности или отпуска по беременности и родам учитывается выплаченное пособие. Доходы от предпринимательской деятельности, а также авторский гонорар включаются в состав утраченного заработка, при этом доходы от предпринимательской деятельности включаются на основании данных налоговой инспекции. Все виды заработка (дохода) учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов. Среднемесячный заработок (доход) потерпевшего подсчитывается путем деления общей суммы его заработка (дохода) за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать. В случае, когда потерпевший ко времени причинения вреда работал менее двенадцати месяцев, среднемесячный заработок (доход) подсчитывается путем деления общей суммы заработка (дохода) за фактически проработанное число месяцев, предшествовавших повреждению здоровья, на число этих месяцев. Не полностью проработанные потерпевшим месяцы по его желанию заменяются предшествующими полностью проработанными месяцами либо исключаются из подсчета при невозможности их замены. В случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

В соответствии со ст. 1092 ГК РФ возмещение вреда, вызванного уменьшением трудоспособности или смертью потерпевшего, производится ежемесячными платежами. При наличии уважительных причин суд с учетом возможностей причинителя вреда может по требованию гражданина, имеющего право на возмещение вреда, присудить ему причитающиеся платежи единовременно, но не более чем за три года.

Как следует из разъяснений, приведенных в п. 33 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», круг лиц, имеющих право на возмещение вреда в случае потери кормильца (потерпевшего), установлен в п. 1 ст. 1088 ГК РФ. Следует учитывать, что нетрудоспособными в отношении права на получение возмещения вреда в случае смерти кормильца признаются: а) несовершеннолетние, в том числе ребенок умершего, рожденный после его смерти, до достижения ими 18 лет (независимо от того, работают ли они, учатся или ничем не заняты). Правом на возмещение вреда, причиненного в связи со смертью кормильца, пользуются также совершеннолетние дети умершего, состоявшие на его иждивении до достижения ими 23 лет, если они обучаются в образовательных учреждениях по очной форме; б) женщины старше 55 лет и мужчины старше 60 лет. Достижение общеустановленного пенсионного возраста является безусловным основанием для признания такого лица нетрудоспособным независимо от фактического состояния его трудоспособности; в) инвалиды независимо от того, какая группа инвалидности им установлена, - I, II или III. Необходимо иметь в виду, что члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию. Право нетрудоспособных иждивенцев на возмещение вреда по случаю потери кормильца не ставится в зависимость от того, состоят ли они в какой-либо степени родства или свойства с умершим кормильцем. Основополагающими юридическими фактами в этом случае являются факт состояния на иждивении и факт нетрудоспособности.

Согласно п. 34 данного постановления, при разрешении требований лиц, имеющих право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, необходимо учитывать, что размер возмещения вреда этим лицам может быть исчислен не только из заработка (дохода) умершего, фактически получаемого им при жизни, но и из того заработка (дохода), который ему причитался при жизни, но не выплачивался по каким-либо причинам.

Согласно п. 3 ч. 2, ч. 3 ст. 10 Федерального закона от 28.12.2013 N 400-ФЗ «О страховых пенсиях», нетрудоспособными членами семьи умершего кормильца признаются: родители и супруг умершего кормильца, если они достигли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами. Члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

[Ч.] Р.А. заявлены требования о признании факта нахождения на иждивении и возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, за 5 месяцев, исходя из половины ежемесячного дохода погибшего, в который включает заработную плату в ООО «Руссоль» 28000 руб. ежемесячно и доходы от оказания услуг населению 50000 руб. ежемесячно.

Для оценки указанных требований судом проанализированы официальные сведения о доходах Ч.А.И. и [Ч.] Р.А. с 2015 года до несчастного случая.

Из трудовой книжки Ч.А.И. следует и подтверждается данными органов Фонда социального страхования РФ и пенсионного фонда РФ, что он работал с <дата> до <дата> в ООО «Метапласт» (г. Кострома) прессовщиком-вулканизатором, с <дата> по <дата> в ООО «Студия Мэджик» (г. Москва) копирайтером, с <дата> по <дата> в ООО «М.Видео Менеджмент» (г. Москва) специалистом по сбору и обработке технической информации, с <дата> принят в ООО «Руссоль».

Согласно справкам -НДФЛ, представленным налоговыми органами по запросам суда, в 2015 году Ч.А.И. ежемесячно получал доход в ООО «Метапласт», общая сумма дохода составила 92542, 21 руб., за вычетом налога 12030 руб. – 80512, 21 руб., среднемесячная выплата составляет 6709 руб. В 2016 году доход в ООО «Метапласт» за январь-февраль составил 19598, 76 руб., за вычетом налога 2543 руб. – 17050, 48 руб. С марта по декабрь ежемесячный доход в ООО Студия «Мэджик фото энд креатив» составлял 12000 руб., после вычета налога – 10440 руб. В 2017 году с января по март ежемесячный доход в ООО Студия «Мэджик фото энд креатив» составлял 12000 руб., после вычета налога – 10440 руб.; в апреле и мае доход в ООО «М.Видео Менеджмент» до вычета налога составил 52250 руб. и 55000 руб. соответственно, после вычета налога общая сумма дохода – 93307 руб.

