Открытое Акционерное Общество "ДОНУГОЛЬ": травма работника

Недостатки: 

Номер дела: 2-335/2020 (2-5247/2019;) ~ М-4851/2019

Дата решения: 14.01.2020

Дата вступления в силу: 18.02.2020

Истец (заявитель): [К.] [С.] [А.]

Ответчик: Открытое Акционерное Общество "ДОНУГОЛЬ"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН

Решение по гражданскому делу

№ 2-335/2020

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

14 января 2020 г. г. Шахты

Шахтинский городской суд Ростовской области в составе

председательствующего судьи [К.] И.А.,

при секретаре [С.] Е.В.,

с участием истца [К.] С.А., представителя истца – адвоката [Е.] С.С., представителя ответчика [С.] Т.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску [К.] С. А. к ОАО «Донуголь» о взыскании единовременной выплаты в счет компенсации морального вреда при получении работником профессионального заболевания,

УСТАНОВИЛ:

[К.] С.А. обратился в Шахтинский городской суд с иском к ОАО «Донуголь» о взыскании единовременной выплаты в счет компенсации морального вреда при получении работником профессионального заболевания и судебных расходов, ссылаясь на то, что 14.05.2012г. он был принят подземным проходчиком 5 разряда с полным подземным рабочим днем в ОАО «Донуголь». 26.01.2018г. ГБУ Ростовской области «Лечебно-реабилитационный центр № 2» (протокол № 14) ему впервые установлен заключительный диагноз профессионального заболевания: «радикулопатия (компрессионно-ишемический синдром) пояснично-крестцового уровня, умеренно выраженный L5-S1 корешковый синдром слева, стойкий выраженный болевой синдром, затянувшееся обострение, умеренные статико-вертебральные нарушения с умеренно выраженными нарушениями подвижности позвоночника на фоне дегенеративно-дистрофических изменений в позвоночнике от комплекса производных факторов. По результатам расследования обстоятельств и причин возникновения у истца профессионального заболевания, составлен акт о случае профессионального заболевания от 26.12.2018г., который устанавливает и подтверждает причинно-следственную связь выявленного у него профессионального заболевания с вредными условиями труда, длительностью и интенсивностью их воздействия по месту его работы. Данный акт был утвержден Главным государственным санитарным врачом по г. Шахты, Усть-Донецкому и Октябрьскому (с) районам. Согласно акту № 28-52/789 от 26.02.2018г. о случае профессионального заболевания, вины работника в обнаруженном у него профессиональном заболевании не установлено, как и не установлена вина иных третьих лиц. Таким образом, в акте в отношении него презюмируется 100% вина работодателя – ОАО «Донуголь». Со 02.03.2018г. в условиях воздействия вредных производственных факторов, включая длительные физические нагрузки, он не работал. Согласно приказу ГУ РРО ФСС РФ (в лице филиала №25) он повредил здоровье вследствие профессионального заболевания, полученного в период работы в ОАО «Донуголь». 28.02.2018г. ему впервые была установлена третья группа инвалидности и 40% утрата профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания, что подтверждается справками ФКУ «ГБ МСЭ по РО» Бюро медико-социальной экспертизы №20. 04.03.2019г. при очередном переосвидетельствовании ему была третья группа инвалидности и 40% утрата профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания, на срок до 01.04.2020г. Из-за возникшего заболевания он испытывает физические и нравственные страдания, не мог работать с тяжелой физической нагрузкой, потерял работу. На момент причинения вреда здоровью истца в организациях угольной промышленности Российской Федерации действовало «Федеральное отраслевое соглашение по угольной промышленности РФ на 2013-2016 годы» продленное до 31.12.2018 и утвержденное Российским независимым профсоюзом работников угольной промышленности и Общероссийским отраслевым объединением работодателей угольной промышленности. Однако ответчик не выплатил единовременную выплату в счет компенсации морального вреда вследствие профессионального заболевания в полном объеме. По его расчету единовременная выплата в счет компенсации морального вреда при получении работником профессионального заболевания составляет <данные изъяты> - среднемесячный заработок пострадавшего, согласно справке ОАО «Донуголь»; 38547, 38 руб.- единовременная страховая выплата, выплаченная из ФСС РФ; 20 % - величина, установленная п. 5.4 Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности; 40 % - процент утраты профессиональной трудоспособности.Просит взыскать с ОАО «Донуголь» компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>

Истец [К.] С.А. и его представитель – адвокат [Е.] С.С., действующий на основании доверенности и ордера, в судебное заседание явились, с учетом произведенной ответчиком выплаты и уточненного размера среднего заработка, в порядке ст. 39 ГПК РФ, исковые требования уточнили и просили взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 544160, 54 руб., а также расходы по оплатеуслуг представителя в размере 20 000 руб.

