ПАО "Балаковорезинотехника": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-1873/2018 ~ М-1707/2018

Дата решения: 20.09.2018

Дата вступления в силу: 14.02.2019

Истец (заявитель): Манькова Татьяна Александровна

Ответчик: ПАО "Балаковорезинотехника"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

Дело №2-2-1873/2018

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

20.09.2018 года город Балаково

Балаковский районный суд Саратовской области в составе

судьи Курцевой И.А.,

при секретаре судебного заседания Науменко Д.А.,

с участием истца Маньковой Т.А.,

представителя истца адвоката Паюсовой И.А.,

представителя ответчика публичного акционерного общества «Балаковорезинотехника» Киселевой С.Н.,

прокурора Хребтова Д.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Маньковой Т.А. к публичному акционерному обществу «Балаковорезинотехника» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья при исполнении трудовых обязанностей,

установил:

Манькова Т.А обратилась в суд с иском к публичному акционерному обществу «Балаковорезинотехника» (далее – ПОА «БРТ»), дополнив исковые требования, просит взыскать с ответчика в её пользу компенсацию морального вреда в размере 200 000 рублей, судебные расходы по оплате услуг представителя в сумме 10000 рублей, признать незаконным акт № 3 о несчастном случае на производстве от 17.08.2017 года в части установления вины Маньковой Т.А. в размере 10% (л.д.*).

Требования мотивированы тем, что стороны состоят в трудовых отношениях с 14.02.2000 года, в настоящее время Манькова Т.А. исполняет трудовые обязанности в должности резчика эластомеров и резины. 15.08.2017 года с истцом произошел несчастный случай на производстве при исполнении ею трудовых обязанностей, в результате которого Манькова Т.А. получила производственную травму. По данному факту было проведено расследование, по итогам которого 17.08.2017 года составлен акт № 3 о несчастном случае на производстве.

Несчастный случай произошел при следующих обстоятельствах. 15.08.2017 года истец работала в смену с 7 часов до 15 часов 30 минут. В начале смены бригадир-наладчик * А.В. провел ежедневный инструктаж работникам участка. Манькова Т.А. получила задание на резку деталей 2195-8212528 на пневмоноже и приступила к работе. В 9 часов 50 минут при резке детали по заданному размеру, придерживая заготовку детали правой рукой, осуществила подачу заготовки под лезвие ножа пальцем правой руки. В момент нажатия ногой на педаль произошло опускание ножа и травмирование большого пальца правой руки. Из медпункта по месту работы Манькова Т.А. была доставлена в травпункт.

Согласно акту о несчастном случае на производстве, причинами несчастного случая являются: неудовлетворительная организация производства работ, нарушение пункта 2.24 должностной инструкции № 6 заместителя начальника цеха; нарушение пункта 4.2.7 инструкции по охране труда № 110/4-01-2013. Лицами, допустившими нарушение требований охраны труда, были признаны: * В.В. – заместитель начальника цеха, нарушивший пункт 2.24 должностной инструкции № 6, не обеспечивший безопасную эксплуатацию оборудования в соответствии с требованиями охраны труда; Манькова Т.А., нарушившая пункт 4.2.7 инструкции по охране труда № 110/4-01-2013, производившая подачу материала под лезвие ножа пальцами рук, проникая за защитное ограждение в зону движения работающего ножа. Степень вины истца была определена в размере 10%.

В связи с полученной травмой Манькова Т.А. проходила амбулаторное лечение в ГУЗ СО «Балаковская районная поликлиника» в травматолого-ортопедическом отделении, затем в ГУЗ СО «Городская поликлиника № 1» с диагнозом «*». По окончании лечения истец приступила к работе, через 2 недели в связи с неутихающей болью в травмированном пальце, который отек и покраснел, как было установлено позднее в связи с нагноением костной ткани, 31.01.2018 года Манькова Т.А. обратилась за медицинской помощью в ГУЗ СО «Балаковская городская клиническая больница», где проходила стационарное лечение в период с 31.01.2018 года по 09.02.2018 года в отделении * с диагнозом «*». В процессе лечения истцу были *. После стационара Манькова Т.А. продолжала амбулаторное лечение, в процессе которого 13.03.2018 года ей повторно была сделана операция по поводу хронического *. На амбулаторном лечении у хирурга по месту жительства Манькова Т.А. находилась до 09.04.2018 года. Фактически на больничном истец находилась почти 7 месяцев, после чего была выписана на легкий труд сроком на 1 месяц. В данный момент истец исполняет свои прямые трудовые обязанности.

