Шахта Южная филиал АО Черниговец: травма работника

Описание: 

Номер дела: 2-518/2020 ~ М-265/2020

Дата решения: 14.07.2020

Дата вступления в силу: 15.08.2020

Истец (заявитель): Синявский Евгений Степанович

Ответчик: Шахта Южная филиал АО Черниговец

Результат рассмотрения: Иск (заявление, жалоба) УДОВЛЕТВОРЕН ЧАСТИЧНО



Решение по гражданскому делу

УИД № 42RS0040-01-2020-000426-80

Номер производства по делу (материалу) № 2-518/2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

г. Кемерово                                                                    14 июля 2020 года

Кемеровский районный суд Кемеровской области в составе председательствующего судьи Тупицы А.А.,

с участием прокурора Большаковой Е.В.,

с участием помощника судьи Гольцевой Е.В.,

при секретаре Поддубной А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Синявского Евгения Степановича к "Шахте Южная" (филиал АО "Черниговец") о признании недействительным акт о несчастном случае на производстве в части установления степени вины пострадавшего, возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, компенсации морального вреда

У С Т А Н О В И Л:

Синявский Е.С. обратился в суд с иском к "Шахте Южная" (филиал АО "Черниговец") о признании недействительным акт о несчастном случае на производстве в части установления степени вины пострадавшего, возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, компенсации морального вреда, требования мотивировал тем, что с 19.01.2006 по 22.01.2020 он состоял в трудовых отношениях с "Шахтой Южная" (филиал АО "Черниговец") в качестве подземного проходчика 5 разряда.

В третью смену 19.04.2019 на участке подготовительных работ № 1 согласно наряду Синявский Е.С. производил работы по возведению временной крепи.

Во время возведения временной крепи отслоившийся кусок породы упал на ногу Синявского Е.С., в результате чего он получил повреждение здоровья <данные изъяты>

С 19.04.2019 по 06.05.2019 Синявский Е.С. находился на лечении в <данные изъяты>

В связи с тем, что травма осложнилась <данные изъяты>, Синявскому Е.С. было рекомендовано продолжить лечение <данные изъяты>, где он находился с 07.05.2019 по 28.06.2019.

Синявскому Е.С. было проведено 4 операции:

- <данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

Несмотря на произведенное лечение, выздоровление не наступило, <данные изъяты>, Синявскому Е.С. было рекомендовано продолжить лечение в условиях <данные изъяты>

15.07.2019 Синявский Е.С. получил консультацию <данные изъяты> на 31.07.2019 была назначена госпитализация.

Поскольку ответчик отказал Синявскому Е.С. в оплате пребывания в этой больнице, с 22.07.2019 Синявский Е.С. продолжил лечение <данные изъяты>

31.07.2019 Синявский Е.С. получил консультацию врача <данные изъяты>, где могла быть проведена необходимая операция.

Фельдшером <данные изъяты> 05.09.2019 Синявский Е.С. был направлен на госпитализацию и лечение в <данные изъяты>, где после осмотра и проведения диагностических мероприятий Синявскому Е.С. была проведена операция - <данные изъяты>

Согласно справке МСЭ-2017 от 23.12.2019 № 0021158 Синявскому Е.С. установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 30 %, срок утраты профессиональной трудоспособности с 23.12.2019 до 01.01.2021.

Вследствие полученного в результате несчастного случая на производстве повреждения здоровья Синявским Е.С. были понесены расходы на лечение.

В соответствии с договором об оказании платных медицинских услуг 31.07.2019 Синявским Е.С. были оплачены прием, осмотр и консультация <данные изъяты> в размере 1 150 рублей, <данные изъяты> введение лекарственных средств в размере 637 рублей 09 копеек; 01.08.2019 оплачено за обследование <данные изъяты> 11 800 рублей; произведена оплата стоимости операции - <данные изъяты> и последующего лечения в размере 72 497 рублей; после операции рекомендовано применение <данные изъяты>, которые приобретены и оплачены в размере 2 830 рублей.

