ПАО"Южный Кузбасс": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-874/2020 ~ М-828/2020

Дата решения: 28.09.2020

Дата вступления в силу: 15.12.2020

Истец (заявитель): Волощин Александр Иванович

Ответчик: ПАО"Южный Кузбасс"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН



Решение по гражданскому делу

Дело № 2-874/20

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

Мысковский городской суд

Кемеровской области

            В составе председательствующего судьи Попова А.А.., при секретаре Агеевой О.Ю., рассмотрев в открытом судебном заседании в г.Мыски 28.09.2020 года дело по иску Волощина А. И. к ПАО «Южный Кузбасс» о взыскании компенсации морального вреда в связи с профессиональным заболеванием

УСТАНОВИЛ:

    Истец Волощин А. И. обратился в суд к ПАО «Южный Кузбасс» о взыскании компенсации морального вреда в связи с профессиональным заболеванием, согласно которого просит взыскать с публичного акционерного общества «Южный Кузбасс» в Волощина А. И. в счет компенсации морального вреда, причиненного вследствие профессионального заболевания в размере 107 948 (сто семь тысяч девятьсот сорок восемь рублей 68 копеек.

       Требования истца мотивированы тем, что в период с 25.06.1975 года по       14.03.2016 года истец работал на предприятии ответчика в профессиях <данные изъяты> где подвергался воздействию статических и динамических физических нагрузок при усугубляющем действии неблагоприятного микроклимата, при несовершенстве технологического процесса и отсутствии безопасных режимов труда и отдыха (пункт 17 Акта о случае профессионального заболевания № 30 от 05.02.2016 и пункты 4 и 24 санитарно-гигиенической характеристики № 1311 от 30.11.2015).

       В результате длительного воздействия на организм вредных производственных факторов у истца было установлено профессиональное заболевание.

       С 11.01.2016 по 19.01.2016 истец находился на стационарном обследовании в ФГБУ «НИИ КПГиПЗ», где ему впервые было установлено профессиональное заболевание: <данные изъяты>       По результатам обследования было рекомендовано санаторно-курортное лечение и медикаментозная реабилитация с контролем через год.

      С 11.01.2017 по 16.01.2017 года истец находился на стационарном обследовании в ФГБУ «НИИ КПГиПЗ», где впервые установленное профессиональное заболевание: <данные изъяты> Также была рекомендована консультация ортопеда в связи с нарушением функции <данные изъяты> 3 степени.        Возвращение к тяжелому труду и к труду с переохлаждением было истцу противопоказано.

      В соответствии с заключением МСЭ от 14.02.2017 года истцу было установлено, что суммарная оценка степени нарушения функций организма: незначительные - 20%. Установлены стойкие незначительные сенсорные (болевые) и статодинамические нарушения – <данные изъяты>

       Заключением МСЭ № 398.27.42/2017 от 14.02.2017 года истцу впервые установлено 20% утраты профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием на период с 19.01.2017 по 01.02.2018.

     Приказом по филиалу № 9 ГУ КРОФСС РФ № 3019-в от 31.03.2017 в связи с установлением процента утраты профессиональной трудоспособности впервые истцу были назначены ежемесячные страховые выплаты.

      Через год, в соответствии с заключением МСЭ от 19.01.2018 было установлено, что суммарная оценка степени нарушения функций организма: выраженная - 80%. Установлены <данные изъяты> Суммарная оценка степени нарушения функции организма: выраженные (80%) (обратный талон от 19.01.2018, пункт 5).

       С 06.12.2017 по 13.12.2017 истец вновь находился на стационарном обследовании в ФГБУ «НИИ КПГиПЗ», где установленное повторно профессиональное заболевание: <данные изъяты> Была рекомендована консультация ортопеда.

      Возвращение к тяжелому труду и к труду с переохлаждением было противопоказано. Был направлен на МСЭ.

     Заключением МСЭ № 55.27.42/2018 от 19.01.2018 процент утраты профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием в размере 20% с 29.01.2020 был установлен бессрочно.

     Согласно Заключению Клиники НИИ КПГиПЗ по определению степени вины предприятия в причинении вреда здоровью профессиональным заболеванием № 69 от 03.03.2017 установлено, что профессиональное заболевание у истца установлено в 2016.

