Филиал ПАО "Банк ВТБ" в г. Екатеринбурге: невыплата зарплаты

Недостатки: 

Номер дела: 2-2924/2021 ~ М-1801/2021

Дата решения: 22.04.2021

Истец (заявитель): [О.] [О.] [В.]

Ответчик: Филиал ПАО "[Б] ВТБ" в г. Екатеринбурге

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН

Решение по гражданскому делу

Гражданское дело №2-2924/2021

УИД:66RS0001-01-2021-002086-75

Мотивированное решение изготовлено 29 апреля 2021 года

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

22 апреля 2021 года г. Екатеринбург

Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга Свердловской области в составе председательствующего судьи [А.] Е.С.,

при секретаре [Ф.] Т.Я.,

с участием истца [О.] О.В., представителя ответчика [Б.] ВТБ (ПАО) – <ФИО>3, действующей на основании доверенности от 22.10.2019,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению [О.] [О.] [В.] к [Б]у ВТБ (ПАО) о взыскании задолженности по заработной плате в виде премии, компенсации морального вреда,

установил:

[О] О.В.обратилась в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с вышеуказанным исковым заявлением к [Б] ВТБ (публичное акционерное общество) (далее по тексту – [Б] ВТБ (ПАО), [Б]), в котором просит суд взыскать с ПАО «[Б] ВТБ» в пользу [О] О.В. задолженность по заработной плате в виде премии в размере 127 045, 70 руб., компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб., понесенные судебные расходы в размере 4 500 руб.

В судебном заседании [О.] О.В. исковые требования поддержала по предмету и основаниям, просила иск удовлетворить.

Представитель ответчика [Б.] ВТБ (ПАО) – <ФИО>5 действующая на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования не признала, в том числе по доводам, изложенным в письменных возражениях на исковое заявление, указав на то, что права истца не могли быть нарушены ответчиком, поскольку у последнего отсутствовала обязанность по выплате истцу премии. Представитель ответчика указала, что ранее истцу выплачивалась премия по итогам года. Также пояснила, что соглашение, заключенное между истцом и ответчиком в декабре 2019 года, при прекращении трудовых отношений истца с ответчиком, не содержало в себе условие, согласованно сторонами относительно выплаты премии по итогам работы за 2019 год.

Заслушав лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив представленные сторонами письменные доказательства в совокупности, суд приходит к следующему.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (содержание которой следует рассматривать в контексте пункта 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

На основании ст. 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

В силу ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, суд оценивает относимостъ, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Материалами дела подтверждается, что [О.] О.В. работала в [Б]е ВТБ (ПАО) с 12.02.2009 на различных должностях (приказ о приеме на работу от 12.02.2009 №103-к), в том числе: с 12.02.2009 по 09.02.2019 <иные данные>, с 10.02.2019 по 27.12.2019 <иные данные> на основании заключенного Трудового договора от 12.02.2009 №3 (с последующими изменениями от 29.06.2018 и от 10.02.2019).

В соответствии с заключенным трудовым договором между [О.] О.В. и [Б]ом ВТБ (ОАО) за выполнение трудовых обязанностей, предусмотренных условиями Трудового договора, работнику изначально был установлен должностной оклад в размере 42 179, 00 рублей.

Кроме того, пунктом 4.2. вышеуказанного Трудового договора была предусмотрена возможность выплаты премии и иных выплат стимулирующего и компенсационного характера в случаях и на условиях, установленных локальными нормативными актами Работодателя.

Судом установлено и не оспаривалось лицами, участвующими в деле, что в период работы условия Трудового договора [О.] О.В. не оспаривались.

В соответствии с изменениями от 01.07.2010 к трудовому договору от 12.02.2009 №3, за выполнение трудовых обязанностей, предусмотренных условиями Трудового договора, работнику установлен должностной оклад в размере 50 000, 00 рублей.

В соответствии с изменениями от 01.04.2015 к трудовому договору от 12.02.2009 №3, за выполнение трудовых обязанностей, предусмотренных условиями Трудового договора, работнику установлен должностной оклад в размере 75 000, 00 рублей.

