ПАО "НБАМР": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-3464/2019 ~ М-3315/2019

Дата решения: 22.11.2019

Дата вступления в силу: 31.12.2019

Истец (заявитель): Карташов Алексей Владимирович

Ответчик: ПАО "НБАМР"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

УИД: 25RS0010-01-2019-005023-25

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 2-3464/2019                 22 ноября 2019 года

г. Находка Приморского края

Находкинский городской суд Приморского края в составе: председательствующего судьи Довгоноженко В.Н., при секретаре Кукушкиной Я.В., с участием ст. помощника прокурора г. Находка Радохлеб Л.В., представителя истца Карташова А.В. по доверенности от 18.10.2019г. и ордеру от 22.11.2019г. Савельева В.А., представителя ответчика ПАО «Находкинская база активного морского рыболовства» по доверенности от 29.12.2018г. Борщевской В.А., рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Карташова Алексея Владимировича к ПАО «Находкинская база активного морского рыболовства» о компенсации морального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве, взыскании судебных расходов,

У С Т А Н О В И Л:

Карташов А.В. обратился в суд с иском к ПАО «НБАМР» о компенсации морального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве, взыскании судебных расходов.

В обоснование заявленных требований истец указал, что на основании Трудового договора от 04.10.2018 г. был принят мастером добычи на БМРТ «Капитан Фалеев», на котором следовал 09.04.2019 г. в район промысла. При проведении на судне в 2 час. 40 минут подготовительных к постановке трала работ, истцу от воздействия технологического оборудования причинены телесные повреждения <.........>), которые, согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве, относятся к категории легких. В соответствии с актом о несчастном случае на производстве за № 4 от 17.04.2019 г., истец признан ответственным за допущенные нарушения требований охраны труда, явившиеся причинами несчастного случая. Поскольку Инструкции по охране труда он не нарушал, и комиссия по расследованию несчастного случая не установила в его действиях грубой неосторожности, при этом он испытал сильную боль при травмировании, до настоящего времени ощущает физические последствия травмы и переживает ввиду отсутствия эстетики внешнего вида руки, истец просил суд взыскать с ответчика, ответственного за вред, причиненный источником повышенной опасности, в свою пользу в счет компенсации морального вреда – 500 000 руб., а также расходы по оплате услуг представителя – 10 000 руб., расходы на нотариальное удостоверение полномочий представителя – 2 200 руб.

Представитель истца Карташова А.В. – Савельев В.А. в судебном заседании заявленные требования поддержал. Дополнительно пояснил, что травму истец получил от воздействия лебедки, т.е. оборудования, источника повышенной опасности. Никаких выплат работодатель не производил, истцу было разъяснено, что средства страхового возмещения израсходованы на его эвакуацию, транспортировку из района промысла и последующее лечение. Степень тяжести вреда здоровью не определялась, истец находился на лечении с 17.04.2019 г. по 19.07.2019 г., 20.07.2019 г. должен был приступить к работе.

Представитель ответчика – ПАО «НБАМР» - Борщевская В.А. в суде против удовлетворения требований возражала. Пояснила, что работодателем (ответчиком) организован надлежащий порядок охраны труда на судах. С истцом, в том числе, проведено обучение по охране труда, инструктажи и стажировка на рабочем месте, он обеспечен средствами индивидуальной защиты и ознакомлен с инструкциями по охране труда, в том числе при работе с тралом на судах кормового траления. В нарушение положений Инструкции по охране труда за № 1-1, истец, действуя самонадеянно и без должной степени осмотрительности, 09.04.2019 г. получил при проведении подготовительных к постановке трала работ телесные повреждения в виде <.........> (поправлял трос в непосредственной близости от захватывающего металлического устройства). Поэтому ответчик полагает, что травма стала следствием собственной халатности истца, в связи с чем считает, что его действия можно отнести к грубой неосторожности, при том, что именно он обязан был контролировать ход вышеуказанных работ согласно занимаемой должности. Травма получена фактически в начале смены, что исключает производственную усталость истца и подтверждает лишь неосмотрительность его действий. После получения травмы истец незамедлительно был доставлен в лечебное учреждение, медицинской документацией подтверждено, что вред здоровью истца причинен легкий. Полагала разумной размер компенсации в сумме 200 000 руб., возмещение судебных расходов оставила на усмотрение суда.