В ООО «Руссоль» в соответствии с приказом о приеме на работу и трудовым договором Ч.А.И. установлен должностной оклад 28000 ежемесячно.

В качестве доказательств незадекларированных доходов Ч.А.И. представлены справка ООО «Студия Мэджик фото анд креатив» от <дата>, что Ч.А.И. работал с <дата> по <дата> в должности копирайтера, ежемесячный доход его составлял 55000 руб., справка ИП Г. от <дата>, что в период с <дата> по <дата> доходы Ч.А.И. за оказанные ей услуги составили 86000 руб., а также письменное заявление Г. об оказании Ч.А.И. услуг по продвижению интернет-сайта ее магазина и поиску поставщиков, отсутствии первичных расходных документов в связи с прекращением ею предпринимательской деятельности, информация адвоката Т. от <дата>, что с <дата> по <дата> Ч.А.И. оказывал ему услуги по созданию, обновлению, редактированию, техническому обслуживанию и продвижению в сети Интернет сайта timushev.ru, за которые произведена оплата с октября по декабрь 2016 года по 13000 руб. ежемесячно, за январь и февраль 2017 года – по 20000 руб., с марта по май 2017 года по 22000 руб., с июня по август 2017 года – по 30000 руб. ежемесячно, всего 235000 руб. Налоги и обязательные платежи не уплачивались, поскольку Т. не являлся налоговым агентом.

Представлена информация председателя КООО «Многонациональная Кострома» Б. от <дата>, что Ч.А.И. работал на общественных началах без заключения договоров, заработная плата не начислялась и не выплачивалась. Со слов Ч.А.И., с мая 2015 года по сентябрь 2017 года ему поступали добровольные пожертвования ежемесячно по 10000 руб. от благотворителей и спонсоров.

[Ч.] Р.А. работает операционной медицинской сестрой в ОГБУЗ «Костромской онкологический диспансер».

Согласно данным налогового органа, доходы [Ч] Р.А. в ОГБУЗ «Костромской онкологический диспансер» в 2015 году составили 279304, 40 руб., за вычетом налога 36310 руб. – 242994, 40 руб., среднемесячная выплата – 20249, 50 руб., в 2016 году сумма дохода составила 421223, 36 руб., за вычетом налога 54759 руб. – 366464, 36 руб., среднемесячная выплата – 30538, 70 руб.; в 2017 году данных о доходе за январь не имеется, с февраля по декабрь доходы составили 407029, 78 руб., за вычетом налога 52394 руб. – 354635, 78 руб., среднемесячная выплата – 29553 руб.

Согласно справке Управления Пенсионного фонда РФ в г. Костроме от <дата>, [Ч.] Р.А. <дата> г.р. является получателем пенсии по старости с <дата> на основании п. 20 ч. 1 ст. 30 Закона № 400-ФЗ (как лицу, осуществлявшему лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения 30 лет), на момент выдачи справки размер пенсии составил 10346, 54 руб.

В соответствии со справкой Управления Пенсионного фонда РФ в г. Костроме от <дата>, [М.] Т.М. <дата> г.р. является получателем пенсии по старости бессрочно с <дата>, на момент выдачи справки размер пенсии 14646, 15 руб.

Согласно договорам подряда на выполнение работ от <дата>, <дата> между Л. и [Ч.] Р.А., подрядчик Л. (сведения о наличии статуса индивидуального предпринимателя отсутствуют) обязался выполнить работы по внутреннему ремонту жилого дома по адресу: <адрес> – демонтаж и установка пола, окон, монтирование гипсокартона на стык, шпатлевка, выравнивание, оклеивание обоями стоимостью 400000 руб., ремонт крыши жилого дома стоимостью 80000 руб. В договорах приведены расписки подрядчика о получении денежных средств за выполненную работу в полном объеме.

Согласно договорам займа денег между Ш. и [Ч.] Р.А. и распискам [Ч.] Р.А., <дата> Ш. передала [Ч] Р.А. в заем 500000 руб. на срок до <дата>; <дата> Ш. передала [Ч] Р.А. в заем 400000 руб. на срок до <дата>. Согласно распискам займодавца, денежные средства возвращены в полном объеме.

Представлена справка ОГБУЗ «Городская больница г. Костромы» от <дата> по результатам осмотра терапевтом [М.] Т.М., согласно которой поставлен диагноз: стенокардия, распространенный остеохондроз, хронический панкреатит вне обострения, назначено медикаментозное лечение, стоимость назначенных лекарств, согласно информации ООО «Столички регион 1», составляет 2697, 50 руб.

