ООО "Янус": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-3619/2020 ~ М-3648/2020

Дата решения: 22.12.2020

Истец (заявитель): Зобнин Денис Александрович, Зобнина Наталья Романовна

Ответчик: ООО "Янус"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

Дело № 2-3619/20

74RS0028-01-2020-006338-28

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

22.12.2020 года

Копейский городской суд Челябинской области в составе:

Председательствующего : Ботовой М.В.,

При секретаре: Сухочевой А.А.,

С участием представителя прокуратуры Звонарева А.И.,

Рассмотрев гражданское дело по иску Зобнина Д.А., Зобниной Н.Р. к ООО «Янус» о признании незаконным в части акта о несчастном случае на производстве, взыскании компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Зобнин Д.А., Зобнина Н.Р. обратились с иском к ООО «Янус» о признании незаконным в части акта о несчастном случае на производстве, взыскании компенсации морального вреда, где в обоснование указано, что 07.05.2019 года в структурном подразделении ООО «Янус» с истцом Зобниным Д.А. старшим кладовщиком произошел несчастный случай. На предприятии была создана комиссия по расследованию несчастных случаев на производстве. По результатам комиссии был составлен Акт №2 о несчастном случае на производстве (форма Н-1), подписанный членами комиссии и утвержденный директором. Акт №2 о несчастном случае на производстве от 10.06.2019 года указывает, что несчастный случай с Зобниным Д.А. произошел 07.05.2019 в 15 часов в рабочее время на рабочем месте в ходе осуществления трудовой функции, а именно в процессе размещения поступившего на склад товара возникла необходимость проверки свободного места в ячейке хранения G3-08 находящейся на высоте 4200 мм. Для чего водителем электропогрузчика Р.В.А. осуществлялся подъем Зобнина Д.А. в корзине на вилах рич-трака. В процессе подъема, на уровне ячейки G2-04 ( высота 2100 мм) произошло опрокидывание корзины и падение Зобнина Д.А., вследствие его непроизвольного шага назад совершенного для осмотра ячейки хранения G3-08.После падения Зобнин Д.А. доставлен в больницу, где получал лечение. В выписном эпикризе из медицинской карты стационарного больного в качестве заключительного клинического диагноза указано на ДИАГНОЗ. Зобнин Д.А. находился на стационарном лечении с 07.05.2019 по 24.05.2019, ему проведено хирургическое лечение, в последующем после выписки находился на амбулаторном лечении, проходил реабилитацию, по результатам МСЭ признан получившим трудовое увечье равное 10% утраты трудовой функции в результате нарушения здоровья с 1 степенью выраженности стойких нарушений статодинамических функций, и нуждающимся в реабилитации до 01.05.2021 года.В качестве основной причины произошедшего в акте о несчастном случае названо несовершенство технологического процесса, в качестве сопутствующих указаны неудовлетворительная организация производства работ, недостаточный контроль за соблюдением требований охраны труда, нарушение работником Трудового распорядка и дисциплины труда, нарушение п.3.8 инструкции №5 по охране труда для кладовщика, старшего кладовщика. Акт №2 содержит указание, что Зобнин Д.А. допустил нарушение законодательных и локальных актов, выразившихся в нарушении работником Трудового распорядка и дисциплины труда, а именно пункта 3 должностной инструкции по охране труда кладовщика, старшего кладовщика. Факт грубой неосторожности не установлен. С выводом Акта о несчастном случае в части наличия вины Зобнин Д.А. не согласен. Зобнин Д.А. с локальными актами ознакомлен, между тем, работодателем не выполнены обязанности по обеспечению безопасных условий труда, а именно не обеспечена непосредственная безопасность выполнения работ ( т.е. работодатель не предусмотрел средств контроля за наполненностью ячеек хранения, за исключением, не отвечающего требованиям безопасности способа подъема работника на грузовом подъемнике и самодельном деревянном коробе).Полагают, что работодатель и не мог обучить работника безопасным методам и приемам выполнения работ. У Зобнина Д.А. не было возможности для осуществления операции по проверки наполненности ячейки хранения другим, более безопасным способом. Считают, что нарушение Зобниным Д.А. Трудового распорядка и дисциплины труда, в том числе пункта 3.8 Инструкции №5 по охране труда для кладовщика, старшего кладовщика произошло исключительно по вине работодателя, и не является причиной несчастного случая. Истиной причиной произошедшего несчастного случая и получения Зобниным Д.А. тяжелой травмы является не обеспечение работодателем соблюдения норм об охране труда. Вследствие травмы Зобнин Д.А. испытывал сильнейшие боли на протяжении длительного времени, которые до сих не прекратились, перенес тяжелую операцию, испытал сильный стресс, невозможность возврата к полноценной жизни, наличие сложностей в быту и общении с близкими. Также его супруге Зобниной Н.Р. причине моральный вред в связи с возложением обязанности по содержанию детей и нетрудоспособного супруга, бытовые обязанности по уходу за лежачим больным, переживанием за супруга, его беспомощностью, чувством неопределенности в дальнейшем, нахождением в стрессе. Просят признать незаконным акт №2 о несчастном случае на производстве от 10.06.2019 в части указания в разделе 9 «причины несчастного случая» в качестве сопутствующих причин несчастного случая следующего: «3.нарушения работником Трудового распорядка и дисциплины труда (код13)». «4.Прочие причины, квалифицированные по материалам расследования несчастных случаев (код 15), а именно нарушение п.3.8 инструкции №5 по охране труда для кладовщика, старшего кладовщика».А также указания в разделе 10 «Лица, допустившие нарушение требований охраны труда «4. Старший кладовщик Зобнин Д.А. допустил нарушение законодательных актов и локальных нормативных актов, выразившиеся в нарушении работником Трудового распорядка и дисциплины труда, а именно нарушил п.3 должностной инструкции», «5.Старший кладовщик Зобнин Д.А. допустил нарушение законодательных актов и локальных нормативных актов, выразившееся в нарушении п.3.8 инструкции №5 по охране труда для кладовщика, старшего кладовщика». Взыскать с ответчика в качестве компенсации морального вреда Зобнину Д.А. 1 000 000 рублей, Зобниной Н.Р. 500 000 рублей.