В соответствии с изменениями от 29.06.2018 к трудовому договору от 12.02.2009 №3, за выполнение трудовых обязанностей, предусмотренных условиями Трудового договора, работнику установлен должностной оклад в размере 78 000, 00 рублей.

В соответствии с изменениями от 10.02.2019 к трудовому договору от 12.02.2009 №3, за выполнение трудовых обязанностей, предусмотренных условиями Трудового договора, работнику установлен должностной оклад в размере 78 000, 00 рублей, работник принят на должность заместителя начальника отдела бухгалтерского учета и отчетности Филиала [Б] ВТБ (ПАО) в Екатеринбурге.

Приказом от 29.09.2017 №1355введено в действие Положение об оплате труда работников [Б]а ВТБ (ПАО).

Согласно разделу 3 Положения в состав заработной платы входит должностной оклад, выплаты за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, выплаты, предусмотренные работникам за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, надбавки стимулирующего характера, выплаты поощрительного характера.

Так, в [Б]е могут приниматься решения о премировании работников по результатам работы за отчетный период (месяц, квартал, год), а также о единовременном премировании за выполнение отдельных задач, способствующих повышению общих результатов деятельности [Б]а (п. 3.4.5.1). Работнику в зависимости от его личных достижений в работе, конкретного вклада в деятельность подразделения, а также эффективности работы подразделения и [Б]а в целом в отчетном периоде по представлению руководителя структурного подразделения [Б]а дополнительно к должностному окладу может выплачиваться премиальное вознаграждение (п. 3.4.5.2). Премиальное вознаграждение не является гарантированной выплатой, основанием для премирования является соответствующее решение руководства [Б]а (п. 3.4.5.3). Целевые показатели (качественные и количественные) и/или задач/поручения, выполнение которых служит основанием для решения о премировании, сроки и прочие условия определяются в соответствии с установленным в [Б]е порядком (п. 3.4.5.4). Определение размера премии работнику, представленному к премированию, производится с учетом его личной эффективности, достижения высоких показателей в работе, конкретного вклада в деятельность подразделения и [Б]а в целом в отчетном периоде (п. 3.4.5.5). Премиальное вознаграждение по итогам работы за отчетный период, как правило, может выплачиваться работникам списочного состава по состоянию на последний рабочий день соответствующего отчетного периода (п. 3.4.5.6). Периодичность и условия выплаты премий, размеры премий работников, порядок премирования определяется решениями руководства [Б]а (п. 3.4.5.7).

Приказом от 19.06.2018 №1055 введены в действие Изменения и дополнения № в Положение об оплате труда работников [Б] ВТБ (ПАО), введенное в действие приказом [Б]а от 29.09.2017 №1355.

Согласно указанным Изменениям п. 3.4.5.7 Положения изложен в следующей редакции: «Периодичность и условия выплаты премий, размеры премии работников, порядок премирования определяются решениями руководства [Б]а, локальными нормативными актами работодателя, а также распорядительными документами должностных лиц [Б]а, издаваемыми в рамках предусмотренных полномочий.

Для отдельных категорий работников условия выплаты премий, размер премии определяются соответствующими условиями трудовых договоров.

Конкретная дата выплаты премии работникам [Б]а устанавливается не позднее 15 календарных дней с даты принятия решения о премировании руководством [Б]а».

Из материалов дела следует, что 27.12.2019 трудовой договор между истцом и ответчиком расторгнут по п. 1 ч. 1 ст. 77 Трудового Кодекса Российской Федерации, по соглашению сторон, что подтверждается приказом о прекращении Трудового договора от 23.12.2019 №5255 лс.

При этом 23.12.2019 между [Б.] ВТБ (ПАО) и [О.] О.В. подписано соглашение о прекращении (расторжении) Трудового договора № от 12.02.2009, в соответствии с п. 3 которого предусмотрено, что [Б] принимает на себя обязательства по выплате в дополнение к компенсациям, установленным законодательством, выходное пособие в размере 269 100 руб. Условия указанного соглашения [Б]ом исполнены в полном объеме.