Представлены квитанции на оплату телефонной связи и жилищно-коммунальных услуг за период с января по август 2017 года, согласно которым максимальная сумма начисления усматривается за январь 2017 года – 3387, 36 руб., кассовые чеки об оплате ЖКУ и телефонной связи <дата> на сумму 2612, 53 руб.

Свидетели К., К.Г.Г., К.О.А., К.Ю.С. показали, что Ч.А.И. с 2015 года имел постоянный высокий заработок от оказания услуг, связанных с продвижением интернет-сайтов и 3D-моделированием, оказывал матери и бабушке финансовую помощь, дарил дорогие подарки, оплачивал ремонт дома, оплачивал путевки на отдых, организовывал праздничные мероприятия за свой счет.

В обоснование доводов о приобретении вещей и оплате услуг для матери и бабушки представлены документы о покупке смартфона Mikromax Canvas за 4490 руб. <дата> (оплачено картой [М.] Т.), ноутбука DEXP за 71499 руб. <дата> (с оформлением кредита) и планшета Huawei за 12999 руб. <дата> (оплачено картой [Ч.] Р., гарантийный талон выдан Ч.А.И.), заказ-наряд № от <дата> на обслуживание автомобиля ДЭУ Матиз на сумму 21020 руб. (заказчик [Ч.] Р.А., исполнитель ИП М., платежный документ не представлен).

Представлена копия загранпаспорта [Ч.] Р.А. с отметками о прибытии/убытии аэропорта Ларнака <дата> и <дата>.

Согласно п. 2 ст. 87 Семейного кодекса РФ, трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них. При отсутствии соглашения об уплате алиментов алименты на нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей взыскиваются с трудоспособных совершеннолетних детей в судебном порядке.

При этом право родителей на получение содержания от совершеннолетних детей, предусмотренное Семейный кодексом РФ, подлежит оценке при рассмотрении споров о взыскании алиментов, необходимым условием установления такого права так же является нетрудоспособность.

Нетрудоспособность лица, претендующего на содержание, во всех случаях оценивается по общим правилам гражданского и пенсионного законодательства.

[Ч.] Р.А. является трудоспособной как на момент смерти Ч.А.И., так и на момент рассмотрения дела, поскольку не достигла общеустановленного пенсионного возраста и не является инвалидом. Назначение пенсии ранее общеустановленного возраста в связи с осуществлением медицинской деятельности на основании приведенных положений законодательства не влечет нетрудоспособность лица, которому назначена пенсия.

Право на получение содержания ко дню смерти подлежит оценке при рассмотрении требований о возмещении вреда в случае потери кормильца и является одним из необходимых условий для удовлетворения данных требований. В качестве самостоятельного требования право на получение содержания от умершего не может рассматриваться, поскольку сам по себе данный факт не влечет юридических последствий для ответчика, а к умершему лицу требования не могут заявляться за отсутствием его правоспособности. Ввиду изложенного уточненное требование о признании права [Ч.] Р.А. на получение содержания от Ч.А.И. ко дню его смерти не принято судом.

Суд не находит доказанным стороной истца, что доходы погибшего Ч.А.И. значительно превышали доходы матери [Ч.] Р.А. и являлись для нее основным и постоянным источником средств к существованию.

Приведенные документы и показания свидетелей указывают на то, что Ч.А.И. проживал совместно с матерью [Ч] Р.А. в одном жилом помещении и одной семьей, в связи с чем их расходы на содержание жилого помещения и обеспечение быта носили совместный характер.

То обстоятельство, что [Ч.] Р.А. заключила договор займа на ремонт дома, который в последующем оплачивала за счет своего дохода, а иные нужды семьи в этот период обеспечивал ее сын, не свидетельствует о нахождении [Ч.] Р.А. на его иждивении.

Так же не свидетельствуют о факте иждивения подарки сына матери к праздникам, поскольку они не относятся к источникам существования для одаряемого.

Не подтверждено документально приобретение заявленных вещей оплата услуг для матери и именно погибшим Ч.А.И.

На момент смерти Ч.А.И. постановлением Администрации Костромской области от 07.08.2017 N 294-а «Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения Костромской области за II квартал 2017 года» прожиточный минимум для трудоспособного населения составил 10581 рубль.

Собственный доход [Ч.] Р.А. значительно превышает прожиточный минимум для трудоспособного человека в Костромской области и при рациональном расходовании позволяет самостоятельное обеспечение ею своего существования.

Кроме того, фактически стороной истца заявлено о предпринимательской деятельности Ч.А.И. без оформления статуса индивидуального предпринимателя, приносящей систематический доход, который в силу положений ГК РФ подлежит учету при определении размера утраченного содержания на основании данных налогового органа.

