ФГБУ РАН, ФГУ "Федеральный научный центр Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук": травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-11/2018 (2-2410/2017;) ~ М-2108/2017

Дата решения: 19.01.2018

Дата вступления в силу: 27.02.2018

Истец (заявитель): Михайлова Джульетта Владимировна

Ответчик: ФГБУ РАН, ФГУ "Федеральный научный центр Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук"

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

РЕШЕНИЕ

ИФИО1

19 января 2018 года                                             <адрес>

Домодедовский городской суд в составе:

председательствующего судьи

Рагулиной О.Б

при секретаре

Кудиновой Е.В.

с участием:

помощника прокурора

Ахмеджановой К.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Михайловой Джульетты Владимировны, действующей в интересах несовершеннолетних Михайлова Никиты Александровича и Михайловой Маргариты Александровны к ФГБУ науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук о взыскании морального вреда, денежных выплат на содержание детей, обязании выдать Акт о несчастном случае на производстве; к ФГБУ Российская академия наук о взыскании морального вреда; третьи лица: ТУ Росимущества по г. Москве, Фонд социального страхования, Государственная инспекция труда в г. Москве; государственный орган, дающий заключение по делу: прокурор

УСТАНОВИЛ:

Михайлова Д.В. (далее истица), действуя в интересах своих несовершеннолетних детей, обратилась с иском (с учетом уточнения) о взыскании с ФГБУ Российская академия наук (далее РАН) компенсации морального вреда в размере 500 000 руб. (по 250000 в пользу каждого ребенка с ФГБУ науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук (далее НИИСИ) морального вреда в размере 500 000 руб. (по 250 000 руб. в пользу каждого ребенка) и ежемесячных денежных выплат на содержание детей по17 086,30 руб. в пользу каждого, до достижения совершеннолетия, обязании выдать Акт о несчастном случае на производстве.

В обоснование требований истица указала, что 09.11.15 ее супруг Михайлов А.В. погиб в результате несчастного случая на производстве, что влечет обязанность работодателя выплатить компенсацию морального вреда детям погибшего и производить ежемесячные выплаты, исходя из расчета средней заработной платы. Кроме этого работодатель не выдает Акт о несчастном случае на производстве, что препятствует обращению в ФСС для получения денежных средств. В отношении РАН истица указала, что ее супруг погиб, ремонтируя оборудование, принадлежащее РАН, являющее источником повышенной опасности, что также влечет обязанность компенсации морального вреда.

В судебном заседании истица и ее представитель Буянский А.Н. (доверенность - т.1 л.д.60) иск в окончательной редакции поддержали.

Представитель ФГБУ науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук Грибаков А.С. (ордер, доверенность - т. 1 л.д. 68,69), уведомленный надлежащим образом, в данное судебное заседание не явился. Ранее в суде иск не признал, полагал, что Заключение государственного инспектора труда, Предписание, вынесенные в отношении НИИСИ незаконны, смерть Михайлова А.В. произошла не в результате несчастного случая на производстве, отметив, что НИИСИ обжалует в судебном порядке вынесенное Предписание.

Представитель РАН, уведомленный надлежащим образом, в суд не явился, направив 15.11.17 пояснения (т.1 л.д. 165-168, т.3 л.д. 7-9), указав на реорганизацию ответчика-работодателя. Обоснованных возражений по иску РАН в суд не направила.

Представители ТУ Росимущества по г. Москве, Фонда социального страхования, Государственной инспекции труда в г. Москве, уведомленные надлежащим образом, в суд не явились, возражений, ходатайств не направили. От Государственной инспекции труда поступили все необходимые материалы по расследованию смерти Михайлова А.В.

Помощник прокурора Ахмеджанова К.В. в заключении сделала вывод о наличии оснований для компенсации морального вреда, полагая, что сумму компенсации суд определяет по своему усмотрению с учетом принципа разумности и справедливости. В отношении ежемесячных выплат помощник прокурора отметила необходимость применения Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствии не явившихся лиц.

Выслушав истицу и ее представителя, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, суд приходит к следующим выводам.