В момент получения травмы Манькова Т.А. испытала сильную физическую боль. С даты инцидента прошло менее года, но восстановление поврежденной конечности происходит крайне медленно, произошло осложнение травмы остеомиелитом, что потребовало дважды оперативного вмешательства. Заживление до конца не произошло, палец постоянно полит, истец в связи с этим испытывает постоянные прострелы, кроме того, страдания истцу причиняет неэстетичный вид травмированного пальца (синюшного цвета, отечный, деформированный). Поврежденной рукой истец не в состоянии что-то делать, поскольку палец не гнется, в случае, если пальцем Манькова Т.А. дотрагивается до какого-либо предмета, её пронзает сильнейшая боль. Во время лечения истец принимала анальгетики и антибиотики, ей делали чистку кости от нагноения, перевязки, удалили части кости пальца.

19.12.2017 года истец обратилась к ответчику с заявлением о компенсации морального вреда в размере 100000 рублей, однако устно ей было предложено подписать соглашение о компенсации не более чем на 10000 рублей. Манькова Т.А. в соглашении указала на несогласие с предложенной суммой, потому компенсация морального вреда работодателем не производилась.

Несмотря на установление вины истца в размере 10% в произошедшем несчастном случае на производстве, имеет место безусловная вина ответчика в произошедшем, поскольку нарушено право работника на труд в безопасных условиях, следовательно, работодатель обязан возместить работнику причиненный в результате несчастного случая на производстве вред, в том числе компенсировать нравственные и физические страдания.

Кроме того, истец считает акт № 3 о несчастном случае на производстве от 17.08.2017 года в части установления вины Маньковой Т.А. в размере 10% незаконным. Процесс резки детали изначально является травмотичным, исключает безопасность технологического процесса, поскольку без продвижения пальцами рук невозможно отрезать деталь заданного параметра и размера. Если процесс резки осуществить по инструкции, то деталь будет считаться бракованной, соответственно инструкция, которой должна была руководствоваться истец разработана без учета данного фактора, о чем истцом неоднократно сообщалось технологу предприятия, однако мер к безопасности ее труда со стороны работодателя никаких не предпринималось.

Истец и ее представитель в судебном заседании поддержали исковые требования в полном объеме по основаниям, указанным в иске, дали аналогичные объяснения.

Представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признала по основаниям, изложенным в письменных возражениях (л.д.*). Считала, что сумма компенсации морального вреда явно завышена и не соответствует принципам разумности и справедливости. По мнению ответчика, несчастный случай на производстве находится в прямой причинной связи с действиями Маньковой Т.А., которая, будучи ознакомленной с инструкцией по охране труда, нарушала её требования при работе на станке. Оснований считать незаконным акт о несчестном случае на производстве не имеется.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, Государственное учреждение - Саратовское региональное отделение Фонда социального страхования РФ извещено о времени и месте рассмотрения дела. Представитель третьего лица в судебное заседание не явился, представил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие и письменный отзыв на исковое заявление (л.д. 76), из которого следует, что Манькова Т.А. не является получателем страхового обеспечения по основаниям, предусмотренным ФЗ от 24.07.1998 года "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" из средств Фонда социального страхования Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 8 ФЗ № 125-ФЗ возмещение застрахованному лицу морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Суд, руководствуясь частью 5 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ), рассмотрел дело в отсутствие третьего лица.