В судебном заседании истец Зобнин Д.А. требования, изложенные в иске, поддержал, просил их удовлетворить в полном объеме, дополнив пояснения тем, что долгое время находился в нетрудоспособном состоянии, лишен заработка, перенес моральные страдания, не считает до настоящего времени себя полноценным человеком.

В судебном заседании истец Зобнина Н.Р. требования иска поддержала, просила их удовлетворить, дополнив свои пояснения тем, что сама находилась после операции, когда узнала о травме супруга, ухаживала на ним в больнице, забыв о рекомендациях врача по своему здоровью, не могли в тоже время поддержать своих детей и помочь им, не могла спать, плакала, находилась постоянно в состоянии тревоги.

В судебном заседании представитель истцов Фальков Д.Н. требования, изложенные в иске, поддержал, просил их удовлетворить в полном объеме, ссылаясь на то, что акт о несчастном случае на производстве содержит в качестве основной причины несовершенство технологического процесса, полагает, что эта причина единственная, технологический процесс не регламентирован на предприятии, обучение сотрудников не осуществляется. Полагает, что представленные доказательства должны быть оценены судом с учетом того, что истец понимал, что осуществление работ на вилах и на поддоне с помощью электропогрузчика запрещено, однако, в коробе, как специально предназначенном средстве выполнение работ разрешено.Просит учесть, что истец до настоящего времени продолжает лечение.

В судебном заседании представитель истцов Фомин О.Г. требования истцов поддержал, просил их удовлетворить в полном объеме, ссылаясь на то, что стороной ответчика не представлено доказательств обучения Зобнина Д.А. по инструкциям №5 и №30, программы обучения не представлены, обучение Зобнина Д.А. в иной организации «Траверс» не доказано.Полагает, что моральный вред супруге также причинен переживаниями за своего супруга.