На основании Конституции Российской Федерации в Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей (часть 2 статьи 7), каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (часть 2 статьи 37), каждый имеет право на охрану здоровья (часть 2 статьи 41), каждому гарантируется право на судебную защиту (часть 1 статьи 46). Из данных положений Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что каждый имеет право на справедливое и соразмерное возмещение вреда, в том числе и морального, причиненного повреждением здоровья вследствие необеспечения работодателем безопасных условий труда, а также имеет право требовать такого возмещения в судебном порядке.

Работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами, обязательное социальное страхование в случаях, предусмотренных федеральными законами (часть 1 статьи 21 Трудового Кодекса Российской Федерации).

Работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы Трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров; обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда; осуществлять обязательное социальное страхование работников в порядке, установленном федеральными законами; возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (часть 2 статьи 22 Трудового Кодекса Российской Федерации).

В силу части 1 статьи 212 Трудового Кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Согласно части 1 статьи 219 Трудового Кодекса Российской Федерации каждый работник имеет право на рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда, а также гарантии и компенсации, установленные в соответствии с данным кодексом, коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом, трудовым договором, если он занят на работах с вредными и (или) опасными условиями труда.

Статья 210 Трудового Кодекса Российской Федерации определяет основные направления государственной политики в области охраны труда. К ним, в частности, относится защита законных интересов работников, пострадавших от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а также членов их семей на основе обязательного социального страхования работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний предусматривает, в том числе возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору. Данные отношения регулируются Федеральным законом от 24 июля 1998 г.                     N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Закон № 125-ФЗ), абзац второй пункта 3 статьи 8 которого предусматривает, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

В силу положений статьи 3 Закона №125-ФЗ и статьи 227 Трудового Кодекса Российской Федерации несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах, как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем (или на личном транспортном средстве в случае его использования в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) либо по соглашению сторон Трудового договора), и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

В связи с этим для правильной квалификации события, в результате которого причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, необходимо в каждом случае исследовать следующие юридически значимые обстоятельства:

- относится ли пострадавший к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя (часть вторая статьи 227 Трудового Кодекса Российской Федерации

- указано ли происшедшее событие в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев (часть третья статьи 227 Трудового Кодекса Российской Федерации

- соответствуют ли обстоятельства (время, место и другие), сопутствующие происшедшему событию, обстоятельствам, указанным в части третьей статьи 227 Трудового Кодекса Российской Федерации;

- произошел ли несчастный случай на производстве с лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (статья 5 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ

- имели ли место обстоятельства, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством (исчерпывающий перечень таких обстоятельств содержится в части шестой статьи 229.2 Трудового Кодекса Российской Федерации), и иные обстоятельства.

Судом установлено, что супруг Михайловой Д.В. - Михайлов Александр Викторович умер 09.11.15 (свидетельство о смерти - т.1. л.д. 15, свидетельство о браке - т.1. л.д. 16).

Михайлова Маргарита Александровна 18.06.07 года рождения и Михайлов Никита Александрович 22.11.03 года рождения - несовершеннолетние дети Михайлова А.В. (свидетельство о рождении - т. 1 л.д. 13,14).

Михайлов А.В. с 30.01.15 состоял в трудовых отношениях с ФГБУ науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук (до реорганизации в форме присоединения - ФГБУ науки Межведомственный суперкомпьютерный центр Российской академии наук - выписка из ЕГРЮЛ о реорганизации и правопреемств - т. 1 л.д. 26-36).

Согласно Трудовому договору №15-5 и Дополнению к нему Михайлов А.В. работал по совместительству на должности инженера (трудовой договор, Дополнительное соглашение -т. 1 л.д. 17-21, т. 2 л.д. 196-200, приказ о приеме на работу, личная карточка - т. 2 л.д. 162-168).

Из материалов дела следует, что 09.11.15 Михайлов А.В. по указанию своего руководителя - главного инженера Опалева В.М. приехал в помещение РАН (-8 уровень) для ремонта холодильной машины «Карьер», привезя с собой часть необходимого для ремонта оборудования. В результате проводимых работ, газовый баллон с фреоном взорвался, Михайлов А.В. получил повреждения, повлекшие смерть.