Прокурор в судебном заседании дал заключение о частичном удовлетворении исковых требований, считал, что требования о компенсации морального вреда подлежат удовлетворению. Размер компенсации определил в 100000 рублей с учетом степени тяжести причиненного вреда здоровью. Полагал не подлежащими удовлетворению исковые требования о признании незаконным акта о несчастном случае на производстве.

Заслушав объяснения сторон и их представителей, исследовав письменные доказательства, учитывая заключение прокурора, суд счел исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статьям 12, 56 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как основание своих требований и возражений.

В силу статьи 22 Трудового Кодекса Российской Федерации (далее ТК РФ) работодатель обязан, в частности обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

В соответствии со статьей 220 ТК РФ государство гарантирует работникам защиту их права на труд в условиях, соответствующих требованиям охраны труда.

Условия труда, предусмотренные трудовым договором, должны соответствовать требованиям охраны труда.

В случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с федеральным законом.

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Статьей 1079 ГК РФ предусмотрено, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

В соответствии с частями 1, 2 статьи 1083 ГК РФ вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Согласно статье 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Согласно статье 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Аналогичные разъяснения изложены в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 года N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

В соответствии со статьей 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и в тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Согласно статье 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса.

Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

В соответствии со статьей 151 ГК РФ если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В силу статьи 1101 части второй ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Пунктами 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" предусмотрено, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

В судебном заседании установлено, что ПАО "Балаковорезинотехника" является действующим юридическим лицом (л.д. *).

26.09.2001 года между ПАО "Балаковорезинотехника", как работодателем, и Маньковой Т.А., как работником, заключен трудовой контракт № 1369 (л.д. *). Манькова Т.А. на основании приказа № 1731 от 04.12.2001 года переведена на должность резчика эластомеров и резины (л.д. *).

Из акта № 3 о несчастном случае на производстве от 17.08.2017 года, утвержденного работодателем ПАО "Балаковорезинотехника" (л.д. *) следует, что 15.08.2017 года истец работала в смену с 7 часов до 15 часов 30 минут. В начале смены бригадир-наладчик *А.В. провел ежедневный инструктаж работникам участка. Манькова Т.А. получила задание на резку деталей 2195-8212528 на пневмоноже и приступила к работе. В 9 часов 50 минут при резке детали по заданному размеру, придерживая заготовку детали правой рукой, осуществила подачу заготовки под лезвие ножа пальцем правой руки. В момент нажатия ногой на педаль произошло опускание ножа и травмирование большого пальца правой руки. Истец позвала на помощь работавшую рядом * И.Н., которая сообщила об инциденте бригадиру-наладчику оборудования * А.В., довела истца по медпункта работодателя, откуда в карете «Скорой помощи» Манькова Т.А. была доставлена в травпункт.

Причинами несчастного случая на производстве являются: неудовлетворительная организация производства работ, нарушение пункта 2.24 должностной инструкции № 6 заместителя начальника цеха; нарушение пункта 4.2.7 инструкции по охране труда № 110/4-01-2013. Лицами, допустившими нарушение требований охраны труда, были признаны: * В.В. – заместитель начальника цеха, нарушивший пункт 2.24 должностной инструкции № 6 (не обеспечил безопасную эксплуатацию оборудования в соответствии с требованиями охраны труда Манькова Т.А. – нарушила пункта 4.2.7 инструкции по охране труда № 110/4-01-2013 (производила подачу материала под лезвие ножа пальцами рук, проникая за защитное ограждение в зону движения работающего ножа. Степень вины истца была определена в 10%.

В силу статьи 227 ТК РФ расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками при исполнении ими трудовых обязанностей.

Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе, нанесенные другим лицом; тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током, молнией, излучением; укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли, в частности, в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего Трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни.

Согласно статье 229 ТК РФ для расследования несчастного случая работодатель (его представитель) незамедлительно образует комиссию в составе не менее трех человек. В состав комиссии включаются специалист по охране труда или лицо, назначенное ответственным за организацию работы по охране труда приказом (распоряжением) работодателя, представители работодателя, представители выборного органа первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников, уполномоченный по охране труда. Комиссию возглавляет работодатель (его представитель), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, - должностное лицо соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственный контроль (надзор) в установленной сфере деятельности.