Старший помощник прокурора г.Находка Радохлеб Л.В., давая в судебном заседании в порядке ст.45 ГПК РФ заключение, полагала, что исковые требования являются обоснованными и подлежат удовлетворению частично, в сумме 200 000 руб., поскольку установлено, что имел место несчастный случай при исполнении трудовых обязанностей на судне, под воздействием источника повышенной опасности. Грубой неосторожности в действиях истца комиссия не установила. Полагала, что представительские расходы заявлены в разумной сумме, соответствующей категории дела, однако расходы на нотариальные услуги полагала возмещению не подлежащими, поскольку доверенность представителю носит обобщенный характер.

Суд, выслушав стороны, заключение помощника прокурора г.Находка, изучив материалы настоящего гражданского дела, находит исковые требования подлежащими частичному удовлетворению.

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 1079 ГК РФ граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на гражданина, который владеет источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании.

Приведенная норма права в толковании п. п. 18, 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" определяет, что в силу ст.1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего (п.1 ст.1079 ГК РФ).

В судебном заседании установлено, что на основании Трудового договора от 04.10.2018 г., согласно приказа № 8417 от 04.10.2018 г., истец был принят мастером добычи на БМРТ «Капитан Фалеев», на котором следовал 09.04.2019 г. в район промысла.

Конституцией РФ закреплено, что в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей (часть 2 статьи 7), каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (часть 3 статьи 31).

Среди основных принципов правового регулирования трудовых отношений, закрепленных в статье 2 Трудового Кодекса РФ, предусмотрены: обеспечение права каждого работника на справедливые условия труда, в том числе на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены; обязательность возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

Согласно п. 1 ст. 212 ТК РФ, обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Из материалов дела следует, что 09.04.2019 года на смену с 02-00 часов до 14-00 часов заступили матросы 1 класса <.........> Н.И. Под руководством мастера добычи Карташова А.В. на промысловой палубе производились подготовительные работы к постановке трала. Необходимо было выполнить заводку троса через канифас-блок (устройство для изменения направления тяги троса) и подвести его к грузу подтопки кабеля ИГК (провести к грузу, который утапливает в море контрольный геофизический кабель для отслеживания раскрытия трала). Эти работы начались примерно в 02-20 часов, из протокола места осмотра несчастного случая явствует, что место проведения работ освещено, освещение наружное, ночное, на море маловетрие.

Матрос <.........>П. зацепил на гак (крюк) шкентель (коротая веревка) груза подтопки кабеля ИГК, чтобы груз резко не ушел в слип (не упал на площадку в кормовом отверстии промыслового судна для подъема трала с уловом).

Мастер добычи Карташов А.В. самостоятельно участвовал в процессе подготовки<.........> Утлову А.О. команду «вира» (вверх) и трос начал набираться на ролик канифас-блока.

Карташов А.В. при выполнении заводки троса через блок к грузу подтопки кабеля ИГК в момент движения троса решил поправить руками трос в направляющем канифас-блоке на шпиль (ворот на судах для выхаживания якорных цепей, выбирания каната и для других тяжелых работ по тяге тросов и цепей). Для этого Карташов А.В. взялся рукой за трос непосредственно в близости шкива (скобы), его рука попала под шкив (скобу).

Мастер добычи подал команду матросу 1 класса <.........>О. «майна» (вниз). В следующий момент матрос 1 класса <.........>П. увидел мастера добычи Карташова А.В., который держал руку между коленями ног. Лебедчик <.........>. момента несчастного случая не видел, так как находился в будке лебедчика. Матрос <.........>О. также находился на расстоянии и момента получения травмы не видел.

В силу части 1 статьи 227 ТК РФ расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Как разъяснено в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", в силу положений статьи 3 ФЗ N 125-ФЗ и статьи 227 ТК РФ, несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору.