Представитель ответчика ОАО «Донуголь» Самойлова [Т.] судебное заседание явилась, исковые требования не признала по основаниям, изложенным в письменных возражениях на иск. Дополнительно пояснила, что мотивированный отказ ОАО «Донуголь» от присоединения к Федеральному отраслевому соглашения по угольной промышленности РФ на 2013-2016г.г. в адрес Минтруда РФ был направлен после установленного для этого 30 дневного срока.

Выслушав стороны, заключение прокурора, полагавшего иск подлежащим удовлетворению, изучив материалы дела, суд приходит к выводу об удовлетворении иска.

В соответствии со ст. 212 ТК РФ обязанность по обеспечению безопасных условий труда и охраны труда возлагается на работодателя.

В случае, если работнику был причинен вред жизни или здоровью, работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, федеральными законами и иными правовыми актами ( ст. 220 ТК РФ).

Согласно абз. 2 п.3 ст.8 Федерального закона от 24.07.1998 года №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причинённого в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

При этом работодатель обязан компенсировать работнику моральный вред, причинённый ему любыми неправомерными действиями (бездействием) во всех случаях его причинения, независимо от материального ущерба.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», п.п. 4, 5 Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.12.2000г. №967, под хроническим профессиональным заболеванием понимается заболевание, являющееся результатом длительного воздействия на работника вредного производственного фактора (факторов), повлекшее временную или стойкую утрату профессиональной трудоспособности. Профессиональное заболевание, возникшее у работника, подлежащего обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, является страховым случаем, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.

Согласно требованиям ст.237 ТК РФ моральный вред, причинённый работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Согласно положениям ст.151 ГК РФ, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинён вред.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от характера причинённых потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учётом фактических обстоятельств, при которых был причинён моральный вред и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010г. №1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», следует иметь в виду, что поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит размер компенсации морального вреда.

В силу ч. 2 ст. 5 ТК РФ в коллективных договорах, соглашениях, а также в локальных нормативных правовых актах и трудовых договорах возможно закрепление дополнительных по сравнению с действующим законодательством гарантий работникам и случаев их предоставления.

Как установлено в судебном заседании, 14.05.2012г. истец был принят подземным проходчиком 5 разряда с полным подземным рабочим днем в ОАО «Донуголь». 01.03.2018г. уволен с связи с отказом от перевода на другую работу в соответствии с медицинским заключением (п. 8 ст. 77 ТК РФ), что подтверждается записью в трудовой книжке.На момент заключения Трудового договора с ОАО «Донуголь» истец проходил медицинское обследование и по состоянию здоровья был допущен к исполнению своих трудовых обязанностей.

В период работы в ОАО «Донуголь» 26.01.2018г. Государственным бюджетным учреждением Ростовской области «Лечебно-реабилитационный центр № 2» (протокол № 14) истцу был установлен диагноз профессионального заболевания - радикулопатия (компрессионно-ишемический синдром) пояснично-крестцового уровня, умеренно выраженный L5-S1 корешковый синдром слева, стойкий выраженный болевой синдром, затянувшееся обострение, умеренные статико-вертебральные нарушения с умеренно выраженными нарушениями подвижности позвоночника на фоне дегенеративно-дистрофических изменений в позвоночнике от комплекса производных факторов.

26.02.2018г. по результатам расследования обстоятельств и причин возникновения профессионального заболевания у [К.] С.А. был составлен акт о случае профессионального заболевания № 28-52/789 (л.д.15-18), из которого следует, что профессиональное заболевание у истца возникло, в том числе и в связи с его работой на предприятии ответчика, указан стаж работы и условия работы истца на всех предприятиях, где работал истец. Причиной профессионального заболевания послужилифизические нагрузки до6 часов в смену, в том числе, в период работы у ответчика. Вины работника не установлено. Данный акт был утвержден Главным государственным санитарным врачом по г. Шахты, Усть-Донецкому и Октябрьскому (с) районам.