В силу статьи 229.2 ТК РФ при расследовании каждого несчастного случая комиссия (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственный инспектор труда, самостоятельно проводящий расследование несчастного случая) выявляет и опрашивает очевидцев происшествия, лиц, допустивших нарушения требований охраны труда, получает необходимую информацию от работодателя (его представителя) и по возможности объяснения от пострадавшего.

На основании собранных материалов расследования комиссия (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственный инспектор труда, самостоятельно проводящий расследование несчастного случая) устанавливает обстоятельства и причины несчастного случая, а также лиц, допустивших нарушения требований охраны труда, вырабатывает предложения по устранению выявленных нарушений, причин несчастного случая и предупреждению аналогичных несчастных случаев, определяет, были ли действия (бездействие) пострадавшего в момент несчастного случая обусловлены трудовыми отношениями с работодателем либо участием в его производственной деятельности, в необходимых случаях решает вопрос о том, каким работодателем осуществляется учет несчастного случая, квалифицирует несчастный случай как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с производством.

Если при расследовании несчастного случая с застрахованным установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то с учетом заключения выборного органа первичной профсоюзной организации или иного уполномоченного работниками органа комиссия (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственный инспектор труда, самостоятельно проводящий расследование несчастного случая) устанавливает степень вины застрахованного в процентах

С целью расследования несчастного случая на производстве работодателем была создана комиссия по расследованию несчастного случая. В ходе расследования произведен осмотр места происшествия (л.д. *), отобраны объяснения у работника Маньковой Т.А. (л.д. *) и заместителя начальника цеха Грехова В.В. (л.д. *), получено медицинское заключение о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести (л.д. *).

Из материалов расследования следует, что истец получила травму при использования оборудования работодателя – Пневмоножа, 1992 года выпуска, инв. № 1050300, при резке детали по заданному размеру, в результате проникновения правой руки под защитное ограждение.

Таким образом, истец нарушила пункт 4.2.7 инструкции по охране труда № 110/4-01-2013, согласно которой запрещается производить проталкивание или передачу материала под лезвие ножа пальцами рук или каким-либо предметом, проникая в зону движения работающего ножа, проникать руками за защитное ограждении е вращающихся и движущихся частей станка (л.д. *).

Доводы истца о том, что иным способом, то есть без подачи материала под лезвие ножа пальцами рук, без проникновения за защитное ограждение в зону движения работающего ножа, невозможно изготовить деталь заданных размеров, ничем не подтверждены.

Кроме того, в силу статьи 219 ТК РФ, работник имеет право на отказ от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, до устранения такой опасности.

Таким правом истец не воспользовалась.

При таких обстоятельствах, требования истца о признании незаконным акта о несчастном случае на производстве в части установления вины работника в размере 10%, необоснованны и не подлежат удовлетворению.

Вместе с тем, несмотря на установление вины истца в размере 10% в произошедшем несчастном случае на производстве, имеет место вина ответчика в произошедшем несчастном случае, поскольку нарушено право работника на труд в безопасных условиях, следовательно, работодатель обязан возместить работнику причиненный в результате несчастного случая на производстве вред, в том числе компенсировать нравственные и физические страдания.

В связи с полученной травмой Манькова Т.А. проходила амбулаторное лечение в МУЗ «Центральная районная поликлиника» в травматолого-ортопедическом отделении в период с 15.08.207 года по 16.11.2017 года с диагнозом: *. Затем проходила амбулаторное лечение в ГУЗ СО «Городская поликлиника № 1» по 16.12.2017 года.

В связи с полученной травмой в период с 31.01.2018 года по 09.02.2018 года Манькова Т.А. проходила стационарное лечение в ГУЗ СО «Балаковская городская клиническая больница» в отделении гнойной хирургии с диагнозом «*».