Заключением эксперта №9566 от 10.11.15 установлено, что смерть Михайлова А.В. наступила от взрывной неогнестрельной травмы с осколочным ранением головы и разрушением вещества головного мозга, с повреждением туловища и конечностей. Телесные повреждения, составляющие комплекс взрывной травмы причинили тяжкий вред здоровью, который состоит в прямой причинной связи с наступлением смерти (т. 2 л.д.33).

Заключением эксперта от 06.04.16 №4481-4482/18-5, 4483/10-5 (т. 2 л.д. 135-135) установлено, что разрушение баллона (взрыв) произошел в результате роста давления и превышения давления в сосуде его прочность. Разрушение баллона обусловлено его подключением к емкости с давлением, превышающим значение давления прочности баллона. Экспертом сделан вывод, что невыполнение п. 517 Правил промышленной безопасности опасных производственных объектов, на которых используется оборудование, работающее под давлением является организационно-технической причиной разрушения (выводы- т. 2 л.д. 152,153)

В соответствии со ст. 227 ТК РФ было проведено расследование несчастного случая на производстве, по результатам которого составлено Заключение государственного инспектора труда, на момент рассмотрения дела не отмененное, не признанное незаконным (т. 1 л.д. 37-59).

Предписанием №6-4749-15-ИЗ/1000/2/НС/1 от 30.11.16 (т.1. л.д.102,103) НИИСИ обязано утвердить и выдать истице Акт о несчастном случае на производстве (Форма Н-1).

Возражения НИИСИ (т.1 л.д. 89-101) на названное предписание признаны необоснованными Решением №6-4749-15-ИЗ/1000/2/НС/1 (т. 1 л.д. 104-113).

Ни заключение государственного инспектора труда, ни Решение №6-4749-15-ИЗ/1000/2/НС/1 на момент рассмотрения дела не отменены, несмотря на обжалование их НИИСИ (копия административного иска - т.1. л.д. 115-128, Копия Определения об отказе в принятии - т. 1 л.д. 81,82).

До настоящего времени Акт о несчастном случае на производстве истице не выдан.

Суд соглашается, с правовой позицией истицы, о том, что Михайлов А.В. погиб в результате несчастного случая на производстве, так как он прибыл в РАН для ремонта холодильной установки по поручению своего руководителя Опалева В.М. (протокол опроса - т.2 л.д. 63-66, объяснения - т. 2 л.д. 119-121). Михайлову А.В., как сотруднику НИИСИ обеспечили доступ на режимный объект, к холодильной установке, что сторонами не отрицалось, подтверждено многочисленными протоколами проса свидетелей, составленными в ходе расследования несчастного случая.

Довод НИИСИ о том, что оборудование, в результате ремонта которого погиб Михайлов А.В. принадлежит РАН, как и помещение в котором погиб работник, не влияет на выводы суда.

Тот факт, что Михайлов А.В. работал в НИИСИ по совместительству и на момент смерти по данным работодателя находился в отпуске (отпускная записка -т.3 л.д. 204), в данном случае не имеет значения, так как руководитель Михайлова А.В. - его работодатель, вызвал работника на работу, не оформив надлежащим образом отзыв из отпуска, как это требует ст. 125 ТК РФ, допустил работника на рабочее место на территории иного юридического лица, дал ему задание, в результате выполнения которого работник скончался.

В соответствии со ст. 229.3, 230 ТК РФ после завершения расследования акт о несчастном случае на производстве подписывается всеми лицами, проводившими расследование, утверждается работодателем (его представителем) и заверяется печатью (при наличии печати). Работодатель (его представитель) в трехдневный срок после завершения расследования несчастного случая на производстве обязан выдать один экземпляр утвержденного им акта о несчастном случае на производстве пострадавшему (его законному представителю или иному доверенному лицу), а при несчастном случае на производстве со смертельным исходом - лицам, состоявшим на иждивении погибшего, либо лицам, состоявшим с ним в близком родстве или свойстве (их законному представителю или иному доверенному лицу), по их требованию.