      На возникновение заболевания истца повлияла работа в условиях с комплексом производственных факторов – тяжесть Трудового процесса класс 3 ст. 1-2, охлаждающий микроклимат в профессиях <данные изъяты>

      В 2017 в связи с прогрессией заболевания признан нетрудоспособным. Общий стаж с воздействием вредного фактора согласно профмаршрутау 19 лет 9 месяцев.       Установлена вина ПАО «Южный Кузбасс» в развитии у истца профессионального заболевания - 100%.

      В соответствии с актом о случае профессионального заболевания № 30 от 05.02.2016 лица, допустившие нарушение государственных санитарно-эпидемиологических правил и иных нормативных актов, не установлены (строка акта 21). Вина истца отсутствует (строка акта 19).

      В апреле 2017 года истец обратился к ответчику с заявлением о выплате единовременной компенсации в счет возмещения морального вреда в соответствии с Федеральным отраслевым соглашением по угольной промышленности в связи с профессиональным заболеванием, полученным в период моей работы на разрезе «Сибиргинский».      Приказом по филиалу № Пр/ЮК-УОДУ-0715/орг от 18.04.2017 года истцу была выплачена сумма в размере 142 051,32 рублей. Истец считает, что выплаченная сумма в счет компенсации морального вреда в размере 142 051,32 рублей занижена и не соответствует степени его физических и нравственных страданий.

     На протяжении всей трудовой деятельности при работе в профессиях <данные изъяты> истец подвергался воздействию статических и динамических физических нагрузок при усугубляющем действии неблагоприятного микроклимата, при несовершенстве технологического процесса и отсутствии безопасных режимов труда и отдыха

      Общий стаж работы на разрезе «Сибиргинский» с воздействием вредного фактора составил 19 лет 9 месяцев.

      В соответствии с Р 2.22006-05 «Руководство, по гигиенической оценке, факторов среды и Трудового процесса. Критерии и классификация условий труда», мои условия труда по ведущему вредному производственному фактору – тяжесть Трудового процесса – квалифицируются как вредные класс 3 степень 1-2 (пункт 18 Акта № 30 от 05.02.2016).

      Установленное профессиональное заболевание - <данные изъяты> – это опасное заболевание, поражающее в первую очередь периферическую нервную систему, которая соединяет нервные центры с любой частью тела – рабочими органами, мышцами, рецепторами участков кожи, и отвечает за передачу информации. Повреждение нервных клеток, отдельных нервов или большого числа нервных волокон нарушает жизненно важные связи и оказывает постоянное разрушающее действие на все органы человека.

     <данные изъяты> – это заболевание, нарушающее функции других органов и систем организма в целом в результате воспалительных процессов, протекающих в суставе и оказывающих связующее влияние на другие органы и системы человека.

      При прогрессировании заболевания развиваться гипертонус мышц, при котором из-за нарушения кровообращения развиваются патологии соседних органов: онемение затылка, похолодание конечностей, слабость мышц рук, отеками кистей, головные боли и шум в ушах.

        Как следует из выписки из амбулаторной карты пациента от 09.12.2015 симптомы развития профессионального заболевания стали проявляться с 2009, постоянно наблюдался у профпатолога, проходил лечение с выпиской листка временной нетрудоспособности. В 2015 установлен предварительный диагноз профессионального заболевания.

       Как видно из установленных профессиональных заболеваний и симптоматики их проявлений у меня нарушены все функции организма. При этом, как было установлено при очередном обследовании в декабре 2017 (выписка из медицинской карты от 06.12.2017 по 13.12.2017) состояние здоровья истца усугубляется, несмотря на то, что контакт с вредным производственным фактором исключен.

      14.03.2016 года истец был уволен в связи с выходом на пенсию по возрасту.

        В результате полученного профессионального заболевания состояние здоровья истца резко ухудшилось и продолжает ухудшаться.