В судебном заседании представитель ответчика Мазуркевич Н.А. пояснил, что с требованиями в части незаконности акта не согласен, полагает, что компенсация морального вреда истцу Зобнину Д.А. может быть возмещена в размере не более 80000 рублей. Полагает, что вина в произошедшем несчастном случае со стороны Зобнина Д.А. также имелась, поскольку он ознакомлен с инструкцией по охране труда, имел стаж более трех лет, инструктаж проходил неоднократно, при опросе в качестве пострадавшего также указал о том, что известно о запрете выполнения работ путем поднятия на вилах на высоту.

Выслушав истцов, представителей сторон, допросив свидетелей, изучив материалы дела, с учетом мнения представителя прокуратуры, полагавшего требования, подлежащие частичному удовлетворению в части компенсации морального вреда истцу Зобнину в размере 120000 рублей, истцу Зобниной Н.Р. в размере 5000 рублей, суд пришел к следующему выводу.

Согласно ст. 22 Трудового Кодекса Российской Федерации работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, который установленным Трудового Кодекса Российской Федерации, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно ст. 212 Трудового Кодекса Российской Федерации обеспечение безопасных условий труда и охрана труда возложена на работодателя. Работодатель обязан обеспечить, в том числе, безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов; недопущение к работе лиц, не прошедших в установленном порядке обучение и инструктаж по охране труда, стажировку и проверку знаний требований охраны труда; организацию контроля за состоянием условий труда на рабочих местах, а также за правильностью применения работниками средств индивидуальной и коллективной защиты; принятие мер по предотвращению аварийных ситуаций, сохранению жизни и здоровья работников при возникновении таких ситуаций, в том числе по оказанию пострадавшим первой помощи.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 227 Трудового Кодекса Российской Федерации расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками, при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах. Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего Трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни.

В соответствии со ст. 228 Трудового Кодекса Российской Федерации при несчастных случаях, указанных в статье 227 настоящего Кодекса, работодатель (его представитель) обязан: немедленно организовать первую помощь пострадавшему и при необходимости доставку его в медицинскую организацию; принять неотложные меры по предотвращению развития аварийной или иной чрезвычайной ситуации и воздействия травмирующих факторов на других лиц; сохранить до начала расследования несчастного случая обстановку, какой она была на момент происшествия, если это не угрожает жизни и здоровью других лиц и не ведет к катастрофе, аварии или возникновению иных чрезвычайных обстоятельств, а в случае невозможности ее сохранения - зафиксировать сложившуюся обстановку (составить схемы, провести фотографирование или видеосъемку, другие мероприятия немедленно проинформировать о несчастном случае органы и организации, указанные в настоящем Кодексе, других федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, а о тяжелом несчастном случае или несчастном случае со смертельным исходом - также родственников пострадавшего; принять иные необходимые меры по организации и обеспечению надлежащего и своевременного расследования несчастного случая и оформлению материалов расследования в соответствии с настоящей главой.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" несчастным случаем на производстве считается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях.

Несчастные случаи с работниками подлежат расследованию. Особенности расследования несчастных случаев на производстве и формы документов, необходимых для расследования, утверждены Постановлением Минтруда России от 24 октября 2002 года N 73 "Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях".

Судом установлено, что стороны состояли в трудовых отношениях, что подтверждается приказом НОМЕР от 30.05.2017 года о принятии на работу Зобнина Д.А. кладовщиком, приказом о переводе на другую работу НОМЕР от 03.04.2018 года, личной карточкой сотрудника, трудовым договором от 30.05.2017 года, дополнительным соглашением от 03.04.2018 года, копией трудовой книжки на имя Зобнина Д.А..

Установлено и не оспаривается сторонами, что ДАТА в 15 часов в рабочее время на рабочем месте в ходе осуществления трудовой функции, а именно в процессе размещения поступившего на склад товара возникла необходимость проверки свободного места. Зобнин Д.А. обратился к водителю электропогрузчика Р.В.А. с просьбой поднять его до ячейки G3-08 находящейся на высоте 4200 мм.. Р.В.А. поставил на вилы рич-трака корзину и подъехал к указанному месту. Зобнин Д.А. залез в корзину. Р.В.А. начал подъем вил к указанной ячейке. Во время подъема, на уровне ячейки G2-04 ( высота 2100 мм) Зобнин Д.А. поднял голову вверх, чтобы посмотреть ячейку и совершил непроизвольный шаг назад. В результате произошло опрокидывание корзины и падение Зобнина Д.А., что подтверждается приказом о создании комиссии по расследованию несчастного случая на производстве от 07.05.2019 года, актом о несчастном случае на производстве НОМЕР от 10.06.2019 года, актом о расследовании тяжелого несчастного случая ( форма 4), протоколом опроса должностного лица М.В.Р., протоколом опроса пострадавшего Зобнина Д.А. от 08.05.2019 года, протоколом осмотра места несчастного случая, произошедшего 07.05.2019 года с зобниным Д.А., схемой места происшествия, протоколом опроса пострадавшего Зобнина Д.А. от 22.05.2019 года.