Разрешая заявленные истцом требования по существу, суд полагает, что требования истца о взыскании премии по итогам работы за 2019 год, подлежат удовлетворению в силу следующего.

В соответствии со ст. 5 Трудового Кодекса Российской Федерации регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений наряду с установленными данной нормой источниками Трудового права осуществляется также коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами, содержащими нормы Трудового права.

Согласно ч. 2 ст. 5, ст. 9 Трудового Кодекса Российской Федерации в коллективных договорах, соглашениях, а также в локальных нормативных правовых актах и трудовых договорах возможно закрепление дополнительных по сравнению с действующим законодательством гарантий работникам и случаев их предоставления.

При этом, работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы Трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров (ст. 22 Трудового Кодекса Российской Федерации).

В соответствии с трудовым законодательством регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться путем заключения, изменения, дополнения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров. Коллективные договоры, соглашения, трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы Трудового права. Если такие условия включены в коллективный договор, соглашение или трудовой договор, то они не подлежат применению (ст. 9 Трудового Кодекса Российской Федерации).

К числу основных принципов правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений ст. 2 Трудового Кодекса Российской Федерации относит обязанность сторон Трудового договора соблюдать условия заключенного договора, включая право работодателя требовать от работников исполнения ими трудовых обязанностей и бережного отношения к имуществу работодателя и право работников требовать от работодателя соблюдения его обязанностей по отношению к работникам, Трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы Трудового права.

В силу ст. 57 Трудового Кодекса Российской Федерации обязательными для включения в трудовой договор являются, в частности, условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты компенсации за тяжелую работу и работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях, с указанием характеристик условий труда на рабочем месте.

Таким образом, система оплаты труда применительно к ст. 135 Трудового Кодекса Российской Федерации включает доплаты и надбавки стимулирующего характера (ст. 191 Трудового Кодекса Российской Федерации - Поощрения за труд).

При этом, установленный в организации локальными нормативными актами фиксированный размер оплаты труда основан на нормах прямого действия, поскольку они служат непосредственным основанием для соответствующей выплаты работнику, полностью отработавшего норму рабочего времени и выполнившего трудовые обязанности в нормальных условиях труда. Издание работодателем дополнительного приказа в таком случае не требуется.

В соответствии с ч. 1 ст. 191 Трудового Кодекса Российской Федерации работодатель поощряет работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности (объявляет благодарность, выдает премию, награждает ценным подарком, почетной грамотой, представляет к званию лучшего по профессии).

Поощрение работника за достижение определенных результатов в труде в форме премирования может осуществляться путем начисления и выплаты регулярных премий или разовых (единовременных) премий.

Под регулярными премиями понимается денежное поощрение, выплачиваемое по заранее утвержденным показателям (в соответствии с системой премирования), которое составляет часть заработной платы.

Разовые (единовременные) премии являются поощрением работника за особые достижения в труде и выплачиваются в связи с праздничными или торжественными датами, по итогам смотров или конкурсов (ст. 191 Трудового Кодекса Российской Федерации). Разовые (единовременные) премии не являются составляющей заработной платы. Выплата таких премий является правом работодателя.

Взыскиваемая истцом премия по результатам работы за 2019 год, как следует из содержания действующего у ответчика Положения об оплате труда работников [Б] ВТБ (ПАО) является регулярной (выплачивается по итогам работы каждого года в период действия Положения.). Такая премия была выплачена истцу в 2019 году за работу в 2018 году, что не оспаривалось представителем ответчика в судебном заседании.