        Истец постоянно испытываю ноющие боли, которые распространяются на область шеи, плеч и спины, отдавая в руку и бедро. Иногда боль бывает такой сильной, что истец не может совершать вообще никаких движений. Боль усиливается при любой, даже незначительной нагрузке, при простом сгибании или разгибании рук, при длительном пребывании в одной позе. Все это сопровождается постоянными головными болями, головокружением и шумом в ушах.        Значительно снижена работоспособность. Слабость и онемение в руках не дает мне возможности выполнять даже посильную домашнюю работу. Всю домашнюю работу выполняют либо жена (если работа более-менее посильна), либо нанимаю посторонних людей или прошу родственников. От этого испытываю особые нравственные страдания и дискомфорт.

      Возникли большие сложности с равновесием, нарушена координация (особенно с закрытыми глазами). Стали дрожать пальцы, что не совсем адекватно воспринимается окружающими, что доставляет истцу особые нравственные страдания.

        У истца полностью нарушен сон, ночью часто просыпается от болевых ощущений и чувства онемения и похолодания конечностей, принимает болеутоляющие препараты, иногда боль становится настолько резкой, простреливающей и настолько сильной, что не помогают даже обезболивающие препараты. Постоянные болевые ощущения, которые невозможно ничем снять, приводят к апатии, раздражительности, а иногда и потери интереса к жизни. Истец постоянно испытывает чувство общего недомогания.

       Истец обращается за медицинской помощью в лечебные учреждения, принимаю препараты, но улучшений не ощущает.

     Истец проходит санаторно-курортное лечение, принимает обезболивающие препараты, но эффект незначительный и на небольшой промежуток времени.

       Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации», в соответствии со статьей 237 ТК РФ компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

      Согласно статьи 8 части 2 пункта 3 ФЗ РФ № 125 «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 24.07.1998 года в качестве гарантии трудовых прав застрахованных лиц, предусмотрено возмещение им морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием причинителем вреда.

      Надлежащим ответчиком по требованиям о компенсации морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием является работодатель (страхователь) или лицо, ответственное за причинение вреда (пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»). При этом, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

       В Организациях, кроме Организаций, осуществляющих добычу (переработку) угля, коллективными договорами предусматриваются положения о выплате Работникам, уполномочившим Профсоюз представлять его интересы в установленном порядке, компенсаций за утрату ими профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания.

       В случае, когда ответственность за причинение вреда здоровью Работника в виде профессионального заболевания возложена на несколько организаций, Работодатель несет долевую ответственность, которая определяется пропорционально степени вины работодателей.

      Выплата единовременной компенсации в счет возмещения морального вреда в ПАО «Южный Кузбасс» регулируется Коллективным договором, Положением о выплате единовременного пособия и компенсации морального вреда в ПАО «Южный Кузбасс».

     В денежном выражении моральный вред истец оценивает в 250 000 рублей без учета выплат, произведенных ответчиком. Ко взысканию подлежит сумма в размере 107 948,68 руб. (250 000 руб. – 142 948,32 руб.).

     19.08.2020 года истец обратился к ответчику с заявлением о компенсации мне морального вреда в размере 107 948,68 руб. Заявление оставлено без ответа и удовлетворения (5-8).

В судебном заседании истец Волощин А. И. и его представитель Бачинская Н. Н., действующая на основании заявления о допуске представителя в порядке части 6 ст.53 ГПК РФ на заявленных требованиях настаивали, доводы, изложенные в исковом заявлении поддержали.

В судебном заседании представитель ответчика ПАО «Южный Кузбасс» Лукина О. М., действующая на основании доверенности от 21.07.2020 года (л.д.64) исковые требования не признала, просила отказать в удовлетворении исковых требований, предоставила письменные возражения, согласно которым указала, что пунктом 5.4. ФОС определено, что в случае установления впервые работнику, занятому в организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля (сланца), утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания в счет возмещения морального вреда работодатель обеспечивает выплату единовременной компенсации из расчета не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из Фонда социального страхования Российской Федерации) в порядке, оговоренном в коллективном договоре, соглашении.

Коллективным договором ПАО «Южный Кузбасс» на 2017-2019 годы, установлено, что в случае установления впервые работнику утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания Работодатель в счет компенсации морального вреда Работнику осуществляет единовременную компенсационную выплату из расчета не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (за вычетом суммы, выплаченной из Фонда социального страхования Российской Федерации) (п. 10.2.2. Коллективного договора).