Факт наступления события 07.05.2019 года Зобнина Д.А. подтверждается также табелем учета рабочего времени за май 2019 года.

В качестве основной причины произошедшего в акте о несчастном случае в разделе 9 указано несовершенство технологического процесса ( код 02), в качестве сопутствующих указаны неудовлетворительная организация производства работ (код 08), недостаточный контроль за соблюдением требований охраны труда ( код 015), нарушение работником Трудового распорядка и дисциплины труда код (013), прочие причины, а именно нарушение п.3.8 инструкции №5 по охране труда для кладовщика, старшего кладовщика ( код 015).

Из раздела 10 акта следует, что в качестве лиц, допустивших нарушение требований охраны труда, указан старший кладовщик Зобнин Д.А. допустил нарушение законодательных и локальных актов, выразившееся в нарушении работником Трудового распорядка и дисциплины труда, а именно пункта 3 должностной инструкции, п.3.8 инструкции №5 по охране труда кладовщика, старшего кладовщика. Факт грубой неосторожности не установлен.

Истцы не согласны с выводами о виновности Зобнина Д.А., изложенными в разделе 9, 10 акта о несчастном случае на производстве, указывая на то, что у Зобнина Д.А. отсутствовали иные возможности исполнить свои трудовые обязанности.

Разрешая требования истцов о признании незаконным акта №2 о несчастном случае на производстве в указанной части, суд пришел к следующему.

Согласно пункта 1.9 Правил внутреннего Трудового распорядка предприятия от 21.03.2018 года, при оформлении трудовых отношений на вводном инструктаже и первичном инструктаже на рабочем месте работник знакомится под роспись с требованиями об охране труда, пожарной безопасности, гигиены труда, производственной санитарии и всеми распоряжениями, регламентирующими деятельность подразделения.

Согласно п.6.1.3 тех же Правил работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда. Обеспечивать работников оборудованием, инструментами, технической документацией и иными средствами, необходимыми для исполнения ими трудовых обязанностей (п.6.1.4) ( том 1 л.д.92-98).

С данными Правилами Зобнин Д.А. ознакомлен 21.03.2018 года.

В материалах дела имеется выписка из журнала вводного инструктажа, где содержится отметка об его прохождении Зобниным Д.А. 30.05.2017 года.

Из протокола №5 заседания комиссии по проверке знаний требований охраны труда работников ООО «Янус» 21.02.2018 года комиссия провела проверку знаний требований охраны труда работников по программе обучения требованиям охраны труда для кладовщика Зобнина Д.А..

Согласно п.1.7 Трудового договора, заключенного между сторонами 30.05.2017 года работодатель обязуется создать работнику здоровье и безопасные условия труда.( том 1 л.д.99).

Согласно п.4.13 должностной инструкции заведующего складом М.В.Р. от 05.02.2018 года в его обязанности входило контролировать соблюдения работниками подразделениями требований инструкций по охране труда и пожарной безопасности. (том 1 л.д.101-102).

Согласно инструкции по охране труда при работе на рич-траке №13, утвержденной директором ООО «Янус» запрещено поднимать или транспортировать людей на вилах. С данной инструкцией Р.В.А. карщик ознакомлен 09.01.2017 года.

Согласно пункта 3 должностной инструкции старшего кладовщика Зобнина Д.А. указано на нормативные документы регламентирующие работу, а именно настоящую должностную инструкцию, регламент приемки продукции, регламент отгрузки продукции, передачи готовой продукции, правила санитарии и личной гигиены, требования по охране труда и пожарной безопасности. С должностной инструкцией Зобнин Д.А. ознакомлен 03.04.2018 года.