Кроме того, Синявским Е.С. понесены дополнительные расходы в размере 32 000 рублей по оплате проезда на такси: на консультации, лечение в <адрес> и обратно, так как после травмы он передвигался на костылях и воспользоваться автобусом не мог.

За производство <данные изъяты> по направлению <данные изъяты> перед прохождением МСЭК Синявским Е.С. было оплачено 660 рублей.

Всего, произведенные Синявским Е.С. в связи с причинением вреда здоровью расходы составляют 121 574 рубля 09 копеек.

В результате несчастного случая на производстве Синявскому Е.С. причинен моральный вред в виде физических и нравственных страданий, вызванных травмой, сопровождавшейся сильной физической болью, и проведением многочисленных медицинских манипуляций, длительностью лечения - 8 месяцев, претерпеванием неудобства и невозможностью вести привычный образ жизни, пребыванием в немощном состоянии, т.к. длительное время он передвигался на костылях, ухудшением состояния здоровья, частичной утратой профессиональной трудоспособности – 30 %, перенесенным стрессом, тем обстоятельством, что, не достигнув пенсионного возраста он лишен возможности полноценно осуществлять трудовую деятельность и получать достойный заработок, жесткого, безжалостного отношения работодателя, необоснованно обвинившего в происшедшем, вынудившего его после происшедшего несчастного случая уволиться с работы, где он проработал более 10 лет.

Комиссией в составе главного инженера ФИО1, заместителя главного инженера по ТБ и ОТ ФИО2, старшего уполномоченного по охране труда ФИО3 произведено расследование несчастного случая, происшедшего с Синявским Е.С. 19.04.2019, по результатам которого составлен акт № 6 по форма Н-1 о несчастном случае на производстве, в котором степень вины Синявского Е.С. установлена в размере 25 %.

С выводом комиссии в части определения вины Синявского Е.С. в происшедшем несчастном случае на производстве он не согласен по следующим основаниям.

Из акта о несчастном случае на производстве от 23.04.2019 № 6 следует, что причинами несчастного случая явилось нарушение паспорта крепления выработки в части отсутствия временной крепи, а также личная неосторожность пострадавшего в части нахождения пострадавшего в опасной зоне - незакрепленном пространстве.

Однако при расследовании обстоятельств несчастного случая комиссией не установлено местонахождение Синявского Е.С. в незакрепленном пространстве при выполнении работ по возведению временной крепи, и в акте в части описания обстоятельств несчастного случая об этом ничего не указано.

В связи с этим выводы комиссии о причинах несчастного случаям в части личной неосторожности пострадавшего не соответствуют установленным при расследовании обстоятельствам несчастного случая и материалам расследования.

Синявский Е.С. считает, что он не допустил грубой неосторожности, которая содействовала бы возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, и являющейся основанием установления степени вины в процентах.

Работа Синявским Е.С. выполнялась в полном соответствии с документацией на проведение и крепление конвейерного штрека 2В со сбойки № 2, работа выполнялась в незакрепленном пространстве в соответствии с полученным заданием, но Синявский Е.С. при этом стоял в закрепленной части выработки.

Несчастный случай на производстве является страховым случаем, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.

Синявский Е.С. просит признать недействительным акт от 23.04.2019 № 6 о несчастном случае на производстве в части пп. 2 п. 9 и абз. 5 п. 10, в том числе вывод о том, что комиссией в его действиях усматривается факт грубой неосторожности и установлена степень вины в размере 25 %; взыскать с ответчика в возмещение вреда здоровью расходы на лечение и иные дополнительные расходы в размере 121 574 рубля 09 копеек, компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей.