Порядок и размер выплаты устанавливается в соответствии с Положением о выплате единовременного пособия и компенсации морального вреда в ПАО «Южный Кузбасс» (п. 10.2.7. Коллективного договора).

Выплата носит заявительный характер. К заявлению должны быть приложены приказы ФСС о назначении единовременной страховой выплаты, заключение экспертной комиссии об установлении процента вины Работодателя в возникновении и развитии профессионального заболевания, копия справки МСЭ об установлении степени (размера) утраты трудоспособности впервые, иные документы при необходимости. Для расчета данной единовременной выплаты в счет компенсации морального вреда принимается средний заработок Работника, исчисленный за 12 месяцев, предшествующих установлению работнику процента утраты профессиональной трудоспособности.

Из приведенных положений закона, ФОС и коллективного договора, подлежащих применению к спорным отношениям сторон, следует, что в отраслевых соглашениях и коллективных договорах могут устанавливаться условия оплаты труда, гарантии, компенсации и льготы работникам конкретной отрасли, в настоящем случае - угольной промышленности, подлежащие применению работодателями при возникновении обстоятельств, оговоренных в отраслевом соглашении и коллективном договоре.

Во исполнение перечисленных норм, на основании личного заявления истца 18.04.2017 года ответчик приказом № Пр/ЮК-УОДУ/0715/ОРГ выплатил единовременную компенсацию в счет возмещения морального вреда в сумме 142 051.32 рублей. Таким    образом,    указанная    сумма    компенсации морального     вреда, исчисленная в соответствии с нормами ФОС соразмерна понесенным Истцом физическим и нравственным страданиям и отвечает требованиям разумности и справедливости.

Исходя из процента утрата профессиональной трудоспособности, Истец мог выполнять работу по своей квалификации, но со снижением объема производственной деятельности, что подтверждается ПРИ. Истец знал, что его трудовая деятельность будет непосредственно проходить во вредных условиях труда, однако, все равно принял решение работать в данных условиях.

Законодатель допускает работу во вредных условиях труда, предоставляя взамен таким работникам ряд гарантий, таких как: оплата труда по более высоким разрядам; доплаты за работу на рабочих местах с классом вредности от 3.1. и выше, сокращенная продолжительность рабочей недели; дополнительные дни отпуска, льготный трудовой стаж для реализации права на пенсию (л.д.71-73).

В судебном заседании помощник прокурора города Мыски Вострилкова Е.В. дала свое заключение, согласно которому полагала возможным требования истца в полном объеме с учетом объема и характера, причиненных истцу нравственных страданий, степени вины работодателя, требований разумности и справедливости.

Заслушав стороны, изучив материалы дела, суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований по следующим основаниям.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей (часть 2 статьи 7), каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (часть 3 статьи 37), каждый имеет право на охрану здоровья (часть 2 статьи 41), каждому гарантируется право на судебную защиту (часть 1 статьи 46).

Из данных положений Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что каждый имеет право на справедливое и соразмерное возмещение вреда, в том числе и морального, причиненного повреждением здоровья вследствие необеспечения работодателем безопасных условий труда, а также имеет право требовать такого возмещения в судебном порядке.

Согласно части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, никакие иные акты, за исключением федеральных законов в предусмотренных статьей 55 Конституции Российской Федерации случаях, не могут умалять и ограничивать право гражданина на полное возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья. Соответственно, не могут ограничивать это право также и заключенные в соответствии с трудовым законодательством отраслевые соглашения и коллективные договоры.

Приведенные выше конституционные положения конкретизированы в соответствующих нормах Трудового права и разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Так, в соответствии с частью 2 статьи 9 Трудового Кодекса Российской Федерации коллективные договоры, соглашения, трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы Трудового права. Если такие условия включены в коллективный договор, соглашение или трудовой договор, то они не подлежат применению.

Согласно статье 237 Трудового Кодекса Российской Федерации, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора (часть 1).

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (часть 2).