Согласно пункта 3.8 инструкции № 5 по охране труда для кладовщика, старшего кладовщика со сроком действия с 16.01.2015 по 16.01.2020 года кладовщику запрещается подниматься на вилах транспортных средств, забираться на коробки с продукцией, кататься на подножках транспортных средств или самовольно управлять ими без права управления ( том 1 л.д.66-67). С данной инструкцией Зобнин Д.А. ознакомлен 13.02.2018 года ( том 1 л.д.69).

В материалах дела имеется журнал учета выдачи инструкций по охране труда для работников, где имеется отметка в их получении Зобниным Д.А. 13.02.2018 года.

Установлено, что согласно протокола организации «Траверс» НОМЕР от 15.03.2019 года проведена проверка знаний требований охраны труда по программе «Охрана труда руководителей и специалистов организации» в объеме 40 часов, по ее результатам выдано соответствующее удостоверение ( том 1 л.д.72,73).Данное обстоятельство также нашло свое отражение в акте №2 о несчастном случае на производстве от 10.06.2019 года (раздел 6).

Из протокола опроса пострадавшего при несчастном случае от 22.05.2019 года Зобнин Д.А. собственноручно указал, что ему известно, что на вилах подниматься нельзя.

Согласно должностной инструкции водителя электропогрузчика от 01.02.2018 года, следует, что он должен эксплуатировать складскую технику в соответствии с установленными нормами и правилами (пункт 4.6).

Допрошенная в судебном заседании свидетель З.О.В. пояснила, что работает в ООО «Янус» по совместительству специалистом по охране труда, знает о произошедшем несчастном случае с Зобниным Д.А., полагает, что его вина имеется, инструкцию по охране труда она ему выдала, при приеме на работу с ним должны были провести вводный инструктаж, поскольку он относится к руководителям, то организовано обучение по технике безопасности проводится один раз в три года, учреждение, где будет проходить обучение сотрудник, подбирается ею самостоятельно, контроля за прохождением лично данного обучения ими не осуществляется, подтвердить подпись Зобнина Д.А. в протоколе об обучении в организации «Траверс» не может, полагает, поскольку пришли документы, соответственно обучение пройдено.Обучение проводится дистанционно с компьютера или телефона.

Допрошенный в судебном заседании М.В.Р. пояснил, что работает с 2018 года заведующим склада в ООО «Янус», по –поводу несчастного случая, произошедшего с Зобниным Д.А. узнал от Ратушнюка, который ему позвонил, он в свою очередь позвонил Зарецкой, в последующем Зобнина Д.А. отвез в больницу на своей машине. Инструктаж по технике безопасности им проводится один раз в квартал, а также перед ревизией, сам он обладает знаниями, пользуется конспектами, полагает, что Зобнин Д.А. нарушил Правила техники безопасности, поскольку должен был использовать иные способы, в частности программный, визуальный осмотр с пола, с помощью камеры на рич-траке.О программном способе Зобнин Д.А. знал, программа используется на предприятии с 2011 года.

Согласно п. 27 Постановления Минтруда России от 24 октября 2002 года N 73 "Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях" в случае установления факта грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению или увеличению размера вреда, причиненного его здоровью, в акте формы Н-1 указывается степень его вины в процентах, определенная лицами, проводившими расследование страхового случая, с учетом заключения профсоюзного или иного уполномоченного застрахованным представительного органа данной организации.

Наличие в действиях пострадавшего грубой неосторожности является основанием для снижения размера возмещения вреда, выплачиваемого за счет средств Фонда социального страхования соответственно степени вины, но не более чем на 25% (п. 1 ст. 14 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний").

В п. 10 акта о несчастном случае на производстве №2, утвержденного ответчиком 10.06.2019 года, отсутствуют указание на наличие в действиях потерпевшего грубой неосторожности, степень вины каждого из работников, допустивших требования законодательных актов, локальных нормативных актов, не определена.