В судебном заседании представитель АО "Черниговец" Дудченко А.С., действующий на основании доверенности от 31.12.2019 № 2163, исковые требования не признал полностью, поскольку обстоятельства несчастного случая от 19.04.2019 установлены надлежащим образом; Синявский Е.С. нарушил правила проведения и крепления конвейерного штрека и допустил при этом неосторожность; в рамках отраслевого соглашения Синявскому Е.С. произведена денежная выплата в размере 388 938 рублей 31 копейка.

Представитель ГУ-КРОФФС РФ в судебное заседание не явился, юридическое лицо о времени и месте судебного заседания извещено надлежащим образом, об отложении рассмотрения дела не ходатайствовало, в соответствии со ст. 167 ГПК РФ дело может быть рассмотрено в его отсутствие.

Заслушав объяснения истца Синявского Е.С. и его представителя Ермаковой И.А., действующей на основании ордера от 29.05.2020 № 1563 (л.д. 105), представителя АО "Черниговец" Дудченко А.С., допросив свидетелей, исследовав письменные материалы дела, заслушав заключение прокурора, суд приходит к следующему.

В силу ст. 12 ГК РФ, ст. 56 ГПК РФ каждое лицо имеет право на защиту своих гражданских прав способами, предусмотренными законом, правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как основание своих требований и возражений.

В соответствии со ст. 1, ст. 8 ГК РФ выбор способа защиты права избирается истцом, при этом он должен соответствовать характеру допущенного нарушения и удовлетворение заявленных требований должно привести к восстановлению нарушенного права или защите законного интереса.

В соответствии с ч. 1 ст. 21 Трудового Кодекса РФ работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном Трудовым кодексом РФ, иными федеральными законами, обязательное социальное страхование в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Согласно ст. 22 Трудового Кодекса РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу ч. 1 ст. 212 Трудового Кодекса РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

В соответствии с ч. 1 ст. 219 Трудового Кодекса РФ каждый работник имеет право на рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда, а также гарантии и компенсации, установленные в соответствии с данным Кодексом, коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом, трудовым договором, если он занят на работах с вредными и (или) опасными условиями труда.

Согласно ст. 3 Закона РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

Судом установлено следующее.

Синявский Е.С. на основании Трудового договора от 05.10.2006 (л.д. 68-69) и приказа от 05.10.2006 № 499-к (л.д. 70) состоял в трудовых отношениях с "Шахтой Южная" (филиал АО "Черниговец") с 19.01.2006 по 22.01.2020 в качестве подземного проходчика 5 разряда.

Трудовые отношения Синявского Е.С. с "Шахтой Южная" (филиал АО "Черниговец") прекращены 22.01.2020 (приказ от 22.01.2020 № 0025-к).

В третью смену 02:30 час. 19.04.2019 в призабойной части подземной горной выработки конвейерный штрек 2В на участке подготовительных работ № 1 "Шахта Южная" (филиал АО "Черниговец"), расположенной в п. Разведчик Кемеровского муниципального округа Кемеровской области, имел место несчастный случай, при этом после проходки комбайном 1 метра породы и производства оборки кровли проходчик подземный 5 разряда Синявский Е.С. в составе бригады начал производить перетяжку кровли, наклонился, чтобы поднять с почвы выработки третью затяжку, и в этот момент отслоившимся куском породы ему была причинена травма <данные изъяты> травма относится к категории легких (л.д. 100).

Согласно ст. 230 Трудового Кодекса РФ по каждому несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай на производстве и повлекшему за собой необходимость перевода пострадавшего в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, на другую работу, потерю им трудоспособности на срок не менее одного дня либо смерть пострадавшего, оформляется акт о несчастном случае на производстве по установленной форме в двух экземплярах, обладающих равной юридической силой, на русском языке либо на русском языке и государственном языке республики, входящей в состав Российской Федерации.

В акте о несчастном случае на производстве должны быть подробно изложены обстоятельства и причины несчастного случая, а также указаны лица, допустившие нарушения требований охраны труда.