Представленные документы в обоснование получения доходов Ч.А.И. от оказания услуг не подтверждены платежными документами, в связи с чем вызывают сомнения в достоверности.

Согласно ст. 1072 ГК РФ, юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст. 931, п. 1 ст. 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

В соответствии со ст. 184 Трудового Кодекса РФ при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника. Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами.

Правовое регулирование отношений по возмещению вреда, причиненного здоровью, или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания осуществляется по нормам Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Под обеспечением по страхованию согласно абз. 14 ст. 3 названного закона понимается страховое возмещение вреда, причиненного в результате наступления страхового случая жизни и здоровью застрахованного, в виде денежных сумм, выплачиваемых либо компенсируемых страховщиком застрахованному или лицам, имеющим на это право в соответствии с данным федеральным законом.

Физические лица, выполняющие работу на основании Трудового договора, заключенного со страхователем, подлежат обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (абз. 2 п. 1 ст. 5 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ). Страховщиком по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве является Фонд социального страхования РФ (абз. 8 ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ).

Право застрахованных на обеспечение по страхованию возникает со дня наступления страхового случая (п. 1 ст. 7 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ).

Страховой случай - подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья или смерти застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию (абз. 9 ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ).

Согласно п. 2 ст. 7 данного закона, право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного в результате наступления страхового случая имеют в том числе нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания; лица, состоявшие на иждивении умершего, ставшие нетрудоспособными в течение пяти лет со дня его смерти. Страховые выплаты в случае смерти застрахованного выплачиваются женщинам, достигшим возраста 55 лет, и мужчинам, достигшим возраста 60 лет, - пожизненно (п. 3 ст. 7).

Одним из видов обеспечения по социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на основании пп. 2 п. 1 ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ являются ежемесячные страховые выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти.

Согласно п. п. 1-3, 8 ст. 12 данного Федерального закона, размер ежемесячной страховой выплаты определяется как доля среднего месячного заработка застрахованного, исчисленная в соответствии со степенью утраты им профессиональной трудоспособности. При расчете размера утраченного застрахованным в результате наступления страхового случая заработка учитываются выплаты и иные вознаграждения, начисленные в пользу физических лиц по гражданско-правовому договору, предметом которого являются выполнение работ и (или) оказание услуг, договору авторского заказа, в соответствии с которыми заказчик обязан уплачивать страховщику страховые взносы. Все виды заработка учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов, уплаты сборов и других обязательных платежей. Среднемесячный заработок застрахованного исчисляется путем деления общей суммы его заработка (с учетом премий, начисленных в расчетном периоде) за 12 месяцев повлекшей повреждение здоровья работы, предшествовавших месяцу, в котором с ним произошел несчастный случай на производстве, установлен диагноз профессионального заболевания или (по выбору застрахованного) установлена утрата (снижение) его профессиональной трудоспособности, на 12. При расчете среднемесячного заработка застрахованного месяцы, не полностью им проработанные, а также месяцы, за которые отсутствуют сведения о заработке застрахованного, заменяются предшествующими месяцами, полностью проработанными на работе, повлекшей повреждение здоровья, и за которые имеются сведения о заработке, либо исключаются в случае невозможности их замены. Замена не полностью проработанных застрахованным месяцев не производится в случае, если в этот период за ним сохранялся в соответствии с законодательством Российской Федерации средний заработок, на который начисляются страховые взносы в соответствии со ст. 20.1 настоящего Федерального закона. Если повлекшая повреждение здоровья работа продолжалась менее 12 месяцев или 12 месяцев, но сведения о заработке за один или несколько месяцев отсутствуют, среднемесячный заработок застрахованного исчисляется путем деления общей суммы его заработка за фактически проработанное им число месяцев, за которые имеются сведения о заработке и которые предшествовали месяцу, в котором с ним произошел несчастный случай на производстве, установлен диагноз профессионального заболевания или (по выбору застрахованного) установлена утрата (снижение) его профессиональной трудоспособности, на число фактически проработанных месяцев. В случае, если период работы, повлекшей повреждение здоровья, составил менее одного полного календарного месяца, ежемесячная страховая выплата исчисляется исходя из условного месячного заработка, определяемого путем деления суммы заработка за проработанное время на количество проработанных дней и умножения полученного результата на количество рабочих дней в месяце, исчисленное в среднем за год. Лицам, имеющим право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного, размер ежемесячной страховой выплаты исчисляется исходя из его среднего месячного заработка за вычетом долей, приходящихся на него самого и трудоспособных лиц, состоявших на его иждивении, но не имеющих право на получение страховых выплат. Для определения размера ежемесячных страховых выплат каждому лицу, имеющему право на их получение, общий размер указанных выплат делится на число лиц, имеющих право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного.