В соответствии со статьей 228 ТК РФ при несчастных случаях, указанных в статье 227 настоящего Кодекса, работодатель (его представитель) обязан: немедленно организовать первую помощь пострадавшему и при необходимости доставку его в медицинскую организацию; принять неотложные меры по предотвращению развития аварийной или иной чрезвычайной ситуации и воздействия травмирующих факторов на других лиц; сохранить до начала расследования несчастного случая обстановку, какой она была на момент происшествия, если это не угрожает жизни и здоровью других лиц и не ведет к катастрофе, аварии или возникновению иных чрезвычайных обстоятельств, а в случае невозможности ее сохранения - зафиксировать сложившуюся обстановку (составить схемы, провести фотографирование или видеосъемку, другие мероприятия немедленно проинформировать о несчастном случае органы и организации, указанные в настоящем Кодексе, других федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, а о тяжелом несчастном случае или несчастном случае со смертельным исходом - также родственников пострадавшего; принять иные необходимые меры по организации и обеспечению надлежащего и своевременного расследования несчастного случая и оформлению материалов расследования в соответствии с настоящей главой.

Согласно частям 1, 4, 5 статьи 230 ТК РФ по каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой потерю работником трудоспособности на срок не менее одного дня, оформляется акт о несчастном случае на производстве, в котором должны быть подробно изложены обстоятельства и причины несчастного случая, а также указаны лица, допустившие нарушения требований охраны труда. В случае установления факта грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению вреда или увеличению вреда, причиненного его здоровью, в акте указывается степень вины застрахованного в процентах, установленная по результатам расследования несчастного случая на производстве.

Согласно п. 23 Положения "Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях", утвержденного Постановлением Минтруда России от 24.10.2002 года N 73, по решению комиссии могут квалифицироваться как не связанные с производством случаи смерти или иное повреждения здоровья, единственной причиной которых явилось алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) работника (по заключению учреждения здравоохранения), не связанное с нарушениями технологического процесса, где используются технические спирты, ароматические, наркотические и другие токсические вещества; несчастный случай, происшедший при совершении пострадавшим действий, квалифицированных правоохранительными органами как уголовное правонарушение (преступление).

Таким образом, в судебном заседании установлено, что истцу от воздействия технологического оборудования, при исполнении трудовых обязанностей на судне (источник повышенной опасности, осуществление технологического процесса) причинены телесные повреждения (<.........>), которые, согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве, относятся к категории легких.

Согласно акта № 4 о несчастном случае на производстве от 17.04.2019 г., причинами указанного несчастного случая признано несоблюдение Карташовым А.В. требований Инструкции по охране труда № 1-1 (далее по тексту – Инструкция) при работе с тралом на судах кормового траления, а именно: «при выборке и травлении канатов, веревок, шнуров и линей не наматывать их ходовой конец на руки или вокруг частей тела, держать его только кистями рук и на расстоянии не ближе 1 м от блока, ролика, мальгогера и т.м.».

Данный вывод сделан комиссией работодателя ввиду того, что истец во время работ по подъему груза подтопки кабеля ИГК, поправлял направляющий блок, держась за трос, рука попала под шкив (скобу), в результате чего истцом и получена вышеназванная травма.

Как следует из указанного акта, грубой неосторожности в действиях истца комиссией не установлено, акт в установленном законом порядке не оспорен, доказательств того, что технологическое оборудование, с которым работал истец, было неисправно («некорректно сработала лебедка») в материалах дела не имеется.

Более того, представителем истца не оспаривалось, что с Карташовым А.В. проведено обучение по охране труда, инструктажи и стажировка на рабочем месте, он обеспечен средствами индивидуальной защиты и ознакомлен с инструкциями по охране труда, в том числе при работе с тралом на судах кормового траления.

Работодатель принял надлежащие меры к незамедлительной доставке истца из района промысла в медицинское учреждение (Магаданская областная больница), где ему была оказана медицинская помощь и медицинским заключением от 15.04.2019 г. определено, что причиненный вред здоровью отнесен к категории легкого. По причине госпитализации истца объяснения у него, в том числе и по обстоятельствам исправности оборудования, истребованы у него не было.

Исходя из пояснений представителя истца, последний находился на лечении с 17.04.2019 г. по 19.07.2019 г., 20.07.2019 г. должен был приступить к работе. Последующее судебно-медицинское освидетельствование в отношении истца не проводилось, вид тяжести вреда, в том числе по медицинской документации, не определялся.

