Публичное акционерное общество "Уральский завод тяжелого машиностроения": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-2822/2019 ~ М-2672/2019

Дата решения: 08.08.2019

Дата вступления в силу: 10.09.2019

Истец (заявитель): Перегримов Валерий Николаевич

Ответчик: Публичное акционерное общество "Уральский завод тяжелого машиностроения"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

         № 2-2822/2019

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

08 августа 2019 года

Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга в составе:

председательствующего судьи Никулиной А.Л.,

с участием прокурора Гатауллиной М.С.

при секретаре Батуриной И.В.,

с участием истца, представителя истца, представителя ответчика,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Перегримова В. Н. к публичному акционерному обществу «Уралмашзавод» о компенсации морального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве,

установил:

истец Перегримов В.Н. обратился в суд с иском к ПАО «Уралмашзавод» о компенсации морального вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве, указав, что в связи с получением трудовой травмой, согласно заключению < № > от 01.12.2003 и справке бюро МСЭ он является инвалидом III группы. Справкой < № > от 18.01.2010 инвалидность установлена бессрочной. Актом < № > о тяжелом несчастном случае на производстве от 17.11.2005 установлен факт получения Перегримовым В.Н. тяжкого вреда здоровью при непосредственном осуществлении своих трудовых обязанностей, по вине работодателя. Ответчик, на основании заявления Перегримова В.Н., в связи с возникшим несчастным случаем, компенсировал причиненный истцу моральный вред в размере 30 000 рублей (распоряжение < № > от 13.03.2019).

Однако по прошествии времени, Перегримов В.Н., считает выплаченную сумму, в счет компенсации морального вреда недостаточной, поскольку последствия причиненной травмы оказались тяжелее, чем он предполагал. На сегодняшний день у истца возникают сложности с самообслуживанием, он не может помогать своей семье по хозяйству, в связи с полученной травмой практически потерян голос. Согласно справке отоневролога у истца имеются бульбарные нарушения, стеноз 1-й степени, отдышка. До прохождения курса по восстановлению голоса возможность коммуникации без личного контакта с собеседником отсутствовала, но и после него осиплость не исчезла. При бытовых нагрузках способность к речи снижается. На протяжении 2002-2018 года проходил неоднократные исследования, и восстановительные курсы в части проводимости добавочного нерва. Установлены признаки выраженного стенозирования левой подключной артерии. Признаки дефицита кровотока по ладонным дугам и пальцевым артериям слева. В связи, с чем Перегримову В.Н. пришлось перенести две операции на артерии верхних конечностей, несмотря на оперативное вмешательство боли, не прекратились, состояние не улучшилось. В связи с полученной травмой в 2002 году перенес две операции на оба глаза поочередно (показания к операции: осложненная зрелая с элементами набухания катаракта, глаукома правого глаза, глаукома левого глаза). Также имеется справка о хронической тугоухости.

По состоянию 22.03.2019, на основании Заключения ВК < № > диагноз Перегримова В.Н. состоит из следующего: «последствия производственной травмы в 2002: < данные изъяты >.

Перегримов В.Н. попытался урегулировать спор в досудебном порядке, направил ответчику требование о добровольном возмещении последствий травмы, однако ответчик сослался на архивную справку о выплатах по данному факту, уклонившись от ответа по существу.

На основании изложенного, истец просил суд взыскать с публичного акционерного общества «Уралмашзавод» в счет компенсации морального вреда 1 500 000 рублей, поскольку понесенная в 2002 году травма лишила его полноценной жизни по настоящее время.

В судебном заседании истец и его представитель на заявленном требовании настаивали в полном объеме, просили его удовлетворить.

Представитель ответчика, в судебном заседании против удовлетворения иска в полном объеме возражал, представил отзыв, в котором указал на возможную доплату ранее возмещенного морального вреда, с учетом среднего заработка по стране, в размере 40 000 рублей.

Заслушав истца, его представителя, представителя ответчика, исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора, полагавшего что исковые требования удовлетворению не подлежат, суд пришел к следующему.

В силу ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений.