Как следует из разъяснений, приведенных в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», право нетрудоспособных иждивенцев на возмещение вреда по случаю потери кормильца не ставится в зависимость от того, состоят ли они в какой-либо степени родства или свойства с умершим кормильцем. Основополагающими юридическими фактами в этом случае являются факт состояния на иждивении и факт нетрудоспособности. Следует учитывать, что нетрудоспособными в отношении права на получение возмещения вреда в случае смерти кормильца признаются, помимо прочих категорий, женщины старше 55 лет и мужчины старше 60 лет. Достижение общеустановленного пенсионного возраста является безусловным основанием для признания такого лица нетрудоспособным независимо от фактического состояния его трудоспособности; инвалиды I, II или III группы. Члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию. Право на получение страховых выплат в связи со смертью застрахованного может быть предоставлено и в том случае, если решением суда будет установлено, что при жизни застрахованный оказывал нетрудоспособным лицам постоянную помощь, которая являлась для них постоянным и основным источником средств к существованию, несмотря на имеющийся у этих лиц собственный доход.

Согласно п. 6 данного постановления, в соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ права застрахованных лиц на возмещение вреда, осуществляемое в соответствии с законодательством Российской Федерации, в части, превышающей обеспечение по страхованию, производимое на основании данного Федерального закона, не ограничиваются: работодатель (страхователь) несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном главой 59 ГК РФ. Максимальный размер единовременной и ежемесячной страховых выплат устанавливается федеральным законом о бюджете Фонда социального страхования на соответствующий год. Если в ходе подготовки к судебному разбирательству дела о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью застрахованного, или в ходе его рассмотрения будет установлено, что обеспечение по страхованию не компенсирует в полном объеме причиненный истцу вред, суд на основании статьи 12 ГПК РФ разъясняет истцу право на предъявление требований к причинителю вреда (работодателю (страхователю) или лицу, ответственному за причинение вреда), после чего решает вопрос о привлечении его к участию в деле в качестве соответчика.

В рассматриваемом случае заключением ГУ - Оренбургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ от <дата> № несчастный случай с Ч.А.И. признан страховым.

Таким образом, в случае установления факта нетрудоспособности [Ч.] Р.А. и нахождения ее на иждивении погибшего либо права на получение от него содержания надлежащим ответчиком в части ежемесячных выплат, исчисленных из заработной платы потерпевшего по месту причинения вреда выступал бы Фонд социального страхования РФ в лице соответствующего территориального органа.

Вместе с тем, истец в ГУ Региональное отделение ФСС РФ по Оренбургской области с заявлением о выплатах в связи с потерей кормильца не обращалась.

Стороной истца заявлено об иной правовой природе требований, касающихся установления факта иждивения и взыскания вреда в виде утраченного содержания от погибшего. Суд находит данные доводы основанными на неверном толковании действующего законодательства.

Исходя из приведенных положений законодательства, указанный вред подлежал бы возмещению на основе положений Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», а причинителем вреда – только в части утраченных доходов, приходящихся на иждивенца, которые не облагались обязательными взносами либо превышают максимальный размер выплат.

При этом основания для признания лица, претендующего на возмещение вреда, нетрудоспособным и состоявшим на иждивении умершего кормильца либо имевшим право получения содержания ко дню смерти являются едиными для назначения выплат в рамках Федерального закона 24.07.1998 № 125-ФЗ и взыскания вреда, причиненного потерей кормильца, по правилам ст. 1088 ГК РФ.

Возмещение расходов на погребение погибшего в результате несчастного случая на производстве и компенсация морального вреда нормами Федерального закона от 24.07.1998 № 125-ФЗ не предусмотрены, в связи с чем в данной части вред подлежит возмещению причинителем в соответствии с нормами ГК РФ.

В соответствии со ст. 1094 ГК РФ лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы. Пособие на погребение, полученное гражданами, понесшими эти расходы, в счет возмещения вреда не засчитывается.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле», погребение понимается как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. Погребение может осуществляться путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определенном нормативными правовыми актами РФ).

Статьей 9 Федерального закона от 12.01.1996 № 8-ФЗ установлен гарантированный перечень услуг по погребению, которые оказываются на безвозмездной основе: оформление документов, необходимых для погребения; предоставление и доставка гроба и других предметов, необходимых для погребения; перевозка тела (останков) умершего на кладбище (в крематорий погребение (кремация с последующей выдачей урны с прахом), который суд не находит тождественным необходимым расходам, предусмотренным ст. 1094 ГК РФ.

Поскольку действующим законодательством не определен исчерпывающий перечень необходимых расходов на погребение, при оценке заявленных к возмещению расходов с точки зрения их необходимости суд руководствуется общепринятыми правилами организации и проведения похорон.