Комиссией в составе главного инженера ФИО1, заместителя главного инженера по ТБ и ОТ ФИО2, старшего уполномоченного по охране труда ФИО3 произведено расследование данного несчастного случая, и по результатам расследования составлен акт № 6 по форме Н-1 (л.д. 8-9).

Согласно указанному акту причиной несчастного случая явились нарушения паспорта крепления выработки в части отсутствия временной крепи и личная неосторожность Синявского Е.С. в части нахождения в опасной зоне - незакрепленном пространстве.

Согласно ст. 231 Трудового Кодекса РФ разногласия по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев, несогласия пострадавшего с содержанием акта о несчастном случае рассматриваются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление федерального государственного надзора за соблюдением Трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы Трудового права, и его территориальными органами, решения которых могут быть обжалованы в суд.

По смыслу указанной статьи заявитель имеет право альтернативной подачи заявления о рассмотрении разногласий по вопросам расследования, оформления и учета несчастного случая на производстве, как в орган государственной инспекции труда, так и в суд.

Таким образом, нормативными актами Российской Федерации не предусмотрен досудебный порядок разрешения данных споров.

Согласно п. 54, п. 55 Федеральных норм и правила в области промышленной безопасности "Правила безопасности в угольных шахтах" (утв. Приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 19.11.2013 № 550) проведение и крепление горных выработок осуществляют в соответствии с документацией по проведению и креплению горных выработок; способы и приемы ведения горных работ по проведению и креплению горных выработок должны исключать обвалы и обрушения пород в рабочем пространстве.

Согласно документации на проведение и крепление конвейерного штрека 2В со сбойкой № 2 по пл. Владимирский II "Шахта Южная" (филиал АО "Черниговец"), с которой Синявский Е.С. ознакомлен под роспись, в начале смены машинист комбайна и проходчики осматривают рабочее место, производят оборку забоя, проверяют качество крепления, исправность машин и оборудования в соответствии с требованиями инструкций и ПБ.

До начала работ забой и призабойное пространство должны быть приведены в безопасное состояние.

Из-под защиты постоянной крепи, специальной пикой, не менее 2,5 м., кровля и борта забоя должны быть обобраны и освобождены от нависающих кусков породы.

После подготовки рабочего места МГВМ приступает к обработке забоя. Отбойка и погрузка горной массы производится комбайном на конвейер.

После полного оконтуривания выработки на глубину заходки (шаг крепления) производится оборка забоя пикой из-под защиты постоянной крепи. Затем производится монтаж рабочего полка в забое.

При креплении выработок анкерной крепью из-под защиты постоянной крепи производится подвешивание решетчатой затяжки к ранее установленной решетке, и соединение их между собой при помощи замка и металлического прутка или металлической проволоки d = 2-4 мм.; далее производится монтаж конструкции предохранительной крепи.

Запрещается производить какие-либо работы в незакрепленном пространстве.

Согласно п. 1.4, п. 3.3, п. 3.13 Инструкции по охране труда для проходчика подземного (л.д. 71-85), с которой Синявский Е.С. также ознакомлен под роспись (л.д. 86-87), проходчик горных работ обязан соблюдать требования по охране труда и промышленной безопасности, предусмотренные трудовым (коллективных) договором (соглашением), правилами внутреннего Трудового распорядка предприятия, Правилами безопасности в угольных шахтах (п. 1.4, л.д. 72 запрещается присутствие людей в незакрепленных участках выработки, а также в местах разрушения крепи; в зоне возможного поражения разлетающимися кусками угля и породы (п. 3.3, л.д. 74 пространство между забоем и постоянной крепью должно быть закреплено временной крепью; возведение постоянной крепи производится под защитой временной крепи, конструкция которой обеспечивает безопасность ведения работ (п. 3.13, л.д. 77).