Среди основных принципов правового регулирования трудовых отношений, закрепленных ст. 2 Трудового Кодекса Российской Федерации, предусмотрен такой, как обязательность возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

В силу ст. ст. 22, 212 Трудового Кодекса Российской Федерации именно работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик.

Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред (пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1).

Трудовое законодательство предусматривает в качестве основной обязанности работодателя обеспечить безопасность труда и условия, отвечающие требованиям охраны и гигиены труда, то есть создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью работника.

Так в соответствии со ст. 212 Трудового Кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий труда и охраны труда возлагаются на работодателя. В случае если работнику был причинен вред жизни или здоровью, работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской Федерации, федеральными законами и иными правовыми актами (ст. 22 Трудового Кодекса Российской Федерации).

Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В силу ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Истец считает, что в соответствии со ст. 237 Трудового Кодекса Российской Федерации, ответчик, как сторона Трудового договора, обязан возместить причиненный ему моральный вред, то есть физические и нравственные страдания, выразившиеся в ухудшении его здоровья, длительном лечении, постоянном чувстве дискомфорта, боли, боязни за свое будущее, которые он испытывает до настоящего времени.

Как указано в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 от 20.12.1994 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в физической боли, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др. (п. 2 постановления).

В силу п. 2 ч. 3 ст. 8 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Судом установлено, что на основании личного заявления 25.12.1970 Перегримов В.Н. был принят на работу к ответчику в механический цех тел вращения и зубообработки < № > токарем 2 разряда.

Приказом < № > от 02.12.2002 с 01.12.2002 переведен в блок-корпус < № > токарем 5 разряда.

Приказом < № > от 01.11.2006 с 01.11.2006 переведен в цех механообработки < № > токарем (наставником) 5 разряда.

Приказом < № > от 20.07.2009 Перегримов В.Н. 20.07.2009 уволен по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового Кодекса Российской Федерации (сокращение численности или штата).

Представленными по делу доказательствами подтверждается, что 27.09.2002 с истцом произошел несчастный случай на производстве.

Из представленных суду материалов расследования, а именно акта < № > о тяжелом несчастном случае на производстве, следует и не оспаривается сторонами, что комиссией установлено, что 27 сентября 2002 года токарь цеха < № > Перегримов В. Н. в обеденный перерыв, дообедав, проходил по проходу территории цеха < № > к своему рабочему месту. В пути следования остановился и поздоровался с рабочим цеха < № > С.А.И. Напротив них, по другую сторону прохода, на расстоянии 8.2 метра рабочий цеха < № > М.А.В. по заданию старшего мастера цеха < № > Б.В.И. производил резку панелей из пенополиуретана приспособлением, в котором применялась ручная пневматическая машинка ИП - 2014Б с отрезным армированным, абразивным кругом. В момент врезания в панель произошел разрыв отрезного, абразивного круга. Осколок (размером 90x80 мм) от круга отлетел в сторону Перегримова В.Н. и ударил его в область шеи слева, причинив травму. Перегримов В.Н. упал на ровный, покрытый металлической плиткой пол. О случившемся рабочий цеха < № > С.А.И. сообщил старшему мастеру цеха < № > Б.В.И., который вызвал скорую медицинскую помощь и сообщил о несчастном случае по телефону начальнику цеха и в управление по охране труда и промышленной безопасности. После оказания первой медицинской помощи врачами Перегримов В.Н. был отправлен в ЦГБ № 23 на машине «скорой», где и был госпитализирован с диагнозом: «Резаная рана боковой поверхности шеи слева с повреждением внутренней яремной вены. Гемморрагический шок». Согласно решению Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 21 сентября 2005 г., данный несчастный случай изначально относился к категории тяжелых.

Причины, вызвавшие несчастный случай: несовершенство технологического процесса, выразившееся в отсутствии должной технологии резки панелей со стороны службы главного технолога и администрации цеха < № >. Неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочего места со стороны администрации цеха < № >. выразившееся в отсутствии защитных экранов, предупреждающих аншлагов, использовании приспособления с машиной ИП-2014Б, не обеспечивающих безопасные условия труда: защитный кожух не исключал вылет осколков разорвавшегося отрезного, армированного абразивного круга

Лицами, ответственными за допущенные нарушения законодательных и иных нормативных правовых и локальных нормативных актов, явившихся причинами несчастного случая являются В.В.П. - главный технолог; Б.О.М. - начальник цеха < № >; Б.В.И. - старший мастер (мастер) цеха < № >.