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации», в соответствии со статьёй 237 названного кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учётом объёма и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержатся и в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции от 6 февраля 2007 г.).

В силу п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Согласно ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяется правилами ст. 151 ГК РФ, которая предусматривает, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причин вред. Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Согласно ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме, а при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В силу ст. ст. 20, 41 Конституции Российской Федерации, ст. 150 ГК Российской Федерации жизнь и здоровье являются нематериальными благами, принадлежащими гражданину от рождения, и являются неотчуждаемыми.

В соответствии со ст. 151 ГК Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", п. п. 4, 5 Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.12.2000 г. N 967, под хроническим профессиональным заболеванием понимается заболевание, являющееся результатом длительного воздействия на работника вредного производственного фактора (факторов), повлекшее временную или стойкую утрату профессиональной трудоспособности.

Профессиональное заболевание, возникшее у работника, подлежащего обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, является страховым случаем, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.

Согласно ст. 8 ч. 2 п. 3 ФЗ РФ N 125 "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24.07.1998 года в качестве гарантии трудовых прав застрахованных лиц, предусмотрено возмещение им морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием причинителем вреда, каким по настоящему делу является ответчик.

Характер физических и нравственных страданий истца оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых ему был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего, находящегося в трудоспособном возрасте, у которого возникло серьезное, необратимое, профессиональное заболевания, что усиливает степень его моральных и нравственных страданий.

Надлежащим ответчиком по требованиям о компенсации морального вреда в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием является работодатель (страхователь) или лицо, ответственное за причинение вреда (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2011 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний"). При этом, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Трудовое законодательство предусматривает в качестве основной обязанности работодателя обеспечить безопасность труда и условия, отвечающие требованиям охраны и гигиены труда, то есть создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью работника. В соответствии со ст. 212 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий труда и охраны труда возлагаются на работодателя.

Судом установлено:

    Согласно записи в трудовой книжке 25.06.1975 истец был принят на разрез «Сибиргинский» ПО «Кемеровоуголь» <данные изъяты>. 25.08.1975 был направлен на курсы <данные изъяты>. 11.12.1975 после окончания курсов был направлен <данные изъяты> 18.02.1976 был переведен <данные изъяты> 15.02.1977 был переведен <данные изъяты>. 11.08.1988 был переведен <данные изъяты>. 27.11.1984 уволен в связи с уходом на пенсию по инвалидности. 02.12.1985 был вновь принят на разрез «Сибиргинский» ПО «Кемеровоуголь» <данные изъяты> 01.10.1986 был переведен <данные изъяты> 21.10.1991 был переведен <данные изъяты>. 02.10.2006 был переведен <данные изъяты>.     14.12.2009 был переведен <данные изъяты>. 14.03.2016 был уволен в связи с выходом на пенсию по возрасту (л.д.18-21).

       В результате длительного воздействия на организм вредных производственных факторов у истца было установлено профессиональное заболевание.

       Согласно медицинского заключения от 19.01.2016 года истец в период с 11.01.2016 по 19.01.2016 истец находился на стационарном обследовании в ФГБУ «НИИ КПГиПЗ», где ему впервые было установлено профессиональное заболевание: <данные изъяты>, связанная с воздействием комплекса производственных факторов (тяжесть Трудового процесса, охлаждающий микроклимат) (л.д.23).

       Согласно выписке из амбулаторной карты стационарного больного с 11.01.2017 по 16.01.2017 года истец находился на стационарном обследовании в ФГБУ «НИИ КПГиПЗ», где впервые установленное профессиональное заболевание: <данные изъяты>, связанная с воздействием комплекса производственных факторов (тяжесть Трудового процесса, охлаждающий микроклимат) в связи с ухудшением состояния здоровья была переквалифицирована на 1-2 степень. Также была рекомендована консультация ортопеда в связи с нарушением функции <данные изъяты> 3 степени.        Возвращение к тяжелому труду и к труду с переохлаждением было истцу противопоказано (л.д.24).

      В соответствии с заключением МСЭ от 14.02.2017 года истцу было установлено, что суммарная оценка степени нарушения функций организма: незначительные - 20%. Установлены <данные изъяты> Заключением МСЭ № 398.27.42/2017 от 14.02.2017 года истцу впервые установлено 20% утраты профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием на период с 19.01.2017 по 01.02.2018 (л.д.31).