Решением бюро МСЭ №20 ФКУ «ГБ МСЭ по РО» от 28.02.2018г. истцу впервые была установлена третья группа инвалидности и 40% утрата профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания. 04.03.2019г. при очередном переосвидетельствовании истцу установлена третья группа инвалидности и 40% утрата профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания на срок до 01.04.2020г.

Из изложенного следует, что работодатель ОАО «Донуголь» - ответчик по настоящему делу, не обеспечил работнику безопасные условия труда, что повлекло за собой причинение вреда здоровью, работавшего в таких условиях истца.

Временем причинения вреда его здоровью является день его работы в профессии подземный проходчик 5 разряда с полным подземным рабочим днем на шахте «Шерловская-Наклонная» ОАО «Донуголь», то есть во время работы во вредных подземных условиях, способствовавших возникновению профессионального заболевания.

При таких обстоятельствах, работа истца у ответчика была связана с воздействием неблагоприятных факторов в виде воздействияфизических нагрузок.

Развитие заболевания, связанного с воздействием (длительным воздействием) неблагоприятных факторов, носит длительный в большинстве случаев период до наступления стойкой утраты профессиональной трудоспособности.

Абзацы 6 и 7 ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998г. № 125-ФЗ дают разные понятия несчастного случая и профессионального заболевания. Последнее определяется как хроническое или острое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкую утрату профессиональной трудоспособности.

То есть профессиональное заболевание не имеет конкретной даты, как его начала, так и конкретной даты его наступления, а потому и обнаружение заболевания уже в стадии частичной или полной утраты профессиональной трудоспособности связано с заключением медико-социальной экспертизы, что и является страховым случаем.

Именно поэтому законодатель и связывает обязанность по возмещению вреда, причиненного здоровью в результате профессионального заболевания с последним местом работы застрахованного, где имелись вредные факторы, способные повлечь или способствующие развитию профессионального заболевания.

Установление конкретного причинителя вреда здоровью при наличии работы во вредных условиях у нескольких работодателей и при работе, связанной с влиянием вредных факторов, практически невозможно.

Принимая во внимание, что до поступления в ОАО «Донуголь» при периодических медицинских осмотрах, проводимых ответчиком, профессиональное заболевание у истца выявлено не было; впервые истцу установлена утрата профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием именно в период работы истца в ОАО «Донуголь», то предприятием, которым причинен вред здоровью истца, является ответчик, то есть ОАО «Донуголь».

Согласно п. 10.1.2 Коллективного договора ОАО «Донуголь» на 2013-2015г. и дополнительного соглашения №1 к коллективному договору, которым продлено действие коллективного договора до 31.12.2018г., работодатель обязан компенсировать работнику моральный вред, причиненный здоровью вследствие несчастного случая (профессионального заболевания), связанного с производством, в размере 2 000 руб. за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности при условии установления даты заболевания в период работы в ОАО «Донуголь».

На основании приказа № 899п от 20.04.2018г. ОАО «Донуголь» произвело выплату истцу компенсации морального вреда в сумме 37600 (исходя из расчета 40% утраты профтрудоспособности х 2000 руб.х 47%), что подтверждается платежным поручением №1844 от 27.04.2018г.

Между тем, ч. 1 ст. 21 Федерального закона № 81-ФЗ «О государственном регулировании добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» предусмотрено, что социальная поддержка для работников и пенсионеров организаций по добыче (переработке) угля (горючих сланцев) устанавливается в соответствии с законодательством РФ, соглашениями, коллективными договорами за счет средств этих организаций.

В коллективных договорах Организаций предусматриваются положения о выплате работникам компенсаций за утрату ими профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания.

В соответствии с п. 5.4 Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности РФ на 2013-2016г.г., в случае установления впервые работнику, уполномочившему Профсоюз представлять его интересы в установленном порядке, занятому в Организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля, утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания Работодатель в счет компенсации морального вреда Работнику осуществляет единовременную выплату из расчета не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из Фонда социального страхования РФ) в порядке, оговоренном в коллективном договоре, соглашении или локальном нормативном акте, принятом по согласованию с соответствующим органом Профсоюза.