При определении понятий «похороны», «поминки», а также установлении принятых в соответствии с национальными традициями способов их организации суд полагает необходимым руководствоваться терминами и определениями, приведенными в Межгосударственном стандарте «Услуги бытовые. Услуги ритуальные. Термины и определения» ГОСТ 32609-2014, веденном в действие Приказом Ростехрегулирования от 11.06.2014 N 551-ст с 01.01.2016 в качестве национального стандарта Российской Федерации (далее Стандарт).

В силу ст. ст. 1, 2, 15 Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» национальные стандарты к выполнению работ или оказанию услуг применяются на добровольной основе, стандартизация предполагает установление правил и характеристик в целях достижение упорядоченности общественных отношений в соответствующих сферах. Соответственно, предусмотренные национальным стандартом понятия в сфере ритуальных услуг соответствуют общепринятым правилам и традициям.

В соответствии с п. п. 2.7.1, 2.8.16, 2.3.10, 2.9.2 Стандарта похороны – это церемония, включающая в себя подготовку к прощанию, обряд прощания, захоронение останков или урны с прахом и поминовение после захоронения. Поминки – это поминальная церемония, в том числе религиозная, которая может включать в себя трапезу сочувствия или состоять только из такой трапезы. К организации и проведению обряда прощания относятся предоставление и оформление ритуального зала для проведения обряда прощания, организация и проведение скорбной церемонии в ритуальном зале и (или) на месте захоронения. В перечень услуг, предоставляемых населению, связанных с обрядом прощания, могут входить: музыкальное сопровождение, информационное обслуживание похорон, прокат похоронных принадлежностей, организация поминальных трапез, скорбных и траурных митингов и т.д. К похоронным принадлежностям – предметам ритуального назначения, используемым при погребении, относятся деревянные и металлические гробы, урны для праха, венки, ленты (в т.ч. с надписями), белые тапочки, покрывала и т.д.

Учитывая содержание понятий «похороны» и «поминки», приведенные в Стандарте, суд полагает, что заявленные к возмещению расходы на похоронные принадлежности, аренду ритуального зала, доставку гроба с телом и сопровождающих являются необходимыми расходами на погребение. Так же к необходимым расходам суд относит поминальный обед в день похорон, который является поминовением после захоронения и охватывается понятием «похороны».

На основании изложенного суд считает подлежащими возмещению [Ч.] Р.А. расходы, подтвержденные платежными документами: покрывало в гроб 2050 руб. (чек от <дата>), саван 400 руб. (чек от <дата>), лента на венок 2600 руб. (чек <дата>), лампадка 300 руб. (чек <дата>), венок ритуальный 1850 руб. (чек <дата>), венок с лентой 2200 руб. (чек <дата>), венок, ленты, косметика лица, обратная доставка сопровождающих от места захоронения, перевозка тела умершего к месту захоронения, прокат зала, услуги грузчиков - 12980 руб. (чек <дата>), поминальная трапеза 25427 руб. (чек от <дата>, счета-заказы от <дата> №№, 2366), итого на сумму 47807 руб.

Расходы на панихиду МУП «Городские ритуальные услуги» - 3 венка, 2 ленты, косметика лица, обратная доставка сопровождающих, перевозка тела умершего к месту захоронения, прокат зала, услуги грузчиков по выносу гроба с телом из дома и перенос к месту захоронения, набор церковный в сумме 16270 руб. по счет-заказу от <дата> № не подтверждены платежными документами, ряд услуг в счет-заказе дублируется с услугами, расходы на которые уже заявлены к возмещению по кассовому чеку на 12980 руб., в связи с чем суд не находит расходы по счет-заказу в сумме 16270 руб. подтвержденными.

Услуги на кладбище – копка могилы, разовая уборка, установка креста, на сумму 5825 руб. подтверждены счетом-заказом МП г. Костромы «Городские ритуальные услуги» и кассовым чеком от <дата>. При этом заказчиком по счет-заказу является С.

В силу положений п. 2 ст. 182 ГК РФ не являются представителями лица, действующие хотя и в чужих интересах, но от собственного имени.

Поскольку С. выступала заказчиком от своего имени и вносила оплату за услуги, то право на возмещение данных расходов не возникло у истца.

Употребление алкоголя в рамках поминальной трапезы не предусмотрено Стандартом либо иными нормативными правовыми актами, в связи с чем не относится к традициям и обычаям погребения и необходимым расходам на погребение, соответственно расходы истца на алкоголь в суммах 9014, 55 руб., 6488, 50 руб. возмещению не подлежат.