То обстоятельство, что в п. 9 Акта в качестве причин несчастного случая указано нарушение работником Трудового распорядка и дисциплины труда, а также п.3.8 инструкции №5 по охране труда для кладовщика, старшего кладовщика, свидетельствует о неосторожном поведении Зобнина Д.А., а не наличии в его действиях грубой неосторожности, характеризующейся наличием только виновных действий потерпевшего, приведших к возникновению вреда.

Оценив изложенное в совокупности, суд пришел к выводу, что все обстоятельства произошедшего несчастного случая на производстве являлись предметом комиссионного исследования, в оспариваемом акте комиссией отражены все фактические обстоятельства несчастного случая, установлены причины несчастного случая и лица, виновные в произошедшем несчастном случае, при этом вина самого сотрудника в них не была исключена, отнесена к прочим причинам.

При таких обстоятельствах обжалуемый акт соответствуют требованиям действующего законодательства, основания для признания его незаконным в оспариваемой части, то есть в части касающейся установлению вины одного лишь предприятия и его иных сотрудников в наступлении несчастного случая, отсутствуют.

Доводы представителей истца Зобнина Д.А. о том, что он предполагал, что может выполнять свои трудовые обязанности на вилах рич -трака с помощью сертифицированного приспособления, суд находит не состоятельными, поскольку данного способа исполнения обязанностей в должностной инструкции не предусмотрено, а инструкцией по охране труда, действующей на предприятии, предусмотрен прямой запрет подниматься на вилах транспортных средств, вне в зависимости от наличия специальных устройств.

Доводы представителей истца о том, что Зобнин Д.А. не прошел надлежащего обучения по охране труда, опровергаются выводами, указанными в иске ( том 1 л.д.7), а также письменными доказательствами, представленными ответчиком, показаниями свидетелей, допрошенных в судебном заседании.

Кроме того, в должностных обязанностях самого Зобнина Д.А. пункт 4.2 также предусмотрено проводить все виды инструктажей, кроме вводного, по охране труда и технике безопасности с внесением записи в журнал проведения инструктажа, контролировать соблюдения работниками требований охраны труда и пожарной безопасности.

Также суд полагает необходимым учесть, что должность Зобнина Д.А. относится к руководящему звену, распоряжение о выполнении трудовых обязанностей именно таким небезопасным способом было вызвано его инициативой, что противоречит положениям, закрепленным в локальных актах предприятия.

Разрешая требования истцов о взыскании с ответчика компенсации морального вреда, суд пришел к следующему.

В соответствии со ст. 237 Трудового Кодекса Российской Федерации, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах определяемых соглашением сторон Трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В соответствии с ч. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ч. 3 ст. 8 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

В соответствии со ст.ст. 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Как указано в разъяснениях, содержащихся в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда », размер компенсации зависит от характера и объема, причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 26 января 2010 года «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. При этом суду следует иметь ввиду, что, поскольку потерпевший, в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Так из материалов дела следует, что Зобнин Д.А. в результате несчастного случая на производстве получил травму в виде компрессионно - оскольчатого перелома тела 1 поясничного позвонка. ВМК 1 степени.

Из акта о несчастном случае на производстве следует характер полученных травм согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве относится к категории «тяжелая»(Медицинское заключение ГУЗ «Городская клиническая больница №3» 14.05.2019 №34).

Из материалов дела следует, что Зобнин Д.А. находился на лечении с 07.05.2019 по 24.05.2019 в травматолого- ортопедическом отделении №2 ГБУЗ «Областная клиническая больница №3» проведено хирургическое лечение 15.05.2019 ВИД ЛЕЧЕНИЯ, на амбулаторном лечении в ГБУЗ ГБ №1 города Копейска с 10.06.2019 по 07.02.2020 года.

Из заключения ВК НОМЕР от 23.09.2019 года Зобнин Д.А. по прямым последствиям производственной травмы нуждается в медицинской реабилитации.

Согласно выписного эпикриза из истории болезни НОМЕР, НОМЕР ФБУ Центра реабилитации фонда социального страхования, находился на лечении с 25.09.2019 по 15.10.2019, с 02.10.2020 по 22.10.2020.

