Почему «Сибагро» избивает несогласных работников?

Почему «Сибагро» избивает несогласных работников?

Сотрудника подконтрольной «Сибагро» фирмы избил директор предприятия за возражение против преувеличения объемов производства кормов в официальном отчете. Теперь у отца четверых детей проблемы со здоровьем, он находится в больнице. А директор компании продолжает работать и запугивать сельчан. Всех несогласных обещают отправить в длительный отпуск в палату с койка-местом.

О чем речь?

2 ноября 2022 года директор ООО «Агро-Красноярск» Крючин Денис написал в общий чат предприятия «официальные» объемы собранного урожая. На что Владимир Никитин (разнорабочий компании) выразил сомнения в достоверности данных. Началась словесная перепалка, после которой Крючин Денис позвонил «несогласному» и вызвал того на «мужской разговор». По представлению директора (профессиональный боец UFC) компании, подконтрольной свинокомплексу «Томский» (входит в «Сибагро»), разрешить спор разговором было нельзя. Возражавшему надо было наглядно объяснить в чем он не прав и вдолбить нужные сведения кулаками. По-мужски. Двое на одного: господин Крючин позвал на встречу не только Никитина, но и своего брата Крючина Ивана (бригадира в ООО «Агро-Красноярск»). Вместе они довольно доходчиво объяснили подчиненному, что в компании существовать может единственное мнение. Очевидно, только то, которое сверху спускает «Сибагро». Никитин обратился в полицию. Однако там ему пояснили, что привлечь братьев Крючиных к уголовной ответственности не получится. «Одного избиения для этого недостаточно». Оснований нет. Поэтому директор фирмы и бригадир продолжают оставаться на свободе и запугивать работников ООО «Агро-Красноярск». Обещают, что изобьют каждого, кто тоже попытается возвратить. Теперь Никитин не знает, что делать. В отчаянии он обратился к депутату Заксобрания Красноярского края.

Интересно, разве использование служебного положения и избиение собственного сотрудника, с целью закрыть ему рот, не являются достаточным основанием для возбуждения уголовного дела? За одни только угрозы причинения тяжкого вреда здоровью сотрудникам «Агро-Красноярск» Крючину должна грозить статья 119 Уголовного Кодекса России.

В заявлении Никитина сказано, что фирму контролирует «Томский свинокомплекс». Вероятно, по факту это действительно так. Однако доказать это непросто, как и отследить официальную статистику компании. Дело в том, что с 2002 года свинокомплекс вошел в состав «Сибагро», в то время как остальные свинокомплексы продолжают оставаться подконтрольными структурами. И у них можно отследить расходы, доходы и аффилированные организации.

Как видите, официально ООО «Агро-Красноярск» не входит в состав «Сибагро». В перечне подконтрольных организаций есть некое ООО «Аграрная группа – Красноярск». Однако это совсем другая организация с юридическим адресом в Большой Мурте. Предприятие с 2016 года занимается переработкой мясных изделий. «Агро-Красноярск» же зарегистрирован в 2017 году в селе Частоостровское (уставной капитал 60,01 миллиона рублей) с основной деятельностью – «выращивание пшеницы».

Но связь есть. Учредитель и официальный директор компании (Крючин нигде в бумагах не упоминается) – Гурьев Станислав Игоревич (родной брат члена правления «Сибагро» и друга Андрея Тютюшева Гурьева Руслана Игоревича). Его же ООО «ТДС-ГРУПП» с 2019 года числится управляющей организацией «Агро-Красноярск». Компания, как и «Сибагро», занимается свиноводством и производством зерновых культур. Осуществляет поставки мяса в Казахстан, Монголию и Белорусь (равно как и «Сибагро»). Имеет посевные площади в Томской области и Красноярском крае. Среди аффилированных фирм: ООО «Сельторг» (Красноярск), ООО «Агро-Красноярск», ООО «Сибирские органические продукты» (Томск), ООО «Агро» (Томск), ООО «Сиббиопродукт» (Томск).

Дальше интереснее, «Сибагро» и «ТДС-ГРУПП» вообще никак не упоминают друг друга. Будто находятся в параллельных реальностях, в интервью – тишина. Из всего этого создается впечатление, что «ТДС-ГРУПП» – еще одно детище Тютюшева. Просто неофициальное. И необходимо оно, вероятно, для ухода от уплаты налогов. Номинальный руководитель – Гурьев Станислав находится в Томске и, скорее всего, через брата или напрямую от Тютюшева получает руководство к действию. Затем передает инструкции в подконтрольные структуры. Тому же Крючину, например. А они доводят волю свиновода уже до рядовых сотрудников предприятия.

Но есть еще одна ниточка, которая позволяет предположить, что две организации связаны. Это АО «Томскагроинвест». Компания с 2013 по 2015 годы была учредителем ООО «Стройпромторг» Акулинина Андрея (он же был учредителем ООО «Сельторг» Гурьева).

АО «Томскагроинвест» занимается торговлей и предоставлением прочих финансовых услуг, кроме услуг по страхованию и пенсионному обеспечению. Ранее компания помогла Тютюшеву обанкротить ООО «Коссман» ради участков земли (63-летняя Антонюк Татьяну осталась без жилья).

С членами совета директоров «Томскагроинвест» Андрей Тютюшев знаком напрямую. Например, Черданцева Ирина, во время депутатства свиновода в законодательной думе Томской области, возглавляла там же департамент экономики, а Чубенко Константин был ее замом. Сиротин Виктор там же служил и служит до сих пор на должности начальника департамента охотничьего и рыболовного хозяйства. Щепочкину Евгению принадлежит «Межениновская птицефабрика», которая, по слухам, тесно связана с «Сибагро».

Как видите, у господина свиновода все схвачено. Все все знают и понимают, но доказать ничего не могут. Официально руки Тютюшева чисты. Как там в гимне «Сибагро» поется? «Сибагро» – профессионалы, люди, чье мастерство высоко», – поспорить сложно, лгут профессионально, мастерски, как и избивают собственных сотрудников. «Мы живем, как одна семья», – это да. Для которой нормально избить за несогласие с ложью до ухудшения зрения многодетного «члена семьи».

Впрочем, не в первый раз агрохолдинг поступает по-свински со своими работниками. Например, на свинокомплексе «Красноярский» автомобиль охранника компании, который ночью во время дежурства погиб в собственной машине, вытолкнули за пределы предприятия. Чтобы не платить вдове за «смерть на производстве»