            Приказом по филиалу № 9 ГУ КРОФСС РФ № 3019-в от 31.03.2017 в связи с установлением процента утраты профессиональной трудоспособности впервые истцу были назначены ежемесячные страховые выплаты (л.д.9).

      Всоответствии с заключением МСЭ от 19.01.2018 было установлено, что суммарная оценка степени нарушения функций организма: выраженная - 80%. Установлены <данные изъяты>. Суммарная оценка степени нарушения функции организма: выраженные (80%) (обратный талон от 19.01.2018, пункт 5) (л.д.32).

       С 06.12.2017 по 13.12.2017 истец вновь находился на стационарном обследовании в ФГБУ «НИИ КПГиПЗ», где установленное повторно профессиональное заболевание: <данные изъяты> было подтверждено и в связи с ухудшением состояния здоровья был выставлен новый диагноз: <данные изъяты>. Была рекомендована консультация ортопеда.

           Заключением МСЭ № 55.27.42/2018 от 19.01.2018 процент утраты профессиональной трудоспособности в связи с профессиональным заболеванием в размере 20% с 29.01.2020 был установлен бессрочно (л.д.10).

     Согласно Заключению Клиники НИИ КПГиПЗ по определению степени вины предприятия в причинении вреда здоровью профессиональным заболеванием № 69 от 03.03.2017 установлено, что профессиональное заболевание у истца установлено в 2016.       На возникновение заболевания истца повлияла работа в условиях с комплексом производственных факторов – тяжесть Трудового процесса класс 3 ст. 1-2, охлаждающий микроклимат в профессиях <данные изъяты>

      В 2017 в связи с прогрессией заболевания признан нетрудоспособным. Общий стаж с воздействием вредного фактора согласно профмаршрутау 19 лет 9 месяцев.       Установлена вина ПАО «Южный Кузбасс» в развитии у истца профессионального заболевания - 100% (л.д.11).

      В соответствии с актом о случае профессионального заболевания № 30 от 05.02.2016 лица, допустившие нарушение государственных санитарно-эпидемиологических правил и иных нормативных актов, не установлены (строка акта 21). Вина истца отсутствует (л.д.16-17).

      Приказом по филиалу № Пр/ЮК-УОДУ-0715/орг от 18.04.2017 года истцу была выплачена сумма в размере 142 051,32 рублей (л.д.22).

        Как следует из выписки из амбулаторной карты пациента от 09.12.2015 симптомы развития профессионального заболевания стали проявляться с 2009, постоянно наблюдался у профпатолога, проходил лечение с выпиской листка временной нетрудоспособности. В 2015 установлен предварительный диагноз профессионального заболевания (л.д.30).

    Согласно программе реабилитации пострадавшего от 10.01.2020 года Волощину А. И. доступен труд по профессии, предшествующее установлению профессионального заболевания с уменьшением объеме профессиональной деятельности на 1/5 часть (л.д.28-29).

        В судебной заседании опрошенные свидетели ФИО1 и ФИО2 суду пояснили, что истец постоянно испытываю ноющие боли. Истец не может выполнять работу по дому, у него немеют руки, нарушен сон постоянно применяет лекарственные препараты. Всю домашнюю работу выполняют либо жена либо родственники. От этого истец испытывает особые нравственные страдания и дискомфорт.

      Возникли большие сложности с равновесием, нарушена координация (особенно с закрытыми глазами). Стали дрожать пальцы, что не совсем адекватно воспринимается окружающими, что доставляет истцу особые нравственные страдания.

        Согласно текста искового заявления, а также пояснений истца и его представителя в судебном заседании, наличие профессионального заболевания причиняет истцу физические и нравственные страдания. В связи с имеющимся профессиональным заболеванием он вынужден принимать медикаменты, регулярно проходить медицинские обследования, санаторно-курортное, стационарное и амбулаторное лечение.

Согласно статье 237 Трудового Кодекса Российской Федерации, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора (часть 1).

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (часть 2).