Из программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания следует, что Зобнину Д.А. установлено 10% трудовое увечье на период с 02.04.2020 до 01.05.2021, то есть может выполнять труд с учетом профессиональных навыков со снижением объема работ на 1/10 часть от нормы.

Согласно справки о результатах медико-социальной экспертизы от 10.04.2020 года нарушение здоровья с 1 степенью выраженности стойких нарушений статодинамических функций не приводит к ограничению основных категорий жизнедеятельности, не требует мер социальной защиты, не является основанием для установления инвалидности. Рекомендовано ДН, рациональное трудоустройство по ВК при необходимости, при формировании стойких необратимых умеренных или более выраженных функциональных нарушений возможно повторное направление на МСЭ.

Учитывая изложенное, принимая во внимание совокупность исследуемых доказательств, суд пришел к выводу, что требования истца Зобнина Д.А. о взыскании компенсации морального вреда с ответчика правомерны и обоснованы.

При определении размера компенсации, полагающейся Зобнину Д.А., суд исходит из обстоятельств произошедшего несчастного случая с учетом основной вины работодателя и в качестве прочей причины вины в виде неосторожности самого потерпевшего, отсутствие со стороны ответчика действий по заглаживанию вреда, в том числе по факту письменного обращения супруги от 26.06.2019 года, возраст и трудоспособность истца, длительность нахождения его на лечении, размер степени утраты трудоспособности не лишающей истца возможности трудоустроиться, и продолжать работать в иной сфере деятельности, а также полноценно участвовать в общественной жизни, объем и характер нравственных и физических страданий, в связи с чем полагает возможным определить размер компенсации морального вреда в сумме 300 000 рублей. В остальной части требования истца удовлетворению не подлежат, поскольку присужденная судом сумма является разумной и обоснованной.

Разрешая требования истца Зобниной Н.Р. о взыскании в ее пользу с ответчика компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей, суд пришел к следующему.

Установлено, что Зобнина Н.Р. и Зобнин Д.А. являются супругами, от совместного брака имеют дочь З.А.Д., ДАТА года рождения, учащуюся МДОУ НОМЕР КГО, членом семьи также является сын Зобниной Н.Р. - К.Д.С., ДАТА года рождения, обучающийся по очной форме в высшем учебном заведении, супруги и дети, зарегистрированы и проживают по адресу АДРЕС, что подтверждается свидетельствами о рождении, справкой о регистрации, справками об обучении.

В обоснование доказательств, причинения ответчиком морального вреда Зобниной Н.Р., она ссылается на то, что ей пришлось переживать за супруга получившего травму, ухаживать за ним в больнице.

Из ответа на запрос в ОПФР по Челябинской области сведений о работе Зобниной Н.Р., следует, что в мае, июне 2019 года она работала в администрации Копейского городского округа, в июле 2019 года трудоустроена в ООО «Цифрал-Сервис-Челябинск» (том 1 л.д.130-133).

Оценив изложенное, суд пришел к выводу, что истцу Зобниной Н.Р. в удовлетворении требований о взыскании с ответчика в ее пользу компенсации морального вреда надлежит отказать, поскольку в трудовых отношениях с ответчиком она не состояла, доказательств вины ответчика в причиненных ей страданиях, причинно-следственной связи между действиями ООО «Янус» и причиненными ей страданиями суду в порядке ст.56 ГПК РФ не представлено.

Принимая во внимание изложенное, суд пришел к выводу, что с ООО «Янус» в пользу Зобнина Д.А. надлежит взыскать компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей, в остальной части иска отказать.

Зобниной Н.Р. в удовлетворении требований к ООО «Янус» о взыскании компенсации морального вреда в размере 500000 рублей, отказать.

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд-

РЕШИЛ:

Взыскать с ООО «Янус» в пользу Зобнина Д.А. компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей, в остальной части требований отказать.

Зобниной Н.Р. в удовлетворении требований к ООО «Янус» о взыскании компенсации морального вреда в размере 500000 рублей, отказать.

Решение суда может быть обжаловано сторонами в Челябинский областной суд через Копейский городской суд в течение месяца со дня его изготовления в окончательной форме.

Председательствующий : Ботова М.В.

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.