В процессе лечения истцу были *. После стационара Манькова Т.А. продолжала амбулаторное лечение, в процессе которого 13.03.2018 года ей повторно была сделана операция по поводу *. На амбулаторном лечении у хирурга по месту жительства Манькова Т.А. находилась до 09.04.2018 года.

Указанные обстоятельства подтверждаются медицинскими картами на имя Маньковой Т.А., заключением судебно-медицинской экспертизы.

Согласно заключению проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы, № 185 от 31.07.2018 года (л.д. *) у Маньковой Т.А. имелись следующие телесные повреждения: *, повлек за собой длительное расстройство здоровья продолжительностью свыше трех недель, а поэтому признаку Маньковой Т.А. причинен средней степени тяжести вред здоровью.

Таким образом, из представленных доказательств следует, что Маньковой Т.А. причинен вред здоровью средней тяжести в результате несчастного случая на производстве по вине работодателя. Доказательств отсутствия своей вины в причинении вреда здоровью истца ответчиком не представлено.

Из содержания искового заявления и объяснений истца в судебном заседании следует, что в момент получения травмы Манькова Т.А. испытала сильную физическую боль, восстановление поврежденной конечности происходит крайне медленно, заживление до конца не произошло, палец постоянно болит, истец в связи с этим испытывает постоянные прострелы, кроме того, страдания истцу причиняет неэстетичный вид травмированного пальца (синюшного цвета, отечный, деформированный). Поврежденной рукой истец не в состоянии что-то делать, поскольку палец не гнется, в случае, если пальцем Манькова Т.А. дотрагивается до какого-либо предмета, её пронзает сильнейшая боль. Во время лечения истец принимала анальгетики и антибиотики, ей делали чистку кости от нагноения, перевязки, удалили части кости пальца, что также причинило ей физические и нравственные страдания.

Причинение нравственных и физических страданий истцу в результате несчастного случая на производстве ответчиком не оспаривалось.

Таким образом, исковые требования о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда подлежат удовлетворению.

При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, индивидуальные особенности потерпевшего, степень вины причинителя вреда, а также требования разумности и справедливости и определяет компенсацию морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, в размере 100000 рублей.

В соответствии со статьей 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Согласно пункту 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 года № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цену иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Исходя из обычной стоимости оказываемых на территории муниципального района юридических услуг в гражданском деле, степени сложности рассматриваемого дела, важности защищаемого права, объема работы представителя, с учетом требований разумности, суд приходит к выводу, что расходы за оказанную юридическую помощь должны быть взысканы с ответчика в сумме 8 000 рублей.

Согласно статье 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам.

В соответствии частью 3 статьи 96 ГПК РФ эксперты, специалисты и переводчики получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного учреждения.

В соответствии с частью 1 статьи 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Стоимость экспертного исследования Государственного учреждения здравоохранения «Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Саратовской области» составила в сумме 8775 рублей (л.д. 140), которые подлежат взысканию с ответчика.

В силу статьи 103 ГПК РФ с ответчика в бюджет Балаковского муниципального района следует взыскать государственную пошлину в размере 300 рублей за рассмотрение требования неимущественного характера в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 333.19 НК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

частично удовлетворить исковые требования.

Взыскать с публичного акционерного общества «Балаковорезинотехника» в пользу Маньковой Т.А. компенсацию морального вреда в сумме 100000 рублей, судебные расходы по оплате услуг представителя в сумме 8000 рублей.

В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.

Взыскать с публичного акционерного общества «Балаковорезинотехника» в пользу Государственного учреждения здравоохранения «Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Саратовской области» оплату экспертизы № 185 в сумме 8775 рублей.

Взыскать с публичного акционерного общества «Балаковорезинотехника» в бюджет Балаковского муниципального района государственную пошлину в сумме 300 рублей.

В течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме на него может быть подана апелляционная жалоба, прокурором - апелляционное представление в судебную коллегию по гражданским делам Саратовского областного суда через Балаковский районный суд Саратовской области.

Судья И.А. Курцева

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.