ООО "Третья Транспортная Компания": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-19/2020 (2-1009/2019;) ~ М-892/2019

Дата решения: 10.03.2020

Дата вступления в силу: 22.06.2020

Истец (заявитель): Кишулько Артем Анатольевич

Ответчик: ООО "Третья Транспортная Компания"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

Дело

Р Е Ш Е Н И Е

именем Российской Федерации

с. Богучаны Красноярского края            «10» марта 2020 года

Богучанский районный суд Красноярского края в составе:

председательствующего судьи Филиппова А.О.

прокурора Селезневой Е.А.

истца Кишулько А.А..,

представителя ответчика Петрович Н.В.

при секретаре Селивановой Д.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кишулько ФИО10 к Обществу с ограниченной ответственностью «Третья Транспортная Компания» о взыскании компенсации морального и материального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве, утраченного заработка,

У С Т А Н О В И Л:

Кишулько А.А. обратился в суд с иском к ООО «Третья Транспортная Компания» о взыскании компенсации морального и материального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве.

В исковом заявлении, уточнении, судебном заседании свои требования истец мотивировал тем, что с 20 августа 2018 года работал в ООО «Третья Транспортная Компания» в должности стропальщика на погрузке вагонов, выполняя работу в п. Таежном Ттк( тупик) 39, с бригадой грузил рейку в пакетах на вагон. Отработал 10 месяцев. 08 мая 2019 года на рабочем месте, при выполнении трудовых обязанностей Кишулько А.А. была причинена травма глаза тяжелой степени. Несчастный случай произошел по вине работодателя, поскольку не были выданы ему защитные очки и рабочая форма. Тогда он принимал в вагоне загруженный пакетом лесоматериал. Лопнула упаковочная лента и ударила ему в глаз. Работодатель не выполнил надлежащие условия при несчастном случае на производстве, не госпитализировал Кишулько А.А. в больницу. 13.05.2019 года он обратился за помощью в КГБУЗ «Богучанская РБ» к врачу офтальмологу, который выставил диагноз проникающее ранение сетчатки глаза повреждения глазного хрусталика. Началось воспаление глаза, которое перешло на второй глаз. Было выдано направление в КГБУЗ ККОКБ им.профессора П.Г. Макарова г. Красноярска, госпитализация срочная. 14 мая был госпитализирован в стационар. Выписан с диагнозом катаракта, назначена операция на 21 ноября 2019 год. С 15.07.-24.07.2019 года находился в отпуске без содержания по своему заявлению в связи с семейными обстоятельствами. С24.07.-05.08.2019 года был переведен на легкий труд. С 05.08. – 15.08.2019 года находился в очередном отпуске. В остальные дни находился на больничном. 11 июня 2019 он договорился директором компаниии, что ему выплатят компенсацию морального вреда 500 000 рублей. В разное время по небольшим суммам было выплачено 160 000 рублей, в последствие отказались выплачивать остальную часть суммы, пояснив при этом, что ему сумма морального вреда выплачена в хорошем размере. Он не согласен с этим, поскольку у него на иждивении двое детей, ожидаемая операция, восстановительный процесс, понадобятся денежные средства. Он находится на больничном листе до полного выздоровления, работать ему по его профессии запрещено. На средства по больничному листу в сумме 10 000 рублей он содержать семью не может. В связи с полученной производственной травмой получил душевную и психологическую травму. Глазом он не видит, имеет направление на операцию в глазной центр г. Красноярска на глаз. Предварительный диагноз врачей: после операции будет видеть на 60 % хуже. Просил взыскать компенсацию морального и материального вреда с ответчика в размере 1 500 000 рублей.

Представитель ответчика – Петрович Н.В., действующий на основании доверенности (доверенность в деле) с требованиями истца не согласился, пояснил, что Кишулько получил травму так же и по своей вине. После получения травмы, Кишулько убыл домой на выходные, только после выходных обратился в больницу. Не согласен, что был причинен тяжкий вред здоровью Кишулько, поскольку это может установить только экспертиза. В счет возмещения вреда была выплачена компенсации морального вреда Кишулько в размере 160 000 рублей. Хотя документы о выплате компенсации не составлялись, истец подтвердил данный факт. Больничный полностью выплачен.