Судом установлено, что после несчастного случая, на основании заявления истца, распоряжением < № > от 12.03.2003, 29.04.2003 ответчиком истцу была выплачена в счет компенсации морального вреда сумма в размере 30 000 рублей 00 копеек.

Размер полученной компенсации морального вреда истцом не оспаривался, что свидетельствует о принятии истцом такого размера справедливым и разумным вплоть до настоящего времени, то есть на протяжении более шестнадцати лет.

Оспаривая в настоящий момент справедливость вышеуказанного размера компенсации морального вреда, истец ссылается на расстройства здоровья, относительно которых не представляет доказательства наличия причинно-следственной связи с несчастным случаем на производстве и возникновением этих расстройств.

Как следует из заключения ВК < № > от 22.03.2019, оно содержит сведения о диагнозах, аналогичных тем, которые выявлены непосредственно после получения производственной травмы, что подтверждается справкой центральной городской больницы № 23 от 25.10.2005 года, актом о несчастном случае на производстве.

Из акта МСЭ < № > от 11.04.2019 следует, что никаких дополнительных ухудшений в состоянии здоровья истца в связи с производственной травмой от 27.09.2002 не произошло, процент утраты профессиональной трудоспособности, как был установлен 30% после травмы, таковым и остался.

С учетом вышеизложенного, суд приходит к выводу, что истцом в нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предоставлены доказательства ухудшения состояния его здоровья во взаимосвязи с полученной в 2002 году производственной травмой.

Ответчиком исполнено обязательство по компенсации морального вреда в добровольном порядке, в размере 30 000 рублей 00 копеек 29.04.2003.

Как следует из среднемесячной номинальной начисленной заработной платы в Российской Федерации за период с 1991 по 2019 год, имеющейся в открытом доступе в сети Интернет, на момент получения истцом травмы, т.е. на 2002 год средняя заработная плата по Российской Федерации составляла 4 360 рублей 00 копеек, следовательно, выплаченная истцу сумма составляла среднюю заработную плату за 7 месяцев.

Среднемесячная заработная плата за 1 квартал 2019 года в Российской Федерации установлена в размере 43 944 рубля, что за 7 месяцев составляет 307 608 рублей.

Таким образом, суд приходит к выводу, что ответчиком истцу была в качестве компенсации морального вреда возмещена сумма эквивалентная в настоящее время 307 608 рублям 00 копеек.

Таким образом, принимая во внимание, что истцом не представлено доказательству ухудшения его состояния здоровья именно по причине полученной 27.09.2002 травмы, с учетом выплаченной суммы в счет компенсации морального вреда в размере 30 000 рублей 00 копеек, что в настоящее время эквивалентно 307 608 рублей 00 копеек, принимая во внимание, что ответчик признал исковые требования в части возмещения компенсации в сумме 40 000 рублей 00 копеек, суд приходит к выводу о возможности взыскания с ответчика в пользу истца в счет компенсации морального вреда 40 000 рублей 00 копеек.

Доказательств обратного суду не представлено.

С учетом положений ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с ответчика в пользу истца должна быть взыскана госпошлина в сумме 300 рублей 00 копеек.

Руководствуясь ст.ст. 12, 194-199, Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

исковые требования удовлетворить в части.

Взыскать с ПАО «Уралмашзавод» (ИНН 6663005798) в пользу Перегримова В. Н. компенсацию морального вреда в сумме 40 000 рублей 00 копеек, расходы по оплате госпошлины в сумме 300 рублей 00 копеек.

В удовлетворении оставшейся части исковых требований отказать.

Решение может быть обжаловано в Свердловский областной суд с подачей апелляционной жалобы через Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга в течение месяца с момента изготовления решения в окончательной форме.

Мотивированное решение будет составлено в течение пяти дней.

Судья         А.Л. Никулина

Мотивированное решение составлено 09.08.2019.

Судья         А.Л. Никулина

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:

Отзывы о работе в заводы и фабрику в Екатеринбург




Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.