В силу ст. 231 ТК РФ разногласия по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев, непризнания работодателем (его представителем) факта несчастного случая, отказа в проведении расследования несчастного случая и составлении соответствующего акта, несогласия пострадавшего (его законного представителя или иного доверенного лица), а при несчастных случаях со смертельным исходом - лиц, состоявших на иждивении погибшего в результате несчастного случая, либо лиц, состоявших с ним в близком родстве или свойстве (их законного представителя или иного доверенного лица), с содержанием акта о несчастном случае рассматриваются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление федерального государственного надзора за соблюдением Трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы Трудового права, и его территориальными органами, решения которых могут быть обжалованы в суд. В этих случаях подача жалобы не является основанием для невыполнения работодателем (его представителем) решений государственного инспектора труда.

Таким образом, требование об обязании НИИСИ выдать Акт о несчастном случае на производстве подлежит удовлетворению.

Порядок и условия возмещения морального вреда работнику определены статьей 237 Трудового Кодекса Российской Федерации, согласно которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Поскольку из Заключения Государственного инспектора труда усматривается, что несчастный случай произошел, в том числе из-за неудовлетворительной организации производства работ, неудовлетворительного материально-технического обеспечения производственного процесса; лицами, допустившими нарушение норм законодательства указаны руководители НИИСИ Шабанов Б.М. и Опалев В.М., суд считает возможным удовлетворить требование истицы о компенсации морального вреда.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Статья 237 ТК РФ гласит, что моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора.

На основании п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещение вреда.

В пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинении вреда жизни или здоровья гражданина" разъяснено, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда.

Учитывая смерть работника - ФИО2, моральный вред подлежит компенсации его несовершеннолетним детям. При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень нравственных или физических страданий, связанных со смертью отца, обстоятельства смерти, степень вины работодателя, принципы разумности и справедливости, и полагает, что с НИИСИ в пользу каждого ребенка подлежит возмещению моральный вред в размере 200 000 руб..

Вместе с тем, не подлежат удовлетворению требования о взыскании с НИИСИ ежемесячных выплат в размере 17086,30 руб. до достижения детьми совершеннолетия.

В соответствии с Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее Закон №125-ФЗ) обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний является видом социального страхования и предусматривает: обеспечение социальной защиты застрахованных и экономической заинтересованности субъектов страхования в снижении профессионального риска; возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплату расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию; обеспечение предупредительных мер по сокращению производственного травматизма и профессиональных заболеваний.

Статья 8 Закона №125-ФЗ гласит, обеспечение по страхованию осуществляется, в том числе в виде страховых выплат: единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти; ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти.

Статья 12 Закона №125-ФЗ устанавливает, что размер ежемесячной страховой выплаты определяется как доля среднего месячного заработка застрахованного, исчисленная в соответствии со степенью утраты им профессиональной трудоспособности. Лицам, имеющим право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного, размер ежемесячной страховой выплаты исчисляется исходя из его среднего месячного заработка за вычетом долей, приходящихся на него самого и трудоспособных лиц, состоявших на его иждивении, но не имеющих право на получение страховых выплат. Для определения размера ежемесячных страховых выплат каждому лицу, имеющему право на их получение, общий размер указанных выплат делится на число лиц, имеющих право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного. Максимальный размер ежемесячной страховой выплаты не может превышать 72 290,4 рубля.

Таким образом, посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм, осуществляется, в том числе, социальное обеспечение граждан в случае потери кормильца.

Названный Федеральный закон не ограничивает права застрахованных на возмещение вреда, осуществляемого в соответствии с законодательством Российской Федерации, в части, превышающей обеспечение по страхованию, осуществляемое в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Учитывая, что суммы требуемые истицей в виде ежемесячных выплат по случаю потери кормильца не превышают максимальный размер ежемесячной страховой выплаты, иск в этой части удовлетворению не подлежит.

Рассматривая требование к РАН о компенсации морального вреда, суд полагает, что оно подлежит частичному удовлетворению.