Возражая против удовлетворения исковых требований и указывая на то, что выплата такой премии по смыслу ст. ст. 22, 135, 191 Трудового Кодекса Российской Федерации и по смыслу п. 3.4.5.3. Положения, является не обязанностью, а правом работодателя, который определяет для целей начисления премии основания для премирования по каждому работнику отдельно (вклад каждого работника в результат работы за соответствующий год, конкретные достижения работника, за которые ответчик, по своей инициативе, учитывая такие достижения, начисляет и выплачивает ему премию), ответчиком не учтено положения ст. ст. 3, 132 Трудового Кодекса Российской Федерации, согласно которым запрещение дискриминации в сфере труда; запрещается какая бы то ни было дискриминация при установлении и изменении условий оплаты труда и которыми установлено, что заработная плата каждого работника зависит от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда и максимальным размером не ограничивается, за исключением случаев, предусмотренных указанным Кодексом.

Как следует из письменных возражений, представленных в материалы дела представителем ответчика, и пояснений данных в ходе рассмотрения дела по существу, ответчик, в нарушение положений ст. ст. 3, 132 Трудового Кодекса Российской Федерации, при решении вопроса о премировании работников за работу в 2019 году, не оценивал сложность выполненной истцом в 2019 году работы, количество и качество затраченного истцом труда и вообще не рассматривал истца как работника, которому может быть начислена премия по итогам работы за 2019 год, что является дискриминацией в сфере труда, поскольку ставит истца в неравное положение с другими работниками. Достоверных доказательств свидетельствующих об обратном, суду не представлено.

Указания представителя ответчика на отсутствие у истца в течение 2019 года особых достижений, выводов суда об обоснованности иска не опровергают, не свидетельствуют об отсутствии у истца права на получение соответствующей премии.

При этом не основным на законе суд находит указания представителя ответчика на положения п. 6 Соглашения о прекращении (расторжении) Трудового договора №3 от 12.02.2009, заключенного между истцом и ответчиком 23.10.2019, согласно которого стороны определили, что при выполнении [Б.] условий настоящего Соглашения (касающегося выплаты ответчиком истцу в дополнение к компенсациям, установленным законодательством, выходного пособия в размере 269 100 руб.), обязательства [Б]а перед работником по оплате труда считаются выполненными в полном объеме.

Так, вышеуказанным Соглашением определенны условия и обязательства сторон относительно расторжения Трудового договора №3 от 12.02.2009 и выплаты в дополнение выходного пособия, условия, порядок и размер иных выплат, в том числе заработной платы, премиальных, которые ответчику надлежало произвести истцу, в соответствии с положениями действующего законодательства и нормативных актов [Б]а, указанное соглашение не предусматривает.

Доводы представителя ответчика о том, что выплата спорной премии является безусловным правом ответчика, основанным на положениях ст. ст. 22, 191 Трудового Кодекса Российской Федерации, поскольку именно так сформулированы соответствующие нормы Положения (раздел 3.4.5.«Выплаты поощрительного характера») суд не принимает во внимание, поскольку такое применение норм Положения противоречит положениям ст. ст. 3, 132 Трудового Кодекса Российской Федерации.

В ходе рассмотрения дела, представитель ответчика не оспаривал, что премию по итогам работы за 2019 год ответчик начислил и выплатил, при этом, право на получение премии работникам, которые на момент ее начисления не состоят с ответчиком в трудовых отношениях закреплено в п. 3.4.5.5 Положения и не оспаривалось ответчиком, таким образом, кандидатура истца, как бывшего работника организации-ответчика, работавшего в 2019 году должна была оцениваться ответчиком, наряду с другими работниками, для определения права и этого работника на годовую премию, чего ответчиком сделано не было.

Установление увольняющимся работникам худших условий оплаты труда, отличающихся от условий оплаты труда работников, трудовые отношения с которыми продолжаются, или с работниками, трудовые отношения с которыми прекращены по иным основаниям, является дискриминацией в сфере оплаты труда.

Прекращение Трудового договора с работодателем, по общему смыслу закона, не лишает работников права на получение соответствующего вознаграждения за труд - заработной платы, в том числе и на получение соответствующих стимулирующих выплат за проработанное время.

С учетом изложенных обстоятельств, суд приходит к выводу, что с ответчика в пользу истца надлежит взыскать задолженность по заработной плате в виде премии (по итогам работы за 2019 год) в размере 127 045, 70 руб. Расчет указанного истцом размера невыплаченной премии судом проверен, ответчиком не оспорен, контрасчета не представлено.