Суд считает, что комиссия при установлении причин несчастного случая обоснованно усмотрела в действиях Синявского Е.С. нарушение п. 3.3, п. 3.13 Инструкции по охране труда для проходчика подземного, поскольку после проходки комбайном породы оборка кровли специальной пикой была произведена ненадлежащим образом, о чем свидетельствует фактическое обрушение породы; кроме того, Синявский Е.С. допустил свое нахождение в незакрепленном участке выработки, что подтверждается эскизом места несчастного случая (л.д. 99), и на что объективно указывает падение отслоившегося куска порода на часть тела Синявского Е.С.

Суд считает объяснение Синявского Е.С. в суде о том, что кусок породы в процессе падения изменил траекторию падения и под углом начал падать вниз под закрепленное пространство необоснованными, поскольку при рассмотрении дела объективных доказательств тому не представлено; более того, падение отслоившегося сверху куска породы под углом по отношению к поверхности земли противоречит законам физики, а доводы Синявского Е.С. о том, что траектория падения куска породы была изменена в результате его попадания на часть крепи также объективно ничем не подтверждается, и впервые данная версия возникла только в суде.

При даче объяснений в ходе расследования причин несчастного случая ни Синявский Е.С. (л.д. 96), ни проходчик ФИО4 (л.д. 97), ни проходчик ФИО5 (л.д. 98) нахождение Синявского Е.С. в момент обрушения куска породы в закрепленном пространстве, а также какое-либо изменение траектории падения куска породы не утверждали.

Суд критически относится к показаниям ФИО5 в суде о том, что в момент обрушения куска породы Синявский Е.С. находился в закрепленном пространстве, поскольку падение сверху куска породы сверху в данном случае не причинило бы ему какого-либо вреда здоровью.

При таких обстоятельствах суд считает требования Синявского Е.С. о признании недействительным акт о несчастном случае в части установления его вины в нарушении п. 3.3, п. 3.13 Инструкции по охране труда для проходчика подземного необоснованными.

В то же время суд считает обоснованными требования Синявского Е.С. об исключении из данного акта указание на нарушение п. 3.6 Инструкции по охране труда для проходчика подземного, исключении из акта указание на наличие грубой неосторожности и степени вины в процентах.

Так п. 3.6 Инструкции по охране труда для проходчика подземного регламентирует действия проходчика при производстве отбойки горной массы с помощью взрывчатых веществ.

Однако согласно наряду (л.д. 95), отбойка горной массы с помощью взрывчатых веществ 19.04.2019 не производилась.

Согласно п. 1 ст. 14 Закона РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" если при расследовании страхового случая комиссией по расследованию страхового случая установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, размер ежемесячных страховых выплат уменьшается соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25 процентов. Степень вины застрахованного устанавливается комиссией по расследованию страхового случая в процентах и указывается в акте о несчастном случае на производстве или в акте о профессиональном заболевании. При определении степени вины застрахованного рассматривается заключение профсоюзного комитета или иного уполномоченного застрахованным представительного органа.

Таким образом, в соответствии с положениями данной нормы степень вины застрахованного устанавливается комиссией по расследованию страхового случая в процентах и указывается в акте о несчастном случае на производстве или в акте о профессиональном заболевании.

Абзац второй пункта 1 указанной нормы закона предписывает при определении степени вины застрахованного рассматривать заключение профсоюзного комитета или иного уполномоченного застрахованным представительного органа.

Согласно ч. 4 ст. 230 Трудового Кодекса РФ в акте о несчастном случае на производстве должны быть подробно изложены обстоятельства и причины несчастного случая, а также указаны лица, допустившие нарушения требований охраны труда. В случае установления факта грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению вреда или увеличению вреда, причиненного его здоровью, в акте указывается степень вины застрахованного в процентах, установленная по результатам расследования несчастного случая на производстве.

Таким образом, приведенными положениями законодательства предусмотрено, что только грубая неосторожность потерпевшего, установленная в результате расследования несчастного случая на производстве, подлежит учету и определению в процентном отношении.

Согласно мотивированному мнению первичной профсоюзной организации АО "Черниговец" Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности от 04.10.2019 № 27 (л.д. 104) в действиях Синявского Е.С. в ходе несчастного случая установлена простая неосторожность.