Третье лицо на стороне ответчика представитель Фонда социального страхования РФ Зель Н.В. в судебном заседании 04.03.2020 года пояснила, что Кишулько установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 10 % на период с 10.01.2020 по 01.02.2021 г.. 30.01.2020 года истцу назначена единовременная страховая выплата 18092,21 руб.. А также ежемесячные страховые выплаты в размере 2150 на период 10.01.2020 по 11.01.2021.

Третье лицо на стороне ответчика Комаров С.Л. уведомлен, не явился, не просил о рассмотрении в его отсутствие или об отложении.

Выслушав стороны, исследовав письменные доказательства, выслушав заключение прокурора полагавшего требования истца обоснованными в части компенсации морального вреда, суд находит исковые требования подлежащими удовлетворению частично по следующим основаниям:

В силу ст. 227 ТК РФ к несчастным случаям на производстве, подлежащим расследованию и учету относятся события, в результате которых пострадавшими были получены телесные повреждения (травмы), если указанные события произошли: в течение рабочего времени на территории работодателя и повлекли за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности, либо смерть пострадавших.

Аналогичные положения предусмотрены ст.3 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 24.06.1998г. № 125-ФЗ.

Порядок и основания возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору установлены Федеральным Законом от 24.07.1998г. № 125 «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». В силу ст. 8 указанного Закона оплата дополнительных расходов, в том числе на лечение застрахованного непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве, производятся страховщиком, если учреждением МСЭ установлено, что застрахованный нуждается в соответствии с программой реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве в указанных видах помощи. Возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве, осуществляется причинителем вреда.

Согласно ст. 230 ТК РФ, по каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой необходимость перевода пострадавшего в соответствии с медицинским заключением на другую работу, потерю им трудоспособности на срок не менее одного дня либо смерть пострадавшего, оформляется акт о несчастном случае на производстве по установленной форме в двух экземплярах, обладающих равной юридической силой.

В акте о несчастном случае на производстве должны быть подробно изложены обстоятельства и причины несчастного случая, а также указаны лица, допустившие нарушения требований охраны труда. В случае установления факта грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению вреда или увеличению вреда, причиненного его здоровью, в акте указывается степень вины застрахованного в процентах, установленная по результатам расследования несчастного случая на производстве, могут быть обжалованы в суд.

Согласно ч.2 ст.1083 ГК РФ, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

В соответствии со ст.ст.151, 1101 ГК РФ при определении размеров денежной компенсации морального вреда, причиненного гражданину (в том числе нравственных страданий) суд принимает во внимание степень вины нарушителя, характер физических и нравственных страданий, индивидуальные особенности лица, которому причинен вред, а также требования разумности и справедливости.

Согласно ст. 21 ТК РФ работник имеет право возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

Согласно ст. 212 ТК РФ обязанностью работодателя являются обеспечение безопасных условий и охраны труда. Работодатель обязан обеспечить: безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов; приобретение и выдачу за счет собственных средств специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты, смывающих и обезвреживающих средств, прошедших обязательную сертификацию или декларирование соответствия в установленном законодательством Российской Федерации о техническом регулировании порядке, в соответствии с установленными нормами работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, а также на работах, выполняемых в особых температурных условиях или связанных с загрязнением; организацию контроля за состоянием условий труда на рабочих местах, а также за правильностью применения работниками средств индивидуальной и коллективной защиты.

В соответствии со ст. 184 ТК РФ при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника. Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными закон.

Согласно ч. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

В соответствии с ч. 1,3 ст. 1086 ГК РФ размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности - степени утраты общей трудоспособности.

Среднемесячный заработок (доход) потерпевшего подсчитывается путем деления общей суммы его заработка (дохода) за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать. В случае, когда потерпевший ко времени причинения вреда работал менее двенадцати месяцев, среднемесячный заработок (доход) подсчитывается путем деления общей суммы заработка (дохода) за фактически проработанное число месяцев, предшествовавших повреждению здоровья, на число этих месяцев.

Как установлено судом и следует из материалов дела Кишулько А.А. с 20 августа 2018 года по 30 января 2020 года состоял в трудовых отношениях с ООО «Третья Транспортная Компания» в должности стропальщика на погрузке вагонов, с ежемесячной заработной платой 21500 рублей.