Поминальные обеды на 9-й и 40-й день не охватываются понятием «похороны», соответствующие расходы не относятся к погребению и, соответственно, не подлежат возмещению на основании ст. 1094 ГК РФ, в связи с чем в удовлетворении требований [Ч.] Р.А. о взыскании расходов на поминальные трапезы в суммах 11560 руб. и 21033 руб. следует отказать.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В силу ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В абз. 2 п. 2, п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» указано, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Как разъяснено в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Как следует из справок УМВД по Тульской области, УВМ УМВД по Костромской области, МКУ г. Костромы «Центр регистрации граждан», Ч.А.И. до момента смерти был зарегистрирован по месту жительства по адресу: <адрес>, <адрес>, был зарегистрирован по месту пребывания по адресу: <адрес> <дата> по <дата>, с <дата> по <дата>, с <дата> по <дата>, с <дата> по <дата>, с <дата> по <дата>, с <дата> до <дата>.

Материалами дела подтверждено, что [Ч.] Р.А. и [М.] Т.М. зарегистрированы и проживают по адресу: <адрес>, являются матерью и бабушкой погибшего Ч.А.И.

На основании пояснений [Ч.] Р.А., показаний свидетелей и данных о регистрации погибшего по месту жительства и месту пребывания, суд приходит к выводу, что погибший постоянно, за исключением кратковременных периодов, проживал с матерью, а с 2004 года и с бабушкой [М] Т.М. в составе одной семьи. Между членами семьи складывались теплые близкие отношения, основанные на взаимной поддержке, в связи с чем не вызывает сомнений факт причинения морального вреда истцам в связи со смертью Ч.А.И.

При определении размера компенсации суд учитывает, что Ч.А.И. являлся для истцов единственным сыном и внуком, возраст истцов, состояние их здоровья и индивидуальные особенности, то обстоятельство, что причинение вреда было виновным, вред является невосполнимым.

Согласно выписке из психологического заключения [Ч.] Р.А., составленной <дата> медицинским психологом ОГБУЗ «Костромской онкологический диспансер» Т., [Ч.] Р.А. обратилась за психологической помощью в связи с гибелью единственного сына и по сегодняшний день проходит психотерапию, направленную на коррекцию психоэмоциональной сферы. ... ...

Из выписки из психологического заключения [М.] Т.М., 78 лет, составленной тем же специалистом <дата>, следует, что с клиенткой проведено 5 очных встреч и 4 консультации, психотерапетическая работа проводилась на дому, поскольку клиентка плохо передвигалась и не могла выходить из дома самостоятельно (сказывался высокий уровень тревоги и соматическое недомогание). Предъявляла жалобы на момент обращения: .... Эмоционально раздавлена и опустошена. На темы, качающиеся трагедии, старается не заговаривать самостоятельно. В разговоре о внуке всегда плачет и жалеет дочь. Для [М.] Т.М. потеря внука очень значима, поскольку много времени уделяла участию в воспитании. Взаимоотношения с внуком всегда были искренние, теплые, добрые. Данная клиентка будет долгое время переживать горе.

Суд не находит оснований не доверять представленным психологом документам, поскольку описанное в них состояние истцов соответствует переживаниям вследствие потери близкого человека, подтверждено показаниями свидетелей.

Доводы ответчика, что психолог работает в одном учреждении с истцом [Ч.] Р.А. и поведение [Ч.] Р.А., выразившееся в оформлении наследства, получении выплат и совершении следок по покупке имущества после смерти сына опровергает утрату интереса к жизни, суд не находит убедительным основанием не согласиться с представленными истцами доказательствами о тяжести перенесенных страданий.

На основании соглашения от <дата>, заключенного между [Ч.] Р.А. и ООО «Руссоль», по исполнение п. 7.4.1 Коллективного договора в счет компенсации морального вреда в связи с гибелью работника Ч.А.И. на производстве ООО «Руссоль» обязалось перечислить [Ч.] Р.А. денежную сумму в размере трех среднегодовых заработков в размере 1008000 руб. (перечислена платежным поручением № от <дата>). Согласно п. п. 2, 3 соглашения, с момента перечисления указанной суммы обязательства по выплате морального вреда в соответствии с Коллективным договором являются выполненными в полном объеме. Иных родственников у Ч.А.И., имеющих право на получение компенсации в соответствии с условиями коллективного договора, кроме отца, отказавшегося от получения выплат в пользу матери, не имеется.

Согласно п. 7.4.1 Коллективного договора ООО «Руссоль», утвержденного протоколом собрания Профкома межрегионального профсоюза работников соляной промышленности № от <дата>, в случае гибели работника на производстве выплачивается возмещение морального вреда не менее 3 среднегодовых заработков работника.

Поскольку соглашение содержит ссылку на положение Коллективного договора о порядке расчета компенсации морального вреда и не указывает на окончательный размер компенсации по согласованию с [Ч.] Р.А., суд не усматривает оснований считать определенный соглашением размер компенсации окончательным и достаточным и полагает необходимым установить размер компенсации с учетом приведенных положений ГК РФ и обстоятельств дела в размере 1500000 руб. Соответственно, за вычетом выплаченной по соглашению суммы подлежит взысканию 492000 руб.