Поскольку в силу ч. 1 ст. 14 Закона РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" учету подлежит, в том числе, заключение профсоюзного комитета, а степень вины застрахованного в процентах указывается только в случае грубой неосторожности, то необходимо определить вину пострадавшего в форме простой неосторожности и исключить из акта указание на степень вины пострадавшего в размере 25 %.

Синявским Е.С. предъявлены требования о возмещении вреда здоровью.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

В силу п. 1. ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

В соответствии с ч. 1 ст. 184 Трудового Кодекса РФ при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

Согласно ч. 8 ст. 220 Трудового Кодекса РФ в случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с федеральным законом.

Согласно правовым позициям, изложенным в сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации, закрепленный в Федеральном законе "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" принцип гарантированности возмещения причиненного вреда предполагает защиту нарушенных прав в полном объеме (Определения от 1 декабря 2005 г. N 460-О, от 3 ноября 2006 г. N 445-О в силу пункта 2 статьи 1 данного Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" предусмотренное этим Федеральным законом право застрахованных лиц на возмещение вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию, осуществляемое на основании данного Федерального закона, не ограничивается: работодатель несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации (Определения от 11 июля 2006 г. N 301-О и от 21 декабря 2006 г. N 580-О).

В частности, обязательства вследствие причинения вреда установлены в параграфе 2 главы 59 ГК РФ, положения статей 1084, 1085 и 1086 которого определяют объем и характер возмещения вреда, причиненного гражданину повреждением здоровья при исполнении им договорных обязательств, а также размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода).

Согласно статье 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст. 931, п. 1 ст. 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако, если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов. При временной или стойкой утрате профессиональной трудоспособности лечение соответствующих категорий граждан осуществляется в рамках бесплатной амбулаторно-поликлинической и стационарной медицинской помощи, в том числе бесплатной лекарственной помощи в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Из приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что в случае причинения вреда здоровью гражданина расходы на его лечение и иные понесенные им дополнительные расходы, вызванные повреждением здоровья, подлежат возмещению такому гражданину (потерпевшему) причинителем вреда или иным лицом, на которого в силу закона возложена такая обязанность, при одновременном наличии следующих условий: нуждаемости потерпевшего в этих видах помощи и ухода, отсутствии права на их бесплатное получение, наличии причинно-следственной связи между нуждаемостью потерпевшего в конкретных видах медицинской помощи и ухода и причиненным его здоровью вредом. При доказанности потерпевшим, имеющим право на бесплатное получение необходимых ему в связи с причинением вреда здоровью видов помощи и ухода, факта невозможности получения такого рода помощи качественно и своевременно на лицо, виновное в причинении вреда здоровью, или на лицо, которое в силу закона несет ответственность за вред, причиненный здоровью потерпевшего, может быть возложена обязанность по компенсации такому потерпевшему фактически понесенных им расходов.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ).

С 19.04.2019 по 06.05.2019 Синявский Е.С. находился на лечении в <данные изъяты> (л.д. 11).

С 07.05.2019 по 28.06.2019 Синявский Е.С. находился на лечении <данные изъяты> (л.д. 12-13), где ему проведено 4 операции: <данные изъяты>

15.07.2019 Синявский Е.С. получил консультацию <данные изъяты> на 31.07.2019 была назначена плановая госпитализация (л.д. 15).

Плановая госпитализация не состоялась, Синявский Е.С. с 22.07.2019 по 09.08.2019 продолжил лечение <данные изъяты> (л.д. 17).

С 06.09.2019 по 09.09.2019 Синявский Е.С. находился на лечении <данные изъяты> (л.д. 20).