Судом установлено, подтверждено материалами дела, что смерть Михайлова А.В., произошла в результате взаимодействия с холодильной установкой, баллоном с фреоном.

Из Договора безвозмездного пользования от 27.12.10 №10201/11-С5л (т.1 л.д. 136-164), заключенного между РАН и НИИСИ, усматривается, что НИИСИ не использовало помещение, в котором находилось оборудование, ремонтируемое Михайловым А.В. 09.11.15, оборудование не принадлежало НИИСИ.

Только 26 марта 2016 года по Акту разграничения эксплуатационной ответственности, оборудование (в том числе холодильное, при ремонте которого погиб Михайлов А.В.) РАН передала НИИСИ (т.2. л.д. 97).

Таким образом, по состоянию на 09.11.15 владельцем оборудования, при ремонте которого погиб Михайлов А.В. является РАН, доказательств обратного суду не представлено.

В силу ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 ГК РФ.

Суд полагает, что холодильную установку следует отнести к источнику повышенной опасности, что позволяет взыскать с РАН в пользу детей погибшего Михайлова А.В. компенсацию морального вреда в размере 150 000 руб. в пользу каждого ребенка.

Законодательство РФ не ограничивает возможность компенсации морального вреда за смерть близкого человека по разным основаниям.

Суд при определении суммы компенсации морального вреда учитывает степень страдания детей в связи со смертью их отца, причины и обстоятельства смерти, принцип разумности и справедливости. Определяя размер компенсации, суд также учитывает степень вины Михайлова А.В. и тот факт, что баллон с фреоном, взорвавшийся в руках пострадавшего, РАН не принадлежал, пострадавшему в целях ремонта не предоставлялся.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Михайловой Джульетты Владимировны, действующей в интересах несовершеннолетних Михайлова Никиты Александровича и Михайловой Маргариты Александровны удовлетворить частично.

Взыскать в пользу Михайловой Джульетты Владимировны, действующей в интересах несовершеннолетних Михайлова Никиты Александровича и Михайловой Маргариты Александровны с ФГБУ науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук компенсацию морального вреда в размере 400 000 (четыреста тысяч) руб. 00 коп. по 200 000 (двести тысяч) руб. 00 коп. в пользу каждого ребенка; во взыскании 100 000 (ста тысяч) руб. 00 коп. отказать.

Взыскать в пользу Михайловой Джульетты Владимировны, действующей в интересах несовершеннолетних Михайлова Никиты Александровича и Михайловой Маргариты Александровны с ФГБУ Российская Академия Наук компенсацию морального вреда в размере 300 000 (триста тысяч) руб. 00 коп. по 150 000 (сто пятьдесят тысяч) руб. 00 коп. в пользу каждого ребенка; во взыскании 200 00 (двухсот тысяч) руб. 00 коп. отказать.

Обязать ФГБУ науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук выдать Михайловой Джульетте Владимировне Акт о несчастном случае на производстве.

Отказать Михайловой Джульетте Владимировны, действующей в интересах несовершеннолетних Михайлова Никиты Александровича и Михайловой Маргариты Александровны во взыскании с ФГБУ науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук ежемесячных выплат в размере 17 086 (семнадцать тысяч восемьдесят шесть) руб. 30 коп. в пользу каждого ребенка до достижения ими совершеннолетия.

Взыскать с ФГБУ науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук, ФГБУ Российская академия наук в пользу Михайловой Джульетты Владимировны расходы на оплату услуг представителя в размере 35 000 (тридцать пят тысяч) руб. 00 коп. по 17 500 (семнадцать тысяч пятьсот) руб. 00 коп. с каждого из ответчиков.

Взыскать с ФГБУ науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук, ФГБУ Российская академия наук в пользу Михайловой Джульетты Владимировны государственную пошлину в размере 300 (триста) руб. 00 коп. по 150 (сто пятьдесят) руб. 00 коп. с каждого из ответчиков.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме, путем подачи апелляционной жалобы в Московский областной суд через Домодедовский городской суд.

Мотивированное решение изготовлено 24 января 2018 года.

Председательствующий судья                       О.Б. Рагулина

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.