Действительно, в соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан возместить вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

В силу статьи 220 ТК РФ в случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с федеральным законом, при возникновении спора размер компенсации морального вреда определяется судом

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. N 10 (ред. от 06.02.2007) «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно абз. 2 ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, в силу п. 1 ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

На основании п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Возражая против удовлетворения иска, представитель ответчика, в том числе акцентировала внимание, что в данном случае, ввиду императивных положений ст.1079 ГК РВ об общих принципах возмещения вреда, суд не может быть связан исключительно доводами вышеуказанной комиссии, поскольку надлежит исследовать и иные доказательства, прямо свидетельствующие о том, что травма истца – результат его самонадеянных действий и фактической халатности.

И суд полагает возможным в части указанные доводы принять, обращая внимание на следующие, значимые по делу обстоятельства.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 1083 ГК РФ при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

При этом, при грубой неосторожности проявляется явная неосмотрительность, когда игнорируются элементарные правила безопасности.

Согласно разъяснений пункта 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).

Из материалов дела следует и истцом не доказано обратное, что в соответствии с требованиями п.3.7. вышеназванной Инструкции запрещено при выборке и травлении канатов, веревок, шнуров и линей наматывание их ходовой конец на руку или вокруг частей тела, рекомендовано держать его только кистями рук и на расстоянии не ближе 1 м от блока, ролика, мальгогера и т.п. Контроль и непосредственная ответственность за соблюдение правил техники безопасности во время всех видов судовых работ возлагается на лицо командного состава, непосредственно возглавляющее работу, в данном случае таким лицом являлся именно истец, как мастер добычи.

Однако, вопреки требованиям техники безопасности, истец в рассматриваемом случае, видя, что трос набирается, движется через прижимающий металлический шкив и, зная о запрете браться руками ближе определенного расстояния, поправлял трос руками в непосредственной близости от захватывающего металлического устройства, более того, не использовал специальные приспособления, имеющиеся на судне именно для выполнения такого вида работ с «нагруженными» кабелями, канатами, веревками и пр.

Поэтому суд соглашается с доводами истца о халатном в данном случае отношении истца к работе, нарушении установленных запретов и требований, связанных с обеспечением безопасных условий труда, которое, в конечном итоге, и привело к «печальным» последствиям – получение травмы под воздействием источника повышенной опасности при исполнении трудовых обязанностей, а также, как обоснованно указал ответчик, служило отрицательным примером для работников, находящихся в подчинении истца. Факт работы Карташова А.В. за пределами рабочего времени и сверх нормальной продолжительности рабочего времени также не установлен.

Данные обстоятельства дают суду более чем достаточные основания, не умаляя их последствий в виде получения телесных повреждений, сделать вывод о том, что действуя разумно и осмотрительно, истец мог предвидеть негативные последствия своего поведения, но не сделал этого и его неосторожные действия прямым и самым непосредственным образом повлияли получение им травмы.

Поскольку приведенные обстоятельства травмирования истца с достоверностью подтверждают его явное пренебрежение правилами безопасности, что и явилось фактически причиной травмы, т.е., по сути, наличие в его действиях именно той грубой неосторожности, о которой свидетельствует буквальное толкование п.2 ст.1083 ГК РФ, суд считает необходимым снизить заявленный истцом указанный вид компенсации и взыскать с ответчика в пользу истца 200 000 руб.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Пунктом 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" разъяснено, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах (ч.1 ст.100 ГПК РФ). Разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства (п. 13).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, неоднократно выраженной в принятых Судом решениях (Определении от 21.12.2004 г. N 454-О, Определении от 25.02.2010 г. N 224-О-О, Определении от 17.07.2007 г. N 382-О-О, Определении от 22.03.2011 г. N 361-О-О) обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другой стороны в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции РФ. Именно поэтому речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле. Вместе с тем, принимая мотивированное решение об определении размера сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов.

Как следует из разъяснений, содержащихся в абзаце 2 пункта 11вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 года N 1, в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (статьи 2, 35 ГПК РФ, статьи 3, 45 КАС РФ, статьи 2, 41 АПК РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Из совокупности вышеприведенных норм процессуального права и данных вышестоящими судами разъяснений относительно их применения, следует вывод о том, что суд наделен правом уменьшать размер судебных издержек в виде расходов на оплату услуг представителя, если этот размер носит явно неразумный (чрезмерный) характер, в том числе и в тех случаях, когда другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов, при этом суд не вправе уменьшать его произвольно без приведения соответствующей мотивировки.