В связи с полученной травмой Синявским Е.С. были понесены расходы:

- 31.07.2019 по договору об оказании платных медицинских услуг прием, осмотр и консультация <данные изъяты> в размере 1 150 рублей;

- 31.07.2019 <данные изъяты> введение лекарственных средств на сумму 637 рублей 09 копеек (л.д. 31

- 01.08.2019 обследование (мультиспиральная компьютерная томограмма с ангиографией) на сумму 11 800 рублей (л.д. 32

- 06.09.2019 оплата стоимости операции - <данные изъяты> и последующее лечение на сумму 72 497 рублей;

- 19.10.2019 приобретение <данные изъяты> на сумму 2 830 рублей (л.д. 29

- 29.11.2019 производство <данные изъяты> по направлению <данные изъяты> перед прохождением МСЭК в размере 660 рублей (л.д. 22, 25, 26).

Суд считает, что указанные расходы на лечение связаны с восстановлением здоровья потерпевшего, вред которому был причинен в результате несчастного случая; у потерпевшего отсутствует право на бесплатное получение этих видов медицинской помощи, а потому данные расходы подлежат возмещению работодателем.

Суд считает, что расходы Синявского Е.С. в размере 32 000 рублей по оплате проезда на такси ООО "ТАКСИСЕРВИС" (л.д. 33) возмещению не подлежат, при этом суд полает, что данные расходы не вызваны последствиями производственной травмы, поскольку доказательств того, что для Синявского Е.С. по медицинским показаниям приемлемо и объективно необходимо передвижение именно таким способом, не представлено; ООО "ТАКСИСЕРВИС" зарегистрировано в г. Кемерово и доказательств того, что на постоянной основе оказывает услуги по месту жительства истца, в суд также не представлено.

Кроме того, из представленных квитанций невозможно определить марку использованного автомобиля, что также лишает суд возможности оценить возможность использования для перевозки именно конкретного транспортного средства; квитанции выписаны одномоментно, о чем свидетельствуют их порядковые номера, однако в квитанциях даты выписки разные и охватывают период с мая по сентябрь 2019 года, что также ставит по сомнение объективность содержащихся в них сведений.

Синявским Е.С. предъявлены требования о компенсации морального вреда.

Согласно справке МСЭ-2017 от 23.12.2019 № 0021158 Синявскому Е.С. установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 30 %, срок утраты профессиональной трудоспособности установлен с 23.12.2019 до 01.01.2021 (л.д. 10).

В силу п. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и ст. 151 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

На основании п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (абз. 2 п. 2 ст. 1101абз. 2 п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Абз. 2 п. 3 ст. 8 Закона РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" предусмотрено, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

"Шахтой Южная" (филиал АО "Черниговец") в соответствии с п. 5.4 Отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2019-2020 год и Положением "О порядке назначения единовременной выплаты в счет компенсации морального вреда в связи с утратой профессиональной трудоспособности" Синявскому Е.С. произведена денежная выплата в размере 388 938 рублей 31 копейка.

В соответствии с Конституцией РФ в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей (часть 2 статьи 7), каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (часть 3 статьи 37), каждый имеет право на охрану здоровья (часть 2 статьи 41), каждому гарантируется право на судебную защиту (часть 1 статьи 46).

Из данных положений Конституции РФ в их взаимосвязи следует, что каждый имеет право на справедливое и соразмерное возмещение вреда, в том числе и морального, причиненного повреждением здоровья вследствие необеспечения работодателем безопасных условий труда, а также имеет право требовать такого возмещения в судебном порядке.

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, никакие иные акты, за исключением федеральных законов в предусмотренных статьей 55 Конституции РФ случаях, не могут умалять и ограничивать право гражданина на полное возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья. Соответственно, не могут ограничивать это право также и заключенные в соответствии с трудовым законодательством отраслевые соглашения и коллективные договоры.

В соответствии с ч. 2 ст. 9 Трудового Кодекса РФ коллективные договоры, соглашения, трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы Трудового права. Если такие условия включены в коллективный договор, соглашение или трудовой договор, то они не подлежат применению.