При определении размера компенсации [Ч] Р.А. суд не учитывает представленное соглашение от <дата> между [Ч.] Р.А. и Ч. об отказе последнего от выплат в связи с гибелью сына в пользу [Ч] Р.А., поскольку право на возмещение морального вреда связано с личностью и не может быть передано другому лицу в рамках гражданских правоотношений.

В пользу [М] Т.М. суд полагает необходимым взыскать компенсацию морального вреда в сумме 800000 руб.

Указание в соглашении между ООО «Руссоль» и [Ч.] Р.А. об отсутствии иных лиц, претендующих на компенсацию не может умалять права [М.] Т.М. при том, что материалами дела подтверждено причинение ей морального вреда.

Заявленные к взысканию суммы 5000000 руб. и 3000000 руб. являются завышенными, не соответствуют требованиям разумности.

Согласно ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В соответствии с ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Согласно п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными указанным лицом издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием. Недоказанность данных обстоятельств является основанием для отказа в возмещении судебных издержек.

Как следует из разъяснений, приведенных в п. п. 11, 13 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ, разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ).

Заявленные к возмещению расходы [Ч.] Р.А. на услуги представителя подтверждены копиями квитанции ООО «ПрофПартнер» от <дата> об уплате [Ч.] Р.А. за юридические и консультационные услуги по договору 50000 руб., Трудового договора от <дата> между ООО «ПрофПартнер» и [М.] А.Н., которая представляет интересы [Ч.] Р.А. по настоящему делу по нотариально удостоверенной доверенности от <дата>.

Вопреки доводам ответчика непредставление договора об оказании юридических услуг суд не находит основанием к отказу во взыскании расходов на услуги представителя, поскольку фактически представитель [М.] А.Н. участвовала в рассмотрении дела, представляя интересы [Ч.] Р.А., что подтверждает договорные отношения истца с ООО «ПрофПартнер» и несение заявленных расходов по настоящему делу.

При данных обстоятельствах, учитывая отсутствие возражений ответчика относительно стоимости услуг, суд находит расходы истца [Ч.] Р.А. на услуги представителя подтвержденными и подлежащими возмещению пропорционально удовлетворенным требованиям.

Согласно п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 № 1, положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек не подлежат применению при разрешении: иска неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда иска имущественного характера, не подлежащего оценке (например, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения).

При определении размера судебных расходов, подлежащих взысканию в пользу истца, суд не учитывает имущественные требования, не подлежащие оценке – об установлении факта иждивения и возмещении вреда, причиненного потерей кормильца (исходя из правовой природы требований по ст. 1088 ГК, требования предусматривают ежемесячные платежи и не подлежат оценке вне зависимости от ограничения их конкретным периодом времени), и неимущественного характера – о компенсации морального вреда.

Заявленные расходы подлежат взысканию пропорционально удовлетворению имущественных исковых требований – о взыскании расходов на похороны. Данные требования удовлетворены на 40, 51 % (47807 руб. из 117998 руб.), соответственно подлежат взысканию расходы в сумме 50000руб.х40, 51%=20255 руб.

Истцы при подаче иска были освобождены от уплаты госпошлины, в соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию в бюджет городского округа г. Кострома государственная пошлина пропорционально удовлетворенным требованиям по иску – 2х300 руб. за неимущественные требования [Ч.] Р.А. и [М.] Т.М., 1634, 21 руб. за удовлетворенные имущественные требования, итого 2243, 21 руб.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования [Ч.] Р.А., [М.] Т.М. к ООО «Руссоль» удовлетворить частично.

Взыскать с ООО «Руссоль» в пользу [Ч] Р.А. расходы на погребение 47807 рублей, компенсацию морального вреда 492000 рублей, расходы на услуги представителя 20255 рублей, а всего 560062 (пятьсот шестьдесят тысяч шестьдесят два) рубля.

В остальной части исковые требования [Ч.] Р.А. к ООО «Руссоль» оставить без удовлетворения.

Взыскать с ООО «Руссоль» в пользу [М] Т.М. компенсацию морального вреда 800000 (восемьсот тысяч) рублей.

В остальной части исковые требования [М.] Т.М. к ООО «Руссоль» оставить без удовлетворения.

Взыскать с ООО «Руссоль» в доход бюджета городского округа г. Кострома государственную пошлину 2243 рубля 21 копейка.

Решение может быть обжаловано в Костромской областной суд через Свердловский районный суд г. Костромы путем принесения апелляционной жалобы в течение одного месяца со дня его принятия судом в окончательной форме.

Судья О.Д. [Т.]

Добавить комментарий ↓

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Хотите получать комментарии к отзыву на email?

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.