При указанных обстоятельствах, с учетом требований ст. 100 ГПК РФ, а также принимая во внимание объем выполненной представителем истца работы, его процессуальной активности, сложности рассматриваемого дела, его результата и продолжительности, при отсутствии возражений ответчика, суд полагает, что размер судебных расходов на оплату услуг представителя, заявленный к взысканию в сумме 10 000 руб., соответствует требованиям разумности, в связи с чем взыскивает указанную сумму с ответчика в пользу истца.

Кроме того, как разъяснено в п.1 вышеназванного Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1, судебные расходы, состоящие из государственной пошлины, а также издержек, связанных с рассмотрением дела, представляют собой денежные затраты (потери), распределяемые в порядке, предусмотренном главой 7 ГПК РФ.

В абз. 3 п. 2 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 разъяснено, что расходы на оформление доверенности представителя могут быть признаны судебными издержками, если такая доверенность выдана для участия представителя в конкретном деле или конкретном судебном заседании по делу.

Однако из представленной в материалы дела доверенности от 18.10.2019 г., выданной Савельеву В.А. на представление интересов истца, не следует, что данная доверенность выдана для участия в данном гражданском деле и (или) в конкретном судебном заседании; указанный документ носит так называемый обобщенный характер и касается представительства интересов во всех судебных органах, органах государственной власти и т.п., о чем также указала и представитель прокуратуры г.Находка, давая заключение по делу.

На основании изложенного, а также принимая во внимание отсутствие платежного документа (квитанция нотариуса прихода по реестру), расходы на нотариальное удостоверение полномочий представителя в размере 2 200 руб. согласно указанной доверенности, возмещению ответчиком в пользу истца не подлежат.

Учитывая, что в соответствии с п.п.3 п.1 ст.333.36 НК РФ истец от уплаты госпошлины освобожден, с ответчика в доход бюджета Находкинского городского округа подлежит взысканию госпошлина в размере 300 руб. по требованиям неимущественного характера, заявленным физическим лицом, о компенсации морального вреда.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194 -198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования Карташова Алексея Владимировича к ПАО «Находкинская база активного морского рыболовства» о компенсации морального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве, взыскании судебных расходов - удовлетворить частично.

Взыскать с ПАО «Находкинская база активного морского рыболовства» (место нахождения: 692921, Приморский край, г. Находка, ул. Макарова,5, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 25.11.2002г., ИНН 2508007948) в пользу Карташова Алексея Владимировича, <.........> года рождения, уроженца <.........> зарегистрированного и проживающего по адресу: <.........>, компенсацию морального вреда – 200 000 руб., судебные расходы по оплате услуг представителя – 10 000 руб. Всего взыскать 210 000 руб.

Исковые требования Карташова Алексея Владимировича к ПАО «Находкинская база активного морского рыболовства» о взыскании судебных расходов по оплате услуг нотариуса – оставить без удовлетворения.

Взыскать с ПАО «Находкинская база активного морского рыболовства» (место нахождения: 692921, Приморский край, г. Находка, ул. Макарова,5, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 25.11.2002г., ИНН 2508007948) в доход бюджета Находкинского городского округа государственную пошлину в размере 6 000 руб.

Решение может быть обжаловано в Приморский краевой суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме через Находкинский городской суд Приморского края.

Судья В.Н. Довгоноженко

Мотивированное решение составлено 28 ноября 2019 года.

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:
Похожие отзывы:
ПАО "НБАМР"
Находка | 29.05.2018

Номер дела: 2 1703/2018 ~ М 1250/2018Дата решения: 29.05.2018Дата вступления в силу: 03.07.2018Истец (заявитель): Колдаев Анатолий МихайловичОтветчик: пао "НБАМР"Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) удовлетворен частично Решение по гражданскому делу Дело № 2 1703/2018 решение именем российской федерации 29 мая 2018 года г. Находка Приморского края Мотивированное решение составлен...



Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.