08 мая 2019 года на рабочем месте, при выполнении трудовых обязанностей Кишулько А.А. было причинена травма глаза тяжелой степени. Несчастный случай на производстве подтверждается Актом Н-1 № 1, утвержденным 08.05.2018 года.

По данной производственной травме решением комиссии МСЭ установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 10 процентов, на период с 10.01.2020 -01.02.2021 г..

Согласно медицинского заключения о характере получения повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести от 07.06.2019 года, степень тяжести повреждения здоровью Кишулько А.А. отнесена к категории тяжелых.

Согласно акта о расследовании несчастного случая на производстве от 08.05.2019 года - грубой неосторожности в процентном соотношении в действиях потерпевшего Кишулько А.А., не установлено.

Согласно акта формы Н-1, утвержденного 01.07.2019 года основная причина несчастного случая произошедшего с Кишулько А.А.- нарушение технологического процесса, выразившееся в проведении погрузочно-разгрузочных работ железнодорожного полувагона пиломатериалов, без предварительного снятия упаковочной полиэстеровой ленты, чем нарушен п. 3.2 технологической карты на производство погрузочно-разгрузочных работ, размещение и крепление непакетированных пиломатериалов в универсальных четырехосных вагонах, утвержденной директором ООО «Третья Транспортная Компавния» 01.12.2018 года. Неприменение работником ООО «Третья Транспортная Компания» средств индивидуальной защиты глаз, лица. Чем нарушен п. 1.14 Инструкции по охране труда для стропальщика на погрузку вагонов ИОТ-004-2019.

Лица, допустившие нарушение требований охраны труда : Комаров С.Л., мастер погрузки железнодорожных вагонов ООО «Третья Транспортная Компания», не обеспечил соблюдение установленной технологии погрузочно-разгрузочных работ во время загрузки полувагона пиломатериалом, выразившееся в не снятии полиэстеровой ленты, используемой для обвязки штабелей пиломатериалов, перед строповкой перемещаемого груза, чем нарушил п. 2.6 должностной инструкции мастера на погрузку железнодорожных вагонов, утвержденной директором ООО Третья Транспортная Компания» 01.10.2014г., не обеспечил контроль за соблюдением работником правил охраны труда, выразившееся в неприменении работником средств индивидуальной защиты ( очков защитных), чем нарушил п. 2.12 Должностной инструкции мастера на погрузку вагонов ООО «Третья Транспортная Компания» 01.10.2014г ; Кишулько А.А. – стропальщик на погрузку вагонов ООО «Третья Транспортная Компания»- нарушил технологию проведения погрузочно-разгрузочных работ, при загрузке полувагона пиломатериалом, не снял полиэстеровую ленту, используемую для обвязки штабелей пиломатериалов, перед строповкой перемещаемого груза. Чем нарушил п. 2.1 Должностной инструкции стропальщика на погрузку вагонов, утвержденной директором 01.08.2018 года, п. 3.2 Технологической карты на производство погрузочно-разгрузочных работ, размещение и крепление непакетированных пиломатериалов в универсальных четырехосных вагонах, утвержденной директором ООО «Третья Транспортная Компания» 01.12.2018 г.; -не применил средства индивидуальной защити при проведении работ, чем нарушил п. 1.14 Инструкции по охране труда для стропальщика на погрузку вагонов ИОТ-004-2019.

Согласно п.п. 3 технологической карты на производстве погрузочно-разгрузочных работ, размещение и крепление непакетированных пиломатериалов в универсальных четырехосных вагонах, перед строповкой перемещаемого груза стропальщики снимают полипропиленовую ленту, используемую для обвязки штабелей пиломатериала.

Таким образом, в судебном заседании достоверно установлено, что Кишулько А.А. состоял в трудовых отношениях с ООО «Третья транспортная Компания». Травма наступила в результате нарушений требований к органе труда, при таких обстоятельствах заявленные исковые требования в части права на компенсацию морального вреда признаются обоснованными.