В соответствии со ст. 237 Трудового Кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости (п. 63 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса Российской Федерации»).

Учитывая степень вины нарушителя, объем и характер причиненных истцу нравственных страданий (образовалась задолженность по оплате жилья и коммунальных услуг), принимая во внимание отсутствие правовых норм, определяющих материальные критерии, эквивалентные нравственным страданиям, руководствуясь требованиями разумности и справедливости, и исходя из судейской убежденности, суд считает необходимым установить размер компенсации морального вреда, подлежащий возмещению с ответчика в пользу истица, в сумме 5 000 руб.

Каких – либо допустимых и относимых (статьи 59, 60 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации) доказательств, свидетельствующих об обратном, в материалы дела не представлено.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В силу ст. 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся: суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам; расходы на оплату услуг переводчика, понесенные иностранными гражданами и лицами без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации; расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд; расходы на оплату услуг представителей; расходы на производство осмотра на месте; компенсация за фактическую потерю времени в соответствии со статьей 99 настоящего Кодекса; связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, понесенные сторонами; другие признанные судом необходимыми расходы.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Частью 1 ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Истцом заявлено требование о взыскании с ответчика судебных расходов в размере 4500 руб., в подтверждение названных требований, в соответствии с положениями ч.1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, истцом в материалы дела представлено Соглашение об оказании юридической помощи от 18.02.2021 (заключенное между [О.] О.В. (Доверитель) АБ «Кацайлиди и партнеры» (Адвокатское бюро), квитанция от 18.02.2021 и чек на сумму 4 500 рублей полученных Адвокатским бюро «Кацайлиди и партнеры» от [О.] О.В.

Предметом соглашения является составление искового заявления о взыскании премий с [Б]а ВТБ.

Вознаграждение по соглашению составляет 4 500 руб. (п. 2.1).

Факт оплаты [О.] О.В. оказанных услуг, во исполнение обязательств, принятых на себя в соответствии с соглашением, подтверждается квитанцией, чеком об оплате Адвокатскому бюро «Кацайлиди и партнеры» от [О.] О.В. денежной суммы в размере 4 500 руб.

Следовательно, общий размер понесенных истцом [О.] О.В. расходов по оплате юридических услуг составил 4 500 руб.

Указанные выше обстоятельства, ни кем из лиц, участвующих в деле, не опровергнуты в ходе рассмотрения заявления по существу, доказательств обратного в материалы дела не представлено.

В соответствии с п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (часть 3 статьи 111АПК РФ, часть 4 статьи 1ГПК РФ, часть 4 статьи 2КАС РФ).

Оценив все представленные доказательства, суд приходит к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика в пользу истца расходов по оплате юридических услуг в размере 4500 руб.

В силу ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина - в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

Принимая во внимание вышеуказанные обстоятельства, руководствуясь положениями ст. 333.19 Налогового кодекса российской Федерации, суд взыскивает с ответчика в доход местного бюджета расходы по уплате государственной пошлины в размере 4 040, 91 руб.

Иных требований, равно как требований по иным основаниям сторонами суду не заявлено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд,

решил:

исковые требования [О.] [О.] [В.] к [Б]у ВТБ (ПАО) о взыскании задолженности по заработной плате в виде премии, компенсации морального вреда, удовлетворить.

Взыскать с [Б]а ВТБ (ПАО) в пользу [О] [О.] [В.] задолженность по заработной плате в виде премии в размере 127 045, 70 руб., компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб., понесенные судебные расходы в размере 4 500 руб.

Взыскать с [Б]а ВТБ (ПАО) в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 4 040, 91 руб.

Решение может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда в течение месяца с момента изготовления решения суда в окончательной форме, с подачей апелляционной жалобы через Верх – Исетский районный суд г. Екатеринбурга.

Судья Е.С. [А.]

Добавить комментарий ↓

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Хотите получать комментарии к отзыву на email?

Проголосуйте за отзыв:

Банки: отзывы о работе в Екатеринбурге




Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.