26.10.2015г. подписано соглашение о продлении срока действия Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности РФ на 2013-2016г.г. до 31.12.2018г. и опубликовано в «Российской Газете» 10.02.2016г.

В силу положений ч. 3 ст. 50 ТК РФ условия коллективного договора, соглашения, ухудшающие положение работников, недействительны и не подлежат применению.

Принимая во внимание, что положения коллективного договора ухудшают положения [К.] С.А., то подлежат применению правила Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности РФ на 2013-2016г.г., пролонгированного до 31.12.2018г.

Таким образом, истец имеет право на возмещение морального вреда, причиненного ему повреждением здоровья в результате профзаболевания в размере, предусмотренном Федеральным отраслевым соглашением по угольной промышленности РФ, то есть 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременной страховой выплаты, выплачиваемой из средств Фонда социального страхования Российской Федерации).

Как следует из материалов дела, средний заработок истца на момент установления утраты профессиональной трудоспособности составлял <данные изъяты> руб., что подтверждается справкой-расчетом.

На основании приказа истцу Фондом социального страхования произведена единовременная страховая выплата в сумме <данные изъяты>

Согласно представленному истцом расчету, размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца в соответствии с п. 5.4 Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности РФ на 2013-2016г.г. (действующего до 31.12.2018г.), составляет <данные изъяты>

Таким образом, с ОАО «Донуголь» в пользу [К]а С.А. подлежит взысканию компенсация морального вреда в сумме544160, 54 руб.

Заявление истца о взыскании расходов по оплате услуг представителя подлежит удовлетворению, поскольку согласно ч.1 ст.98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесённые по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.

В соответствии с ч.1 ст.100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по её письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как следует из материалов дела истом понесены расходы на оплату услуг представителя в сумме 20 000 руб., что подтверждается документально.

При рассмотрении заявления о взыскании расходов на представительство в суде судом учитывается объём проведённой представителем истца – [Е.] С.С., работы по представлению интересов истца в суде, количество собранных документов, количество участий в судебных заседаниях, сложность дела и считает, что с учетом разумности и справедливости с ответчика надлежит взыскать понесенные истцом расходы на оплату услуг представителя в сумме 12 000 руб.

Кроме того, с учетом положений ч.1 ст.103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в сумме 300 руб., от уплаты которой истец освобожден.

Руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

исковые требования [К.] С. А. - удовлетворить.

Взыскать с ОАО «Донуголь» в пользу [К]а С. А. в счет компенсации морального вреда денежную сумму в размере <данные изъяты>

Взыскать с ОАО «Донуголь» государственную пошлину в доход местного бюджета в сумме 300 рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ростовский областной суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме через Шахтинский городской суд.

Резолютивная часть решения отпечатана в совещательной комнате.

Судья И.А. [К.]

Решение в окончательной форме изготовлено 16.12.2019г.

Добавить комментарий ↓

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Хотите получать комментарии к отзыву на email?

Проголосуйте за отзыв:
Открытое акционерное общество "Донуголь"
Шахты | 15.08.2019

Номер дела: 2 3334/2019 ~ М 2802/2019Дата решения: 15.08.2019Дата вступления в силу: 14.11.2019Истец (заявитель): [П.] [И.] [Л.]Ответчик: Открытое акционерное общество "Донуголь" Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) удовлетворен Решение по гражданскому делу 2 3334/2019 Р Е Ш Е Н И еименем российской федерации 15.08.2019г. г.Шахты Шахтинский городской суд Ростовской области в составе ...

Открытое Акционерное Общество "ДОНУГОЛЬ"
Шахты | 20.01.2020

Номер дела: 2 203/2020 (2 5054/2019;) ~ М 4721/2019Дата решения: 20.01.2020Дата вступления в силу: 28.02.2020Истец (заявитель): [П.] [Д.] [В.]Ответчик: Открытое Акционерное Общество "донуголь" Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) удовлетворен Решение по гражданскому делу 61rs0023 01 2019 006075 33 2 203/20 Р Е Ш Е Н И еименем российской федерации 20.01.2020г. г.Шахты Шахтинский город...



Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.