При определении размера компенсации морального вреда, суд принимает во внимание доводы истца, указывающие на степень его нравственных и физических страданий, длительность нахождения на лечении, фактические обстоятельства причинения вреда и индивидуальные особенности истца, отсутствие грубой неосторожности самого истца, действия ответчика направленные на компенсацию морального вреда в размере 160000 руб., требования разумности и справедливости. Факт причинения истцу физических и нравственных страданий безусловно влечет нарушение его прав, гарантированных законом, и сам по себе является достаточным для того, чтобы причинить страдания и переживания, что в соответствии с упомянутыми выше правовыми нормами, является основанием для удовлетворения исковых требований о взыскании компенсации морального вреда в размере 200 000 руб..

Подпунктом 5 п. 2 ст. 8 Федерального закона от 16.07.1999 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" определено, что пособие по временной нетрудоспособности является видом страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию.

Согласно статье 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Из приведенных правовых норм и разъяснений по их применению, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" следует, что возмещение вреда, причиненного здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, осуществляется страхователем (работодателем) по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица (работника), в том числе путем назначения и выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов среднего заработка застрахованного. При этом пособие по временной нетрудоспособности входит в объем возмещения вреда, причиненного здоровью, и является компенсацией утраченного заработка застрахованного лица, возмещение которого производится страхователем (работодателем) в счет страховых взносов, уплачиваемых работодателем в Фонд социального страхования Российской Федерации. Лицо, причинившее вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред.

Суд, при определении утраченного заработка исходит из требований ст.1086 ГК РФ, берет за основу 8 месяцев, предшествующих наступлению периода нетрудоспособности, т.е. за сентябрь2018-апрель2019 года.

При рассмотрении требований истца было установлено, что в период предшествующий причинению вреда здоровью истец работая у ответчика получил за указанный период заработную плату в размере 172000 руб., его среднемесячный заработок составил 172000/ 08 = 21500 руб.

Таким образом, разница между фактически начисленным страховым возмещением в связи с нетрудоспособностью и предполагаемым средним заработком истца при ненаступлении нетрудоспособности, является утраченным заработком, подлежащим возмещению ответчика

С 15.07.-24.07.2019 года находился в отпуске без содержания по своему заявлению в связи с семейными обстоятельствами. С 24.07.-05.08.2019 года был переведен на легкий труд. С 06.08. – 15.09.2019 года находился в очередном отпуске.

Таким образом, средний заработок за период временной не трудоспособности истца за май 13.05.2019 года по 31.05.2019 года составит 21500 / 18 дня рабочих в месяце * 15 = 17916,66 руб.

Июнь2019 года – 21500

За период 01.07.2019 года по 12.07.2019 года составит 21500 / 23 дня рабочих в месяце * 10 = 9347,82 руб.

За период 16.09.2019 года по 30.09.2019 года составит 21500 / 21 дня рабочих в месяце * 11 = 11261,90 руб.

За октябрь 2019 года – 21500.

За ноября 2019 года - 21500.

За декабрь 2019 года – 21500.

Всего за период временной нетрудоспособности сумма утраченного заработка составит 124526,38 руб.

За аналогичный период временной нетрудоспособности истцу было начислено ответчиком 1112,54+5562,70+15575,56+11681,67+13906,75+15575,56+10012,86+5006,43+14463,02+9456,59 = 92897,09 руб.

Таким образом, к взысканию подлежит компенсация утраченного заработка в размере 124526,38 - 92897,09 = 31629,29 рублей.

В соответствии ст.98, 103 ГПК РФ с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина, так как истец, освобожден от уплаты в силу пп1п.1 ст.333-36 НК РФ. Согласно ст.333-19 НК РФ сумма государственной пошлины по материальным требованиям составит с учетом округления 1148,87 руб. до полного рубля 1149 руб. в соответствии с требованиями п.6 ст.52 НК РФ, компенсации морального вреда 300 рублей, всего 1449 рубль.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования Кишулько ФИО10 удовлетворить частично.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственности «Третья Транспортная Компания» в пользу Кишулько ФИО10 200 000 рублей в порядке компенсации морального вреда, причинённого несчастным случаем на производстве, в возмещение утраченного заработка за период с 13 мая 209 года по 31 декабря 2019 года включительно 31629 рублей 29 копеек, ВСЕГО 231629 рублей 29 копеек.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственности «Третья Транспортная Компания» в пользу местного бюджета государственную пошлину в размере 1449 рублей.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Красноярский краевой суд через Богучанский районный суд, в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий                     А.О. Филиппов

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.