Согласно ст. 237 Трудового Кодекса РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон Трудового договора (часть 1).

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (часть 2).

Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового Кодекса РФ", в соответствии со статьей 237 названного Кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержатся и в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда".

Из содержания данных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что в случае спора размер компенсации морального вреда определяется судом по указанным выше критериям вне зависимости от размера, установленного соглашением сторон, и вне зависимости от имущественного ущерба, которым в случае Трудового увечья или профессионального заболевания является утраченный средний заработок работника.

Анализ Отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2019-2020 год и Положения "О порядке назначения единовременной выплаты в счет компенсации морального вреда в связи с утратой профессиональной трудоспособности" приводят суд к выводу о том, что выплаченная денежная сумма является не компенсацией морального вреда, а единовременным пособием, установленным названным отраслевым соглашением и положением в качестве дополнительной гарантии прав работника.

Положения отраслевых соглашений означают лишь обязанность работодателя при наличии соответствующих оснований выплатить в бесспорном порядке компенсацию морального вреда в предусмотренном размере.

Доводы ответчика о том, что работник не вправе требовать, а суд не вправе взыскивать компенсацию морального вреда в размере, большем, чем это установлено отраслевым соглашением, противоречат приведенным нормам материального права и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Факт причинения истцу морального вреда вследствие необеспечения ответчиком здоровых и безопасных условий труда установлен актом о несчастном случае.

Определяя размер компенсации морального вреда суд, руководствуясь ст. 151 ГК РФ и разъяснениями, изложенными в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", учитывает то, что часть такой компенсации работодателем выплачена истцу в добровольном порядке; принимает во внимание характер причиненного истцу вреда – вред здоровью классифицирован как легкий, однако учитывает последствия установления истцу утраты профессиональной трудоспособности и степень такой утраты, физические и нравственные страдания истца, которые носят длительный и постоянный характер, последствия производственной травмы, повлекшей неоднократное оперативное лечение, учитывает в действиях пострадавшего наличие простой неосторожности, учитывает требования разумности и справедливости, в связи с чем приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей.

Суд считает, что такой размер компенсации морального вреда будет способен загладить причиненные истцу страдания и переживания, и не поставит ответчика в тяжелое материальное положение.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, ст. ст. 50, 61.1, 61.2 Бюджетного кодекса РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, в связи с чем с ответчика подлежит взысканию в доход местного бюджета государственная пошлина с учетом требований имущественного и неимущественного характера в размере 3 272 рубля 12 копеек.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Признать недействительным акт от 23.04.2019 № 6 о несчастном случае на производстве в части нарушения Синявским Евгением Степановичем п. 3.6 Инструкции по охране труда для проходчика подземного.

Установить в действиях Синявского Евгения Степановича во время несчастного случая, имевшего место 19.04.2019, факт простой неосторожности, исключить указание на степень вины пострадавшего в размере 25 %.

Взыскать в пользу Синявского Евгения Степановича с "Шахты Южная" (филиал АО "Черниговец") в возмещение вреда здоровью 92 404 рубля 09 копеек.

Взыскать в пользу Синявского Евгения Степановича с "Шахты Южная" (филиал АО "Черниговец") компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей.

В остальной части исковых требований Синявскому Евгению Степановичу отказать.

Взыскать с "Шахты Южная" (филиал АО "Черниговец") в доход Кемеровского муниципального бюджета государственную пошлину в размере 3 272 рубля 12 копеек.

Решение может быть обжаловано сторонами и другими лицами, участвующими в деле, в апелляционном порядке в Кемеровском областном суде в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, путем подачи апелляционной жалобы (представления) через Кемеровский районный суд.

Председательствующий

Справка: в окончательной форме решение принято 14.07.2020.

Судья                                                                         А.А. Тупица

Добавить комментарий

Хотите получать в Telegram уведомления о комментариях к этому посту? Перейдите по ссылке и нажмите "Старт"

Проголосуйте за отзыв:


Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.