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации", в соответствии со статьей 237 названного Кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержатся и в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (в редакции от 6 февраля 2007 г.).

Из содержания данных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что в случае спора размер компенсации морального вреда определяется судом по указанным выше критериям вне зависимости от размера, установленного соглашением сторон, и вне зависимости от имущественного ущерба, которым в случае Трудового увечья или профессионального заболевания является утраченный средний заработок работника.

Положения отраслевых соглашений и коллективных договоров означают лишь обязанность работодателя при наличии соответствующих оснований выплатить в бесспорном порядке компенсацию морального вреда в предусмотренном размере. Указанная правовая позиция нашла отражение в Постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 26.10.2016 N 6-ПВ16.

        При определении размера компенсации морального вреда, суд руководствуется принципами разумности и справедливости, учитывает представленные истцом доказательства, а также то, что степень вины ответчика в причинении вреда здоровью истцу в размере 100 %, а также отсутствие вины истца в развитии у него профессионального заболевания.

Поскольку, факт и степень нравственных и физических страданий, испытываемых истцом в связи с профзаболеванием, подтвержден в судебном заседании, с учетом требований разумности и справедливости, суд оценивает размер компенсации морального вреда в связи с профессиональным заболеванием в размере 250 000 (двести пятьдесят тысяч) рублей, которая с учетом уже выплаченной компенсации ответчиком от 18.04.2017 года в размере 142 051,32 рублей составила 107 948 (сто семь тысяч девятьсот сорок восемь рублей 68 копеек, которую суд считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца.

На основании ст. 333.36 НК РФ истец освобожден от уплаты госпошлины, с ответчика подлежит взысканию госпошлина на основании ст. 103 ГП КРФ, 333.19 НК РФ в сумме 300 рублей в доход местного бюджета.

На основании изложенного выше, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Взыскать с публичного акционерного общества «Южный Кузбасс» в Волощина А. И. в счет компенсации морального вреда, причиненного вследствие профессионального заболевания в размере 107 948 (сто семь тысяч девятьсот сорок восемь рублей 68 копеек.

Взыскать с публичного акционерного общества «Южный Кузбасс» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 300 рублей.

Мотивированное решение изготовлено 05.10.2020 года и может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме в Кемеровский областной суд.

Судья                                         А.А.Попов

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:
ПАО Южный Кузбасс
Мыски | 10.07.2020

Номер дела: 2 637/2020 ~ М 531/2020Дата решения: 10.07.2020Дата вступления в силу: 20.10.2020Истец (заявитель): Фадин Роман ВикторовичОтветчик: пао Южный КузбассРезультат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) удовлетворен частично Решение по гражданскому делу unknown text align: justify Дело № 2 637/2020 42rs0014 01 2020 000796 57           &...

ПАО"Южный Кузбасс"
Мыски | 02.07.2020

Номер дела: 2 375/2020 ~ М 229/2020Дата решения: 02.07.2020Дата вступления в силу: 08.10.2020Истец (заявитель): Блохин Иван АлександровичОтветчик: ПАО"Южный Кузбасс"Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) удовлетворен частично Решение по гражданскому делу unknown text align: justify Дело № 2 375/2020 42rs0014 01 2020 000287 32          &nb...

ПАО"Южный Кузбасс"
Мыски | 20.05.2020

Номер дела: 2 373/2020 ~ М 231/2020Дата решения: 20.05.2020Дата вступления в силу: 25.08.2020Истец (заявитель): Кастараков Юрий СтепановичОтветчик: ПАО"Южный Кузбасс"Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) удовлетворен частично Решение по гражданскому делу unknown text align: justify unknown Дело № 2 373/2020 42rs0014 01 2020 000290 23         ...

ПАО"Южный Кузбасс"
Мыски | 12.05.2020

Номер дела: 2 374/2020 ~ М 232/2020Дата решения: 12.05.2020Дата вступления в силу: 03.09.2020Истец (заявитель): Казанцев Валерий ПетровичОтветчик: ПАО"Южный Кузбасс"Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) удовлетворен частично Решение по гражданскому делу unknown text align: justify unknown Дело № 2 374/2020 42rs0014 01 2020 000291 20         &...



Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.